0
4264
Газета Войны и Армии Печатная версия

16.03.2016 00:01:00

Самолеты улетают, миротворцы и советники остаются

Оптимизация военной группировки в Сирии не помешает России реализовать свои геополитические интересы в регионе

Тэги: сирия, вывод войск, асад, шойгу, путин, исламское государство, николай панков, тартус, хмеймим


Российских летчиков, воевавших в Сирии, в Воронеже встретили как героев. Фото РИА Новости

Вчера первая группа российских самолетов с авиабазы Хмеймим прибыла в пункты постоянной дислокации на территорию России. Нестандартные шаги Москвы, связанные с неожиданным выводом основного военного контингента из Сирийской Арабской Республики (САР), несмотря на разъяснения российского руководства, все же вызывают вопросы. Главный из них – кто же продолжит эффективную борьбу против непримиримых моджахедов.

Полугодовая боевая работа российской авиации и кораблей ВМФ нанесла значительный урон врагам президента Сирии Башара Асада. Но вряд ли можно сказать, что сирийские правительственные войска добились окончательной победы. Министр обороны России Сергей Шойгу в понедельник на встрече с Владимиром Путиным заявил, что «при поддержке нашей авиации сирийские войска освободили 400 населенных пунктов и более 10 тыс. кв. км территории». Но это лишь 5,4% территории всей САР. Отряды «Исламского государства» (ИГ – террористическая организация, запрещенная в РФ), а также другие группировки моджахедов по-прежнему контролируют большую часть Сирии. На них не распространяется перемирие, борьба с ИГ продолжается, но уже без активного участия Воздушно-космических сил РФ.

Хотя вчера статс-секретарь – замминистра обороны РФ Николай Панков внес важное уточнение: несмотря на сокращение, «российская авиагруппа имеет задачу продолжить нанесение ударов по объектам террористов». Панков не уточнил, сколько российских военных самолетов остается в Сирии. Однако их, видимо, по мнению Минобороны, достаточно, чтобы поддержать действия сирийской армии.

Из доклада Сергея Шойгу президенту об итогах боевой операции в Сирии можно сделать вывод о том, что российское военное ведомство уверено в окончательной победе войск Асада над непримиримыми моджахедами, поскольку «достигнут существенный перелом в борьбе с терроризмом».

Министр обороны при этом особо подчеркивает успешные действия сирийских войск в районе Пальмиры, откуда прямая дорога на неофициальную столицу ИГ – Ракку. Роль успешных боевых действий в этом регионе нашим руководством подчеркивается, видимо, не случайно. Шойгу утверждает, что правительством «установлен контроль над нефтегазовыми полями вблизи Пальмиры: три больших поля, которые на сегодняшний день приступили к функционированию в повседневном режиме». А это значит, что режим Башара Асада наконец-то имеет возможность свободно получать и перерабатывать собственные энергоресурсы, которые еще недавно полностью контролировали моджахеды.

Другой вопрос: смогут ли сирийские правительственные войска, когда большая часть российской авиации покинет страну, самостоятельно развить успех на востоке страны и освободить другие нефтеносные районы от отрядов ИГ? 

Данный вопрос важен еще и в том контексте, что из Ирака и севера Сирии удар по основным группировкам моджахедов негласно готовят американцы, которые натаскивают лояльные суннитские отряды и курдские формирования для будущих боев.

Как видно из сообщения Кремля о телефонном разговоре Владимира Путина с президентом США Бараком Обамой, две страны в Сирии намерены действовать в конструктивном плане. Судя по предоставленной информации, глава РФ не обсуждал с американцами конкретные вопросы дальнейшей борьбы с ИГ. В то же время «отмечена важность плотной координации усилий представителей России и США, в том числе по военной линии, для сохранения перемирия, обеспечения доставки гуманитарной помощи в блокированные населенные пункты и эффективной борьбы с террористическими группировками». Таким образом, наглядно видно, что Москва намерена вместе с США решать преимущественно мирным путем существующие в САР проблемы.

«На решение о выводе нашей авиационной группировки из Сирии повлиял ряд факторов, – сказал «НГ» военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев. – Главный из них связан с тем, что сирийское урегулирование нельзя решить военными методами, а значит, начавшийся миротворческий процесс в САР вполне закономерен». Неткачев отмечает, что военная операция в Сирии показала «с одной стороны, мощь и эффективность современного российского оружия, с другой, то, что для ее проведения нужны значительные ресурсы. В условиях кризисной экономики это для России накладно. И, видимо, приняты иные, как говорится, гибридные способы поддержки официального Дамаска со стороны Москвы». Действует, по его мнению, и так называемый погодный фактор, ограничивающий применение сейчас в САР боевой авиации. В Сирии начинаются пыльные бури, и летать в таких условиях почти невозможно.

Судя по экспертным оценкам, несмотря на объявленный вывод основной военной группировки из Сирии, на территории страны все же остается достаточно значительный контингент офицеров и солдат Российской армии. Как сообщил вчера Интерфаксу военно-дипломатический источник, «всего в стране останутся порядка тысячи российских военных». Из них более половины – это военные советники. Приблизительно такие же данные озвучил и руководитель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров. А глава администрации президента РФ Сергей Иванов, отвечая на вопрос, останутся ли в регионе российские зенитно-ракетные системы С-400, повторил слова Владимира Путина, подчеркнувшего, что российские военные объекты в Тартусе и на аэродроме Хмеймим будут функционировать в прежнем режиме и «должны быть надежно защищены с суши, с моря и с воздуха». Кроме того, нашим военнослужащим предстоит выполнить «очень важную функцию контроля за прекращением огня и созданием условий для мирного процесса».

Данные президентом страны установки говорят, во-первых, о том, что российские самолеты в массовом порядке опять могут вернуться в Сирию и в любой момент военная операция наших Воздушно-космических сил там может быть активизирована. А во-вторых, что Россия на территории САР развертывает миротворческую операцию. Судя по всему, Центр по примирению враждующих сторон на территории Сирии остается, а российские военнослужащие уже выполняют гуманитарные миссии по перевозке продовольствия и других грузов в провинции страны для нуждающегося населения. Для приема таких грузов от различных международных организаций уже подготовлены площадки на пункте материально-технического обеспечения российского ВМФ в порту Тартус и на авиабазе Хмеймим. Какой контингент для этих целей будет задействован, пока не сообщается. Но учитывая сложность поставленных задач, он, видимо, будет значительным.  


статьи по теме


Читайте также