0
1537
Газета Дипкурьер Печатная версия

04.11.2002

"Сваха" из Кропоткинского переулка

Тэги: нюберг, посол, финляндия

Мало кто из посторонних, не допущенных в дипломатический мир людей представляет себе повседневную жизнь посла. Сверкающие лимузины, доставляющие его к руководству страны пребывания, таинственные переговоры, приемы по праздникам и визовые проблемы по будням. А что кроется за этой внешней стороной жизни посла, что он за человек, почему послан на работу именно в эту, а не в иную страну, какая у него семья? Сегодня мы представляем посла Финляндии в России Рене Нюберга.

- Выпить я вам не предлагаю: впереди еще целый рабочий день. Лучше отведаем фрукты. - Рене Нюберг усаживает меня за небольшой стол в своем полутораэтажном рабочем кабинете. В нижней его части посол Финляндии обычно принимает деловых гостей, а в той, что на несколько ступенек выше, он работает - за массивным старинным столом, окруженный шкафами с книгами.

- Когда я работал в 1970-е годы в Ленинграде вице-консулом, - всухую продолжает развивать алкогольную тему посол, - я долго не мог понять, почему мой шеф посещает руководителя местного представительства МИДа лишь после обеда. Но когда сам побывал там, то все уразумел: от главного питерского мидовца нельзя было уйти, не распив с ним бутылку коньяка. Никакие отговорки избежать этого не помогали, и сами понимаете, что рабочий день после такой встречи можно было считать уже завершенным. Слава богу, сейчас иные времена, и никто в России уже не принуждает пить за здоровье или за совместный успех...

Асфальт в честь президента

Рене Нюберг любит вспоминать смешные истории, часто и точно вставляет в свою речь образные выражения даже во время выступлений на серьезных конференциях. Прекрасно говорит по-русски. Он считает, что склонность к юмору унаследовал от родителей и дополнил за годы работы в СССР и России, где сама жизнь постоянно подбрасывает темы для анекдотов и двусмысленных афоризмов. Посол, например, до сих пор помнит, как после посещения Ленинграда президентом США Ричардом Никсоном свеженанесенный - в честь приезда "дорогого гостя" - асфальт Невского проспекта горожане прозвали "книксоном".

Нюберг в ту пору учился на курсах русского языка при одном из ленинградских институтов. Жил в общежитии с ровесниками из разных стран, любил бродить по городу и окрестностям, много читал, ходил в театры и на выставки.

Он считал, что ему, историку по образованию да еще жителю небольшой страны, соседствующей с СССР, без хорошего знания русского языка никак не обойтись. Как, впрочем, и без немецкого, английского и французского, которые Нюберг освоил еще в школе. К тому же и в его семье говорили на двух языках: с мамой он общался на шведском, с папой - на финском. Помогло многоязычие и при поступлении на работу в МИД, где Нюберг сразу оказался в отделе СССР, а в 1973 году был отправлен на должность атташе в посольство в Москве.

Жизнь в советской столице иностранные дипломаты называли тогда "золотой клеткой". Неплохая зарплата и низкие цены даже в лучших ресторанах города давали им возможность покутить вволю, однако это были в основном "междусобойчики", поскольку встречаться с "туземцами" было сложно. Поэтому Рене Нюберг с радостью воспользовался предложением о переводе на консульскую работу в "провинциальный" Ленинград, где иностранцев было меньше и общение с русскими не возбранялось.

"Алкогольный" туризм

Дел для дипломатов и здесь хватало. Ежедневно в Питер наезжали автобусами сотни финских туристов. Один из тогдашних мифов, до сих пор памятных русскому человеку, был о том, что, дескать, финны приезжали сюда, чтобы "отвести душу" вне рамок отечественного "сухого закона". На самом деле таковой не существовал, а в Питер устремлялся люд победнее, который, во-первых, не мог позволить себе дорогостоящие путевки в европейские города, а во-вторых, считал необходимым воспользоваться смешными ценами на водку в СССР. Такой туризм нередко был чисто "алкогольным". Ну и, конечно, вовсю процветала контрабанда.

Нюберг вспоминает модную уловку тогдашних фарцовщиков: если с первого взгляда им было неясно - иностранец шагает по улице или местный человек, то к нему подходили и интересовались: "Не скажете, который час?" Незнание русского языка или акцент выдавали национальность стильно одетого субъекта. "Из тех ловких ребятишек, - смеется Нюберг, - в 1990-е годы вышли, наверное, неплохие бизнесмены. Они умели очень хорошо считать..."

