0
71395
Газета Концепции Интернет-версия

15.06.2018 00:01:00

Колеса для «Искандеров» продаже не подлежат

Об особенностях военно-технического сотрудничества Минска и Москвы с учетом войны в Донбассе

Владимир Зуев

Игорь Плугатарёв
Обозреватель «Независимого военного обозрения»

Об авторе: Владимир Алексеевич Зуев – военный журналист; Игорь Витальевич Плугатарев – обозреватель «НВО».

Тэги: белоруссия, россия, украина, донбасс, барановичи, полонез, т72, т90, армата, су30, мзкт, камаз, рсзо


Реактивная система залпового огня «Полонез» считается гордостью белорусских конструкторов. Фото с сайта www.vpk.gov.by

В последний день мая 2018 года белорусский президент и Верховный главнокомандующий Александр Лукашенко провел в Минске с силовиками совещание об итогах проверки национальных Вооруженных сил (ВС). Вызванная рядом причин, она началась еще в первой половине марта и продолжилась более месяца. Подводя черту (на что понадобилось еще полтора месяца), лидер Синеокой республики помимо прочего отметил: «В содержание и перевооружение армии мы вкладываем существенные средства. Войска оснащаются современными видами боевой техники, экипировкой и средствами управления. Складывающаяся военно-политическая обстановка не позволяет в настоящее время выстраивать другие пропорции финансирования государственных расходов. И впредь на нашу безопасность тратить будем столько, сколько нужно».

Он не уточнил конкретно, сколько это – «сколько нужно». Но в последние годы действительно наблюдаются куда более заметные подвижки в переоснащении белорусского войска современными техникой и вооружениями, чего долгое время не происходило. Закупки «наиболее оборонных» образцов осуществляются в России, и обошлись они Минску в 475 млн долл. за несколько лет. Об этой линейке, в которой и дивизион ЗРС С-300, и несколько батарей ЗРК «Тор-М2», и восемь учебно-боевых самолетов Як-130, и дюжина вертолетов Ми-8МТВ-5, и планы по закупке до 2020 года не менее 12 истребителей Су-30СМ, писалось не раз, повторяться не станем. Но есть смысл выделить примечательные нюансы, в общем-то, в ровном российско-белорусском военно-техническом сотрудничестве (ВТС).

И СВОИХ Т-72 ХВАТАЕТ, НО…

2 июня 2017 года белорусские военные получили очередную партию российских модернизированных танков Т-72Б3 и подписали следующий контракт с Уралвагонзаводом, обновляющим эту боевую технику. А за пару недель до этого на MILEX-2017 три белорусские компании представляли свой T-72БМЭ, являющийся результатом «глубокой модернизации» танков той же марки. Таковых в ВС РБ, по сведениям из открытых источников, насчитывается примерно 450 (в четырех мехбригадах и на базах хранения). Любопытно, что выставочный образец имел окраску «буря в пустыне», и каким потенциальным покупателям он должен был «броситься в глаза», догадываться не приходится. Тем более что, как позиционировалось, его оснащение «заточено» ни много ни мало под Т-90 – мол, не хуже! Кстати, это «излишняя гордость», ибо, по оценкам специалистов, нет никаких оснований уравнивать T-72БМЭ с экспортными вариантами российского Т-90, который по ряду характеристик дает «семьдесятдвойке» хорошую фору.

Возникает логичный вопрос: если в своей армии столько Т-72, зачем российские «такие же» закупать? В том и нюанс. Такие же, да не совсем.

Дело в том, что сами белорусы отнюдь не все могут усовершенствовать своими силами, нет у них таких возможностей. А именно неподвластны им корпус и башня, двигатель и трансмиссия с ходовой частью, да и пушка. Поэтому «глубокая модернизация» по-белорусски заключается главным образом во «внешнем» оснащении танка. Который, скажем, «принимает на броню» различного рода электронику: она способствует более совершенной навигации, управлению огнем и очень качественной радиосвязи.

