0
1747
Газета Воины и Армии Печатная версия

24.04.2018 00:01:00

Как предотвратить гибридную войну

В обозримой перспективе новая оттепель в отношениях России и коллективного Запада вряд ли наступит

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук.

Тэги: конфликты, гибридная война, теории, маккиндер, ратцель, мэхэн, нато, ес, россия


Если не срабатывает мягкая сила, Америка готова применить и силу жесткую. Фото с сайта www.navy.mil

Разработка и применение США и НАТО стратегий гибридных войн и гибридных угроз, их тестирование в ряде конфликтов в различных районах мира содержат прямую угрозу национальной безопасности России. Фактически гибридная война превратилась в средство межгосударственного противостояния, а размах операций и разрушительные эффекты воздействия на все жизненно важные сферы государства позволяют использовать угрозу наращивания дестабилизирующих операций (экономические санкции, кибератаки и т.п.) в качестве средства стратегического неядерного сдерживания и устрашения.

В основе стратегий борьбы консолидированного Запада за мировую гегемонию лежат известные теории британского географа и геополитика Хэлфорда Маккиндера, призывавшего к завоеванию России как центрального региона мира: «Кто владеет Хартлендом (геополитический термин, территория Евразии. – А.Б.), тот владеет Евразией. Кто владеет Евразией, тот владеет миром».

Ему вторил немец Фридрих Ратцель, который сформулировал законы экспансии, или «пространственного роста государства», основанные на утверждении о том, что «растущий народ нуждается в новых землях для увеличения своей численности». Выведенные им законы строго обосновывали неизбежность территориальных завоеваний и активно использовались в гитлеровских теориях завоевания «жизненного пространства», которые народы СССР и многих европейских стран испытали на себе.

Президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов обращает внимание и на «теорию» американского военно-морского теоретика и историка, контр-адмирала Альфреда Мэхэна, который разработал в 1890 году стратегию овладения Россией под названием «Петля анаконды», суть которой – в блокаде российской территории, воспрещении выхода в Мировой океан и к теплым морям, ограничении торговли, отхватывании ее прибрежных территорий и т.д.

Взгляды теоретиков Запада воплощаются в жизнь в стратегиях гибридной войны и цветной революции. Характерно, что приложил руку к «гибридным изысканиям» и глава Пентагона генерал Джеймс Мэттис в совместной с Фрэнком Хоффманом работе «Будущая война: восхождение гибридной войны».

Переход США к стратегии глобального сдерживания с опорой на жесткую и мягкую силу настоятельно требует от России и ее союзников совместных усилий по прогнозированию возможного использования новых подрывных технологий и планированию ответных мер в рамках единой стратегии противодействия гибридной войне. При этом следует учитывать, что при подготовке гибридной войны исполнители внутри страны-мишени заблаговременно объединяются в сеть, которая охватывает столицу, другие крупные города и отдельные регионы государства – жертвы гибридной агрессии. При этом для сетевых форм управления подготовкой и развертывания действий характерно отсутствие единого центра. Сетевая организация имеет горизонтальную архитектуру, для которой в отличие от жесткой иерархической пирамиды присущи взаимосвязанность ячеек (групп) сети и непрерывный обмен информацией между ними в масштабе времени, близком к реальному. Это обеспечивает выживаемость и работоспособность всей структуры в хаосе гражданской войны, как, например, в Сирии.

С учетом упомянутых факторов необходимо вести непрерывную разведку действий противника по подготовке и проведению операций гибридной войны, своевременно вскрывать гибридные угрозы. Меры по противодействию гибридным угрозам требуют взаимодействия с широким спектром внутригосударственных акторов: бизнес-сообществом, молодежными организациями, творческой интеллигенцией, образовательными учреждениями. Совершенствовать систему территориальной обороны, обеспечить надежную защиту границ, наладить взаимодействие с союзными и партнерскими государствами и международными организациями. Создавать необходимую национальную и международную правовую базу, на основании которой должно осуществляться противодействие новым видам агрессии. Основные направления по предотвращению дестабилизации обстановки с применением технологий управляемого хаоса должны получить отражение в Стратегии национальной безопасности РФ, Военной доктрине, Концепции внешней политики, Доктрине информационной безопасности и некоторых других документах.

При этом, однако, следует принимать во внимание, что в обозримой перспективе важным фактором сохранения однополярного мира останется решимость США укреплять глобальное лидерство с опорой на реальные преимущества, связанные с наличием у Вашингтона серьезного потенциала жесткой (военно-силовая сфера и экономика) и мягкой власти как формы внешнеполитической стратегии, предполагающей способность добиваться желаемых результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности. Это власть информации и образов, приспосабливаемая и подвижная. В современных условиях использование сочетания жесткого и мягкого воздействия на противника придает гибкость и угрожающую реальность стратегиям гибридной войны и цветной революции. В этих условиях отношения России с США и их союзниками вряд ли имеют шансы на улучшение в обозримой перспективе, нынешнее их обострение – лишь прелюдия к дальнейшим испытаниям России на прочность.   



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также