0
12640
Газета Дипкурьер Печатная версия

03.10.2016 00:01:00

Ложный выбор

Российско-американское взаимодействие не изменится при любом новом президенте США

Алексей Фененко

Об авторе: Алексей Валериевич Фененко – доцент факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова.

Тэги: сша, выборы, президент, кандидаты, теледебаты, хиллари клинтон, дональд трамп, внешняя политика, россия, сценарии


В первом раунде теледебатов Хиллари Клинтон и Дональд Трамп рассуждали о киберугрозах со стороны Москвы. Фото Reuters

На прошедших 27 сентября теледебатах кандидатов в президенты США российская тематика не была преобладающей. Оба кандидата вели дискуссии преимущественно о роли «киберугрозы» со стороны России. Кандидат от демократов Хиллари Клинтон уверена, что за кибератаками стоит Россия. «США будут защищать своих граждан, и русские должны это понять», – подчеркнула она. Претендент от республиканцев Дональд Трамп уверен, что «доказательств причастности России к кибервзломам нет». По его мнению, за этим «мог стоять и Китай, и много других людей», то есть частных хакеров. Иначе говоря, не стоит считать Россию виновной в атаке на серверы в США.

На первый взгляд заявления Трампа свидетельствуют о его более конструктивной позиции в отношении России. Однако уже на следующий день он развеял эти надежды. Выступая в Чикаго, он похвалил Польшу за относительно высокие военные расходы – более 2% от ВВП.  «Мы хотим, чтобы блок НАТО был сильным, а это значит, что мы хотим, чтобы больше стран следовали примеру Польши... Мы усилим НАТО, мы вовлечем НАТО в борьбу с терроризмом», – заявил он. Но военная политика Варшавы полностью ориентирована на конфронтацию с Россией. Трамп фактически сказал: его политика будет направлена на усиление Североатлантического альянса, который ориентирован прежде всего на сдерживание России.

Похоже, что разница между внешнеполитической стратегией США при Клинтон и Трампе будет не столь различной, как это часто видится из Москвы. В российско-американских отношениях существуют объективные ограничители, перешагнуть через которые пока не сможет ни один президент США и России.

Утраченные иллюзии

Эйфория российского общества в отношении Трампа до боли напоминает аналогичные эйфории в отношении Билла Клинтона, Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы. В 1992 году российские СМИ наперебой говорили, что с приходом в Белый дом демократа Клинтона в российско-американских отношениях начнется новая эра партнерства. В 2000-м те же авторы писали о «деградации российско-американских отношений» при Клинтоне и связывали надежды на будущее с кандидатом-республиканцем. В 2008 году ситуация стала полярно противоположной: мы читали о «деградации российско-американских отношений» при Буше и надеялись, что демократ Обама наконец-то начнет строить партнерство с Россией.

Более того, в каждой предшествующей избирательной кампании российские эксперты в своем большинстве утверждали: «Хуже, чем при нынешнем президенте, быть уже не может». Теперь, осенью 2016 года, мы читаем о том, как близко Москва и Вашингтон подошли к грани реального военного конфликта и не могут возобновить диалог.

В действительности со всеми тремя предыдущими президентами США у России складывались отношения по одной и той же схеме. Первые полтора года лидеры обеих стран торжественно заявляли о начале новой эры в двусторонних отношениях. Следующий год-два нарастал психологический кризис. Лидеры РФ и США официально еще говорили о партнерстве, но в обеих странах росло ощущение, что отношения идут не так, как хотелось бы. Дальше следовало резкое охлаждение. Наконец, к концу срока каждого президента США обе страны оказывались в состоянии крупного военно-политического кризиса (Косово, Грузия, Украина и Сирия), балансируя на грани прямого военного столкновения.

Все дело в том, что личность играет крайне малую роль в российско-американских отношениях. Главная проблема этих отношений – принципиальная неинтегрируемость России в мировой порядок, который пытаются выстроить США с 1990 года. Россия и США мало приемлемы друг для друга в их нынешнем качестве по как минимум четырем объективным причинам.

Первая – военно-техническая. Россия после распада СССР сохранила советский военно-промышленный комплекс. Несмотря на кризис 1990–1993 годов, она осталась единственной страной, способной производить обычные вооружения, сопоставимые с американскими, а также уничтожить США. Ни Китай, ни Индия такой способностью на сегодняшний день не обладают. Существование такой страны выступает ограничителем американского лидерства.