Стоит лишний раз отметить, что преимущественно вся эта начинка производится в самой республике. Оснащаются ею и российские образцы, в том числе и новейший танк «Армата». И скажем, участники уже ставшего знаменитым ежегодного международного «Танкового биатлона» считают, что прицел белорусского производства «Сосна-У» – не один из лучших в мире (так думают спецы Уралвагонзавода), а «ему просто-напросто не было равных на поле учебного сражения».

Поставленные же белорусским танкистам Т-72Б3 не только оборудованы новой динамической защитой. Самое сильное в них – это абсолютно новый двигатель, мощность которого увеличена на треть, и значительно улучшенный комплекс управляемого вооружения.

Аналогичным образом – избавляясь от своих усовершенствованных военных образцов – Синеокая закупила у РФ и бронетранспортеры БТР-82А и осуществила некоторые другие приобретения. Включая, например, новую РЛС «Противник-Г» и беспилотники. Последние Беларусь также в состоянии производить сама, но, опять же, «не такие».

СУ-30СМ «ЛЕТИТ» В БЕЛАРУСЬ УЖЕ ШЕСТЬ ЛЕТ

Тормозится реализация контракта на поставку братской республике российских истребителей Су-30СМ. Лукашенко просил их у своего российского коллеги Владимира Путина еще в сентябре 2012 года. Но лед продолжает трогаться медленно. «Пока Российская Федерация не в состоянии поставить нам эти самолеты, потому что есть определенные сложности в поставке запасных частей, находящихся под эмбарго», – сообщил 14 февраля с.г. на пресс-конференции министр обороны РБ генерал Андрей Равков. «Идет локализация чисто российской машины, и к 2019 году они обещали, что это будет чисто российская машина, и мы сможем без проблем приступить к исполнительской части этого контракта», – пояснил он. По его словам, Су-30СМ могут появиться в Беларуси в 2019 году. Предусматривается, что страна будет закупать по четыре машины в год, что «позволит повысить возможности по прикрытию войск и объектов от ударов средств воздушного нападения, а также существенно обновить парк авиационной техники».

Этот парк ныне действительно аховый: практически все белорусские самолеты выработали свой ресурс и больше стоят на приколе, чем поднимаются в небо. О налете пилотов давно не сообщалось никаких данных, скорее всего это показатель более чем скромен. В 2014 году в преддверии чемпионата мира по хоккею в республике белорусское небо прикрывали в основном российские летчики, которые на несколько месяцев прилетали в Синеокую. Пропагандировалось, что это делается в рамках военного сотрудничества двух стран, но ни до, ни после ничего подобного более не наблюдалось. Разве что на крупномасштабных учениях типа прошлогоднего «Запада».

«ВЕСЕЛАЯ ИСТОРИЯ» С КОЛЕСАМИ ДЛЯ «ТОРНАДО-С»

Другой примечательный факт. В последние годы закупка Россией продукции Минского завода колесных тягачей (МЗКТ) проходила на фоне диалога о приобретении этого производства российской оборонкой. Переговоры шли ни шатко ни валко, сопровождались обменом «любезностями» с обеих сторон. Самое памятное, это когда 30 марта 2016 года «уставший» от несговорчивости Минска премьер РФ Дмитрий Медведев, будучи на Мотовилихинских заводах в Перми, предложил КамАЗу наладить производство собственного шасси для тяжелой военной техники. Ему тогда показывали РСЗО «Торнадо-С», и он поинтересовался, на каком шасси она «ездит»? Услышав о МЗКТ, он с негодованием заявил: «С этим МЗКТ веселая история. Белорусы три года продавали его нам, но так мы ни о чем и не договорились. Раз не хотят продавать – не надо, мы на КамАЗе наладим производство».

Но дальше этих слов дело не двинулось.

