0
5582
Газета Дипкурьер Печатная версия

28.12.2015 00:01:00

Венесуэла вступила в полосу перемен

Противостояние оппозиции и власти перемещается в институциональную плоскость

Эмиль Дабагян

Об авторе: Эмиль Суренович Дабагян – ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН.

Тэги: венесуэла, власть, оппозиция


Лидеры оппозиции Энрике Каприлес и Хесус Торреальба заявили, что не ставят целью немедленное смещение президента. Фото Reuters

Первый месяц календарной зимы в богатой нефтью Венесуэле выдался исключительно жарким. 6 декабря там состоялись парламентские выборы. Вердикт Национального избирательного совета, появившийся в тот же вечер, гласил: оппозиция добилась впечатляющего успеха. Спустя короткое время были обнародованы окончательные итоги. Правящая команда потерпела сокрушительное поражение. Ее сторонники получили 55 мест в однопалатной Национальной ассамблее. А оппоненты – 112 кресел. У них оказалось 2/3 мандатов. Победа убедительная, ни у кого не вызвавшая сомнений.

Неожиданными для авторитетных экспертов стали не сами итоги (их предсказывали регулярно проводившиеся социологические опросы), а относительно спокойная реакция властей. Они не стали оспаривать результаты народного волеизъявления. Несомненно, сыграло серьезную роль и присутствие международных наблюдателей в лице ряда бывших глав латиноамериканских государств. Имеется точка зрения, что весомый вклад внесло руководство вооруженных сил, порекомендовавшее политической верхушке уважать выбор граждан. При всех случаях напрашивается вывод – верх взяла демократия. И можно констатировать, что отныне противостояние смещается в качественно иную, институциональную плоскость: между исполнительной и законодательной властями.

Понять и оценить значимость события, претендующего на термин «историческое», невозможно, не совершив краткий экскурс в недавнюю историю. Венесуэла после прихода к власти в декабре 1999 года легитимным путем харизматичного Уго Чавеса коренным образом изменила государственное устройство. Вместо прежнего двухпалатного Национального конгресса была создана Национальная ассамблея, мандат президента увеличивался с пяти до шести лет, он получал возможность баллотироваться на второй срок, что запрещалось прежним Основным законом. Позднее принимается поправка, позволяющая президенту выдвигаться неограниченное количество раз. По этому поводу Чавес высказался предельно четко: «Если народ пожелает, нельзя лишать его права переизбирать любого соотечественника в третий, четвертый, пятый или шестой раз, чтобы тот мог управлять государственным кораблем».

Так страна превратилась в суперпрезидентскую республику. Номинально существовало разделение властей, на деле же оно было фикцией. Регулярно избирались все органы власти снизу доверху. Но все это проводилось под неусыпным контролем. Созданный режим американский политолог Стефан Левицкий назвал авторитаризмом, допускающим конкуренцию.

Краеугольным камнем сконструированной системы являлась всемерная поддержка незащищенных слоев, прежде ощущавших себя изгоями общества. Политика поддержки беднейшего населения, целенаправленно проводившаяся за счет высоких цен на черное золото, снискала лидеру огромную популярность. Так продолжалось несколько лет. Оборотной стороной модели, получившей наименование «социализм XXI века», стало пренебрежение законами экономики, ущемление предпринимателей, подавление свободной инициативы, игнорирование интересов среднего класса. Следствиями этого стали безудержная инфляция (самая высокая в Латинской Америке), нехватка продуктов первой необходимости, длинные очереди в магазинах, различные курсы валют, разгул преступности. Все это происходило на фоне резкого падения цен на углеводородное сырье.

Мало-помалу противники власти набирали силу. Накануне президентских баталий 2012 года оппозиция, сгруппировавшаяся в рамках «Круглого стола демократического единства», провела праймериз с участием шести кандидатов с целью выявления претендента для последующего состязания с главой государства. Им оказался Энрике Каприлес, губернатор штата Миранда. Он и бросил перчатку Чавесу, который одолел соперника с минимальным перевесом. Безвременная кончина национального лидера после тяжелой болезни 5 марта 2013 года поставила в повестку дня вопрос о досрочных выборах. Они состоялись в апреле. На них столкнулись Каприлес и Николас Мадуро, выдвиженец власти. Ему и присудили победу с микроскопическим перевесом: разница исчислялась долями процента. Соперники потребовали пересчета голосов. Им отказали. Это породило мощную волну уличных протестов, подавленных полицией. Сотни активистов оказались за решеткой. С тех пор акции то утихали, то вспыхивали с новой силой. На таком фоне состоялись парламентские выборы.

Успех оппозиции на электоральной площадке не вызвал у нее эйфории, а настроил на конструктивный лад. Она не жаждет реванша, а готова сотрудничать с властными структурами во имя решения назревших проблем. В этой связи ясно выразился Каприлес: «Мы победили в Национальной ассамблее не для превращения ее в боксерский ринг».

В качестве приоритетной ставится задача вывести страну из экономического тупика. Для этого предполагается внести на рассмотрение высшего законодательного органа пакет неотложных мер. Мыслится также принятие декрета о всеобщей амнистии для политических заключенных, частичная реорганизация высшего судебного органа. Что касается прекращения полномочий президента, то этот вопрос можно поставить в повестку дня лишь в середине его мандата, то есть в апреле 2016 года. Планируется сначала «выжать из нынешней Конституции максимум», а потом приступить к поэтапному демонтажу наиболее одиозных статей, например, о бессрочном избрании главы государства.

На должность спикера парламента, приступающего к работе 5 января 2016 года, претендует партия Primero Justicia, имеющая 35 мандатов. Она намерена выдвинуть на этот пост умеренного деятеля Хулио Борхеса, настроенного на конструктивное сотрудничество со всеми силами независимо от их ориентации.

В общем, Венесуэла подошла к своеобразной развилке. Одна часть общества цепляется за прежнюю модель, другая высказалась за серьезные перемены. Для сохранения накопленного и постепенного продвижения вперед надлежит достичь консенсуса между ветвями власти. В верхах уже возникла идея созыва параллельного органа в виде парламента коммун, не прописанного в Основном законе. Аналогичного мнения придерживаются бывшие главы латиноамериканских государств. Судя по всему, продолжения конфронтации не миновать, и 2016 год ожидается не менее горячим, чем пара предыдущих лет.

Итоги голосования вызвали повышенный интерес в мире. Так, экс-президент Бразилии Луис Инасио (Лула) да Силва, отвечая на вопрос испанской газеты Pais, заметил: «Мадуро впредь не следует делать того, что делал прежде», – косвенно высказав критику в его адрес. В Аргентине, где недавно добился успеха оппозиционер Маурисио Макри, с энтузиазмом восприняли возможные сдвиги в Венесуэле. В свою очередь, Чили устами главы МИДа Эральдо Муньоса предложила свою готовность оказать посреднические услуги.

МИД РФ обнародовал заявление, в котором содержится призыв к налаживанию диалога правительства и нового парламента, нахождению приемлемого компромисса. В документе подчеркивается, что граждане сошлись во мнениях о настоятельной необходимости разрешить накопившиеся острые социально-экономические проблемы.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также