Вторая – международно-политическая. Россия и США по-разному относятся к сохраняющимся институтам Ялтинско-потсдамского порядка. Для России как правопреемницы СССР порядок, созданный в 1943 году, чрезвычайно благоприятный. 

Он гарантирует нашей стране статус постоянного члена Совета Безопасности ООН с правом вето. Однако такой порядок все меньше устраивает США. Создание нового мирового порядка для американцев невозможно без ликвидации Совбеза ООН в его нынешнем виде или по крайней мере ограничения «права вето» у его постоянных членов. 

Третья – идеологическая. После демонтажа СССР популярностью пользовался тезис, что из российско-американских отношений ушла идеология. На самом деле между Москвой и Вашингтоном накапливались реальные идеологические противоречия. С конца 1994 года российское руководство подчеркивало, что не признает права США на лидерство. Американцев раздражала концепция многополярного мира, провозглашенная в рамках российско-китайского партнерства. Такое идеологическое противостояние оказалось острее, чем вялотекущая борьба коммунизма и либерализма в годы холодной войны. Столкнулись два проекта устройства глобального мира, что задевает жизненные интересы друг друга.

Четвертая – противоположность стратегических интересов. После распада СССР американская дипломатия не продемонстрировала готовности вести с Россией стратегический диалог. После выхода США из Договора по ПРО в 2002 году переговоры по контролю над вооружениями становились все более бессодержательными. США также негативно относятся к интеграционным проектам на постсоветском пространстве. Американцы видят в них путь к реинтеграции СССР, что неприемлемо с точки зрения их стратегических интересов. В Москве такую политику Вашингтона воспринимали как вторжение в сферу жизненных интересов России.

Все эти факторы присутствовали в российско-американских отношениях с 1993 года. Новизна ситуации в другом. За минувшие пять лет произошел распад  даже негативной повестки: как снизить риск столкновения. «Пятидневная война» 2008 года покончила с мифом, что Россия и США – стратегические партнеры. Украинский кризис поставил крест на идее евро-атлантической безопасности. Война в Сирии покончила с концепцией общей борьбы с терроризмом.

Сценарии  для президентов

Легче всего составить прогноз российско-американских отношений при Трампе. При нем отношения Москвы и Вашингтона скорее всего повторят свой традиционный цикл. Первый год уйдет на разговоры о новой «разрядке или перезагрузке». В это время будет проведена серия «переговоров о возрождении переговоров», прозвучат оптимистические заявления о намерении покончить с «наследием холодной войны», начнется вброс мало реалистичных экспертных докладов о будущем российско-американских отношений. Второй и третий годы уйдут на рост враждебности при официальном именовании друг друга «стратегическими партнерами». После этого (примерно к концу первого срока) начнется череда военно-политических кризисов, завершающая серьезной пробой сил в региональном кризисе. Иначе говоря, все будет как и всегда.

Президентство Клинтон скорее всего станет повторением второго срока Обамы. Подобно своему предшественнику, президент-демократ будет демонстративно игнорировать Кремль при ведении международных дел. Робкие попытки отдельных представителей администрации начать диалог с Россией хоть по каким-то проблемам будут блокироваться Белым домом. Примерно на второй-третий годы начнется нарастание напряженности, усилится риск прямого столкновения российских и американских ВС в региональных конфликтах (не по образцу конфликтов холодной войны, а скорее по образцу Испании конца 1930-х).

Особенностью президентства Клинтон станет расширение конфликтных полей российско-американских отношений. Демократы более республиканцев склонны использовать для давления финансовые инструменты (санкции), правовые механизмы (обвинения в чрезмерном применении силы) и т.д. Последние события показали, что демократы могут использовать против России и тематику кибербезопасности, которая еще три года назад считалась сферой нашего партнерства.

Сейчас речь о восстановлении российско-американского партнерства даже уровня начала   2000-х не идет. Задача Кремля и Белого дома – не сформировать позитивную повестку, а хотя бы сохранить повестку негативную. Главная тема при взаимодействии – выработать страховочные механизмы для уменьшения опасности столкновения в региональных конфликтах. В противном случае РФ и США рискуют оказаться без  переговорной повестки.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также