В 2014 году пакет акций МЗКТ чуть ли уже не продали российскому инвестору в лице ОАО «РТ-Авто» (дочерняя структура госкорпорации «Ростех»), которое должно было приобрести контрольный пакет (75% минус 1 акция) по результатам проведения допэмиссии. Средства инвестора предполагалось направить на модернизацию и техническое переоснащение. Сторонами уже были занесены перья над подписанием договоренности. Но в августе 2015 года вмешался сам Батька и резко повысил «стартовую цену» – 3 млрд долл., не меньше! И ни на цент за последующие годы ее не сбил. «Россияне нам говорят: «Мы можем за миллиард долларов такой завод построить, а вы от нас требуете два миллиарда», – пояснял он свою «обоснованную» позицию (видимо, 2 млрд долл. – это была цена «от правительства»). – Я говорю: «Попробуйте».

Разумно: построить-то можно, да где ж кадры взять?

Напомним, на белорусских колесах «ходят» не только такие махины, как «Торнадо-С» или РС-24 «Ярс», но и всякая «мелочь» типа некоторых топливозаправщиков или бронеавтомобилей «Тигр».

В экспертном сообществе по-разному оценивают возможность перехода МЗКТ под крыло российского ОПК. С одной стороны, РФ ныне весьма самодостаточна, чтобы с нуля поднять производство подобного рода. С другой же, здесь уже тоже более или менее научились не разбрасываться почем зря деньгами. А прикинули, что строительство завода «под свое шасси» для подвижных стратегических и оперативно-тактических ракетных комплексов – затея довольно неперспективная на фоне возможности рано или поздно заполучить-таки под свой контроль уже готовое предприятие с богатой конструкторской базой и огромным практическим опытом. Тем более что возможности для торга остаются – как экономические, так и политические. В общем, ближайшее будущее покажет.

БУДЕТ ЛИ, КАК В КИТАЕ, ИНДИИ ИЛИ ВЕНЕСУЭЛЕ?

В то же время при описанной «несговорчивости» в отношении МЗКТ Беларусь планирует получить доступ к российскому гособоронзаказу, о чем в конце января сообщил глава Белгосвоенпрома Олег Двигалев: «Вопросы участия в гособоронзаказе Российской Федерации прорабатываются, и в начале этого года будет несколько встреч, касающихся именно этого направления».

То ли встречи эти были секретные, то ли безрезультатные, но каких-либо подробностей о них не сообщалось. Впрочем, еще в том же январе Двигалев заметил, что в данном аспекте ВТС с Москвой «есть определенные проблемы»: «Беларусь, как и Россия, идет по пути локализации производства – максимального производства наиболее востребованных образцов вооружения на своей территории. И мы должны понимать, что это прежде всего вопросы безопасности государства».

Однако лазейки видятся чиновнику в том, что у оборонных предприятий двух стран «исторически сложились самые тесные и эффективные  результативные связи»: «Практически все наши предприятия используют комплектующие из России. Около 54% взаимодействия Беларуси в области военно-технического сотрудничества приходится на российские предприятия».

Еще за два года до этого посол России в Беларуси Александр Суриков, говоря о том, что в плане военно-технического сотрудничества «обе стороны работают как родные друг другу», упоминал, что «ведутся разговоры о производстве конечного продукта на территории Беларуси, на белорусском ВПК»: «Это совершенно разумно. Есть движение, не буду углубляться в детали». Тогда же он благосклонно отозвался и о перспективах лицензионного производства российского вооружения на территории Беларуси по аналогии с тем, как это Москва делает с Дели и другими. Заметив, что «Индия – это отдельный аспект, другая страна по объему вооружения и заказов», дипломат не исключил подобные подходы и к Беларуси.

Минск свою позицию по данному аспекту никогда внятно не озвучивал, и оттого непонятно, если ли у него вообще в этом заинтересованность. Но надо полагать, что скорее нет, чем да. В последние годы этот вектор ВТС в Синеокой еще более затупляют. В этом смысле характерно появление в 2016 году белорусского «чудо-оружия» – РСЗО «Полонез». Эту красиво названную «музыкальную» новинку волевым решением Батьки «изобрели» (как тот велосипед) якобы из-за воздержанности РФ поставить в республику «Искандеры», о вопросе приобретения которых белорусские военные заикнулись еще в 2006 году. Ага, не хотят – сами сделаем! И вот он,  «выдающийся результат», который Александр Григорьевич назвал даже «величайшим достижением»!

