0
991
Газета Воины и Армии Печатная версия

10.07.2018 00:01:00

Британский ядерный дух с американским привкусом

Полвека назад на боевое патрулирование вышел первый подводный стратегический ракетоносец ВМС Великобритании

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – генерал-майор, доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Тэги: британия, вмс, атомная подлодка, ракеты, сша


Стратегические ракетоносцы типа «Вэнгард» вооружены американскими МБР. Фото с сайта www.royalnavy.mod.uk

Пять десятилетий назад, в середине 1968 года, первая британская атомная подводная лодка с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) Resolution, вооруженная 16 американскими ракетами Polaris, вышла на боевое патрулирование. С тех пор все ПЛАРБ, входящие в боевой состав ВМС Великобритании, несли на борту только американские баллистические ракеты (БРПЛ).

Следует отметить, что параллельно со строительством своего флота ПЛАРБ первого поколения (построено четыре субмарины – Resolution, Repulse, Renown и Revenge) британцы продолжали работать и над совершенствованием головных частей стоявших на них ракет. В связи с укреплением Советским Союзом системы защиты от ракетного нападения, и в частности развертыванием вокруг Москвы системы ПРО, британцами были предприняты шаги по модернизации своего морского компонента доставки ядерного оружия (ЯО) для преодоления этой системы.

Варианты создания такого оружия разрабатывались с середины 1960-х годов. Проект создания головной части ракеты, способной, по заявлениям британцев, преодолевать советскую ПРО, получил название Chevaline. Премьер-министр Эдвард Хит дал добро на его реализацию в 1972 году, то есть в год подписания между США и СССР Договора о ПРО. К 1980 году, когда секретность с работ по проекту была снята, общественность была, мягко говоря, удивлена его стоимостью, которая превысила 1 млрд фунтов стерлингов. Информация о такой гигантской по тем временам сумме вызвала бурю негодования даже у британских парламентариев, раскритиковавших исполнительную власть за «непомерные траты в период необузданной инфляции и общего финансово-экономического кризиса, переживаемого страной».

В то же время к концу 70-х годов во всей своей остроте встал вопрос о дальнейших планах строительства Британией своих ядерных сил. По поручению премьера Джеймса Каллагэна к концу 1978 года был подготовлен доклад, который должен был дать ответ на вопрос о том, стоит ли продолжать развитие ЯО с опорой на американцев либо же надо сделать ставку на возвращение к «полной независимости в наращивании ядерного потенциала страны». Аргументы в пользу сотрудничества с США перевесили, и Лондон обратился к Вашингтону с просьбой рассмотреть вопрос о содействии британским союзникам в «грядущем ядерном перевооружении».

Сердцевиной американо-британского соглашения о перевооружении ядерных сил Великобритании стало положение о замене ракет Polaris на систему Trident, но оснащенную британскими боеголовками и базирующуюся на новых ПЛАРБ британской постройки. Вступившая в должность в мае 1979 года британский премьер Маргарет Тэтчер получила в наследство от предшественника среди прочего и письменное обязательство американского президента о поставках БРПЛ Trident. В ходе состоявшихся секретных переговоров стороны к декабрю 1979 года достигли согласия по существу проблемы. В итоге Великобритания должна была построить флот из четырех подводных ракетоносцев с БРПЛ Trident.

На каждой ПЛАРБ предполагалось разместить по 16 ракет с тремя боеголовками каждая. Специалисты просчитали, что, если по тем или иным причинам американцы откажут своим союзникам в «техническом сопровождении», флот ПЛАРБ с ракетами Trident будет в состоянии продержаться в боеготовом состоянии не более 18 месяцев. В частности, без обеспечиваемых США данных по наводке на цели якобы пуски ракет с британских подлодок будут затруднены либо вообще бессмысленны. Тем не менее первая ПЛАРБ Vanguard с БРПЛ Trident на борту вышла в море в 1994 году, а последний ракетоносец с БРПЛ Polaris закончил патрулирование в 1996 году.

В настоящее время Великобритания имеет в составе своих ВМС четыре ПЛАРБ типа Vanguard (Vanguard, Victorious, Vigilant и Vengeance), которые приписаны к военно-морской базе Клайд в Шотландии. Принцип задействования остался прежним: одна подлодка на патрулировании, одна – на обслуживании, две оставшиеся – в разных степенях готовности. Несмотря на то что в соответствии с соглашением боеголовки для ракет якобы являются «чисто» британскими, в прессу просочились сведения о том, что их конструкция «подозрительно напоминает» американскую W76, которой оснащены некоторые ракеты ПЛАРБ из состава ВМС США. Более того, все приобретенные британцами ракеты числятся в общем с США «пуле», в связи с чем необходимый для их обслуживания обмен осуществляется с арсеналов американских ВМС. Перспективными планами военно-морского строительства Великобритании предполагается разработка и постройка серии из четырех подводных «стратегов» нового поколения типа Dreadnought – тоже с американскими ракетами (Trident II D-5).

Соглашение о приобретении Лондоном американских БРПЛ Trident вновь спровоцировало дискуссию о легитимности присутствия американского ядерного оружия на территории Великобритании и связанных с этим вопросах контроля со стороны Лондона решений американцев на его применение.

Как известно, вопрос об американских базах на территории Великобритании был поднят кабинетом Клемента Эттли еще в 1951 году, и в октябре того же года в ходе переговоров премьера с президентом США Гарри Трумэном был решен «по обоюдному согласию». В 1952 году оставшиеся несогласованными сопутствующие проблемы в данной области были урегулированы новым премьером Уинстоном Черчиллем и президентом США. В 1957 году очередной британский премьер Гарольд Макмиллан якобы договорился с американцами о том, что в случае какого-либо чрезвычайного происшествия проблема задействования американских баз в Великобритании будет решена совместно двумя правительствами, «исходя из складывающихся на тот момент обстоятельств».

По инициативе британского премьера Александра Дугласа-Хьюма в 1963 году состоялись переговоры с президентом США Линдоном Джонсоном, давшим «личные гарантии» относительно консультаций с британскими союзниками в случае необходимости задействования американских баз на британской территории. Вместе с тем оставалось невыясненным, в какой форме можно проводить «консультации» в случае лимита времени, а также будет ли вообще возможность для их проведения. А что делать в случае, если стороны не сойдутся во мнениях?

Вполне определенно на эти и подобные им вопросы ответил в 1983 году Роберт Макнамара, занимавший в 60-е годы пост министра обороны США: «Я весьма сомневаюсь в том, что когда-либо было взаимопонимание относительно того, имела ли Британия право вето». В качестве иллюстрации слов американского министра можно привести такой пример. В ходе войны на Ближнем Востоке в октябре 1973 года руководство США повысило уровень боеготовности стратегических сил, что коснулось и американского ядерного оружия на территории Великобритании, даже предварительно не поставив в известность своего союзника, что, естественно, вызвало протест официального Лондона. Генри Киссинджер, занимавший в то время посты советника президента США по вопросам национальной безопасности и государственного секретаря, как бы оправдываясь, позже отмечал в своих мемуарах: «А мы и не задумывались о юридической стороне дела!»   



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также