После работы в Питере Рене Нюберг на целых 12 лет отошел от российских дел. Трудился в Бельгии, США, Германии. И, лишь приехав послом в штаб-квартиру ОБСЕ в Вене, столкнулся с проблемами, будоражившими тогда постсоветское пространство. В январе 1995-го, на второй месяц первой чеченской кампании, он в составе делегации ОБСЕ оказался в Грозном, когда тяжелая артиллерия российских войск вела обстрел неприятельских позиций и снаряды пролетали буквально над головами дипломатов. Потом Нюберга назначили сопредседателем Минской группы по урегулированию проблемы Нагорного Карабаха.

Можно ли подкупить посла?

И вот уже без малого два года Рене Нюберг - хозяин посольского особняка в самом центре Москвы, в Кропоткинском переулке. Нюберг начинает свой рабочий день в расположенном по соседству бассейне "Чайка". К 9 часам он уже сидит с чашечкой кофе и бутербродами за чтением свежей прессы в рабочем кабинете. Но часто бывает, что завтрак носит сугубо деловой характер. "Я не ожидал, что в Москве буду общаться с деловыми людьми чаще, чем с коллегами из МИДа, - говорит посол. - Главные мои собеседники здесь, как ни странно покажется на первый взгляд, - предприниматели: и финские, и российские. Для них я исполняю роль своеобразной "свахи": подыскиваю подходящего партнера, свожу в посольских стенах, помогаю найти общий язык и, если нужно, подключаю членов нашего правительства".

По словам Нюберга, в Финляндии и в других скандинавских странах заметно короче дистанция между правительством и предпринимателями, да и в целом менее забюрократизирован, "обумажнен" сам процесс взаимодействия представителей различных деловых сторон. В России или, например в Германии - иная культура общения: все сначала надо изложить на бумаге, без предварительной переписки ни о каких встречах говорить не приходится.

По признанию Рене Нюберга, в отношениях между Россией и Финляндией сейчас не существует никаких политических проблем. Зато проблем практических, касающихся деловых интересов, более чем достаточно. "Они мне самому интересны, о них постоянно напоминают из нашего правительства, да и бурный рост экономического сотрудничества между Финляндией и Россией требует внимания именно к этой сфере общественной жизни, - говорит посол. - И прессу читаю соответствующую, чтобы разобраться в массе слухов, кочующих по Москве, сам встречаюсь с журналистами, но чаще все-таки - с бизнесменами, чиновниками, политологами. Я должен быть хорошо и своевременно осведомлен, как будет реорганизовываться та или иная отрасль российской экономики или отдельная крупная компания, какие решения предполагает принять в обозримом будущем ваше правительство. Исходя из моей информации об этом наши министры или предприниматели будут готовить свои предложения российской стороне".

Сейчас товарооборот между Россией и маленькой Финляндией составляет 7 млн. евро. Это больше, чем, к примеру, у России с Францией или Японией.

Посол с гордостью сообщает мне, что Финляндия недавно была признана самой некоррумпированной страной мира. Я в ответ интересуюсь: "А попытки подкупить посла Финляндии со стороны российских предпринимателей были?" Нюберг машет руками: "Ну что вы, это несерьезно!"

Рене Нюберг часто встречается с послами стран Балтии, каждые две недели проходят посиделки с коллегами из государств - членов Евросоюза. Им всегда есть что обсудить, ведь около 40% российского импорта из стран ЕС движется по автодорогам через финскую границу. Порой послам приходится проводить и экстренные встречи, как это было во время недавних трагических событий в Москве.

Уикенд, казалось бы, должен давать отдушину от массы срочных и важных дел, но и в субботу и воскресенье в посольских апартаментах хватает гостей. Лишь нечастые приезды близких - жены и двух дочерей - становятся предлогом для прогулок по московским паркам, вернисажам художников или для посещений театров. Нюберг сейчас впервые оказался в зарубежной командировке в одиночестве: дочери подросли и упорхнули в самостоятельную жизнь, а жена, ученый-математик, из-за важной работы тоже вынуждена остаться в Хельсинки. Правда, как раз в эти дни у посла гостит младшая дочь Катарина, которую не преминул запечатлеть вместе с отцом фотокорреспондент "НГ".


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также