Исходя из вышеописанного, трудно предполагать, что Москве когда-либо может быть позволено наладить на территории РБ некое лицензионное военно-техническое производство, подобное тем, какие имеются в РФ,  Китае, Индии или Венесуэле. Непредсказуемость белорусской стороны и зыбкость изначальных условий отпугивают от этих проектов.

В то же время Лукашенко активно манит в свою вотчину Китай. 1 августа 2017 года он заявил, что на территории китайско-белорусского индустриального парка «Великий камень» под Минском могут быть размещены высокотехнологичные предприятия оборонки: «Можно совместные, можно китайские. И нужно, чтобы китайские корпорации ВПК пришли в этот парк».

В ПОЛЬШЕ – ЯНКИ, В БЕЛАРУСИ – АВИАБАЗА РФ?

Наконец, притчей во языцех стал категорический отказ Минска от размещения российской авиабазы на территории республики. Информационный бум вокруг нее вроде бы утих, но к теме время от времени возвращаются и СМИ, и политики. В том числе и первые лица самой Беларуси. В частности, 1 июня глава МИД республики Владимир Макей, находясь с рабочим визитом в Бельгии, прямо заявил, что хотя сегодня Минск не планирует размещение на своей территории иностранных военных баз, но может пересмотреть позицию. Он дал понять, что такая реакция со стороны Синеокой может возникнуть в ответ на настораживающие действия соседней Польши, которые не способствуют и без того напряженным отношениям между Западом и Россией. Как сообщалось, Варшава намерена разместить на своей территории крупный американский военный контингент, объясняя это заведомо измышленной угрозой «российской агрессии».

Историю же «быть или не быть?» российской авиабазе стоит напомнить. О ней в 2011 году договорился с самим Батькой министр обороны РФ Сергей Шойгу, о чем было официально объявлено. А через три года Лукашенко заявил, что он «ничего не знает» о том, что вырабатываются какие-то договоренности на этот счет, в то время как уже даже обсуждались площадки (Лида, Барановичи), где могли бы разместиться российские перехватчики. На главу Синеокой не повлияло даже то, что перспективу уже одобрил и президент РФ Владимир Путин. То есть в преддверии хоккейного чемпионата Лукашенко посулил, а после – «летите-ка вы, голубки, домой». Все бы ничего, бывает, передумал, но зачем же доходить до беспардонности по отношению к Москве?!

УКРАИНСКОЕ ФИАСКО ПОД ОРШЕЙ И НЕ ТОЛЬКО

А как-то Лукашенко закинул в Москву удочку в плане совместного создания нового самолета в Беларуси. Гражданского. Этакого белорусско-российского «Суперджета». Это вообще было похоже на маниловщину, потому что в республике никогда не было авиастроительной базы, разве что два авиаремонтных завода (АРЗ): 558-й под Барановичами и 571-й под Оршей.

Когда в Первопрестольной лишь пожали плечами по этому поводу, Александр Григорьевич распорядился продать украинцам Оршанский АРЗ (во времена СССР здесь реанимировали дальние бомбардировщики Ту-16 и Ту-22). И с начала 2012 года 60% его акций получило украинское АО «Мотор Сич» (также акционером является компания «Системы инвестиций и инноваций» под управлением белорусского бизнесмена Александра Садового). Эта известная в мире фирма стала восстанавливать тут вертолеты Ми-8 и Ми-24 и производить двигатели для них.

Перспективы же представлялись радужными. Шутка ли: при желании завод, располагающий аэродромом класса Б, мог даже принять в ремонт гигант-транспортник Ан-124, не говоря уже об Ил-76 или Ан-26, парочка которых была здесь отремонтирована. Впрочем, ставка делалась преимущественно на выпуск Ми-2МСБ (украинский вариант модернизации советского многоцелевого вертолета), что позволило бы заместить импорт на Украину полсотни подобных машин на сумму минимум 100 млн долл. и организовать экспорт еще такого же их количества. Но это «мелочь». А наибольший эффект должно было дать производство новых вертолетов взлетной массой побольше. Планировалось заместить импорт на Украину 150 винтокрылых пяти-шеститонников на сумму около 1,5 млрд долл. Плюс экспорт 250 таких машин должен был дать еще около 2,5 млрд.

Однако такими авиаамбициями Минск не хотел «обидеть» Москву. И в заключенном межправительственном Соглашении о реализации программы ВТС двух стран до 2020 года появился пункт, согласно которому до конца 2014 года должно быть закончено изучение вопроса по организации сборки в Беларуси легких вертолетов Ка-226Т и «Ансат» – для силовиков.

Однако сначала случились известные события 2014 года. И вскоре надежды на то, что спецы из Самостийной значительно поспособствуют поступлению весомых средств в белорусский бюджет, сначала ослабли, а ныне, похоже, и вовсе рухнули. Дело в том, что 15 мая с.г. против бывшего гендиректора завода и ряда должностных лиц «Мотор Сич» Генеральная прокуратура РБ возбудила уголовное дело по статье о превышении служебных полномочий, повлекших тяжкие последствия. Основанием послужило обвинение их в причинении предприятию «ущерба в особо крупном размере, а также существенного вреда его интересам». По данным белорусского Комитета госконтроля, на конец 2017 года завод задолжал акционерам-инвесторам свыше 20 млн долл., причем львиная доля – 18,7 млн приходится на украинскую компанию. Общая же задолженность Оршанского АРЗ составляет 35 млн долл.

Очевидно, что уголовное преследование – это начало возвращения Оршанского АРЗ под крыло государства. Как поведет себя «Мотор Сич», сейчас не знают даже в самой компании. Поэтому сколько продлится этот процесс и во что выльется его «сухой остаток», туманно. Эксперты считают, что конкуренция на авиарынке вкупе с его консервативностью не позволяет открыть на нем «еще одну лавку», тем более такую «смешную», как белорусская. Крупные же иностранные инвесторы, благодаря которым  можно было бы попытаться протиснуться в эти «калашные авиаряды», вряд ли положат глаз на это – увы – так толком и не ожившее предприятие под Оршей. Да еще и с уголовным клеймом на нем.

Начиная с 2014 года Минск вообще резко минимизировал ВТС с Киевом, тогда как прежде поставки с Украины исчислялись круглыми суммами. Минск тоже взаимовыгодно поторговывал с Киевом своими военными излишками, оставшимися от Белорусского военного округа, и не только ими.

Стороны отрабатывали ряд запущенных совместных проектов. В их рамках совершенствовался ЗРК ближнего действия Т38 «Стилет», ракеты для которого Т382 были разработаны в киевском КБ «Луч». Также делались наработки по противотанковым ракетным комплексам «Скиф», «Шершень» и «Каракал». Из Беларуси на Украину шли двигатели, аккумуляторные батареи и ремонтные комплекты для танков, БТР и БМП. Минский автозавод поставлял военные грузовики и тягачи, МЗКТ – свои фирменные шасси для артиллерийских и ракетных систем. В обеих столицах были довольны. И вот…

Глава белорусских оборонщиков генерал-майор Долголев выразился по этому поводу так: «С Украиной у нас взаимодействие в военной области сокращено, не реализуется, поскольку мы должны понимать, что Беларусь – это прежде всего площадка по урегулированию конфликта в Донбассе. В этом плане Госкомвоенпром не создает дополнительных проблем, поскольку нельзя допустить, чтобы это военно-техническое сотрудничество между двумя государствами могло как-то использоваться не в наших интересах».

В самом Киеве в это время неофициально – через СМИ – пытались потрафить вновь созданному в 2016 году белорусскому «чудо-оружию» – «Полонезу»: мол, вот чья огневая мощь могла бы преломить ситуацию в Донбассе! Но этот позыв так и остался голосом одного эксперта в хоре таких же белорусских выдумщиков, активно «продающих» стрельнувший всего пять испытательных раз «Полонез» уже чуть ли не по всему миру.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также