0
16
Газета Дипкурьер Печатная версия

19.05.2019 17:56:00

Интеграции недостает культуры

Евразийский экономический союз потерял гуманитарную составляющую

Анастасия Лихачева

Об авторе: Анастасия Борисовна Лихачева – директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ.

Тэги: еаэс, интеграция, экономика, культура


Выход национального искусства на мировой
рынок сопряжен с неимоверными усилиями.
Фото РИА Новости
В нынешнем году подводятся итоги «пятилетки» кризиса в отношениях России и Запада. Два крупнейших геополитических проекта Российской Федерации этого периода – поворот к Востоку и Евразийский экономический союз (ЕАЭС) – состоялись и развиваются. Но «без вдохновения» и у элит, и у населения. Практически любые разногласия мгновенно резонируют в СМИ в тональности «быть или не быть».

И во многом по сходной причине – слабости идейно-культурной, информационной, да и просто человеческой составляющей этих проектов. Хотя это проблема российской внешней политики в целом: она преимущественно либо военно-силовая, либо экономико-технократическая. Но силой, понятно, многие проблемы не решаются. А экономическим фактором у нас очень увлеклись с 1990-х годов,  подражая Биллу Клинтону и его девизу «Это все экономика, дурачок». Но на Западе после экономического кризиса 2007–2009 годов мода на него начала быстро проходить, а мы все еще «донашиваем» эти взгляды.

Мирные жертвы «борьбы суверенитетов»

Оценки поворота к Востоку обычно дают в сентябре, на восточном экономическом форуме, а май – традиционная «сессия» для евразийской интеграции. В этом году предстоит отмечать пять лет с подписания Договора о ЕАЭС и 25 лет – с выдвижения идеи евразийской интеграции Нурсултаном Назарбаевым.

Сложилась парадоксальная ситуация: уровень одобрения евразийской интеграции высок (в среднем около 65% по ЕАЭС), перечень инициатив, реализованных за прошедшие пять лет, от Таможенного кодекса до привилегированного миграционного режима, впечатляющий. Создана профессиональная бюрократия Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), нарабатывается привычка к сотрудничеству. Но уровень понимания, зачем интеграция нужна, да и уровень интереса к евразийской повестке достаточно низки.

Замедлилась и сама интеграция. Отчасти виновата мировая конъюнктура. Больше – медленное развитие экономики России, доминирующей в ЕАЭС. Но, похоже, главный тормоз – в идейно-культурной и информационной сферах, хотя союз задумывался исключительно «про экономику». Поскольку страны-союзники боялись хоть в чем-то поступиться недавно обретенным суверенитетом, а Россия не хотела допускать право вето на собственные инициативы в сколь-либо чувствительных сферах принятия решений. В результате отвергли не только политические, но и гуманитарные направления интеграции. Эти настроения понятны и уважительны, но точно направлены в прошлое, а не в будущее.

На деле союз – мощнейшее средство укрепления суверенитета входящих в него государств. Во-первых, за счет права вето меньших стран на решения, относящиеся к его компетенции, то есть  касающиеся значительно более мощного партнера – России. Что вызывает раздражение у российской бюрократии. Во-вторых, ЕАЭС позволяет опираться на мощь друг друга, и в первую очередь на российскую, во взаимодействии с внешними партнерами – Китаем, ЕС, США, Турцией. Что качественно усиливает позиции союзных государств.

Но инерция «борьбы суверенитетов» определила слабость культурно-человеческой составляющей интеграции. Вполне понятно, почему элиты ЕАЭС могут иметь претензии к «империи» – СССР. Но благодаря союзу их культуры были частью большого культурного пространства, формировали то, что сейчас можно было бы назвать евроазиатской культурой. Имена, произведения киргиза Айтматова, армянина Чаренца, казахов Кунанбаева, Сулейменова, белорусов Купалы, Быкова, Брыля имели гигантскую аудиторию и признание. То же самое и в живописи, кинематографе, музыке.

Талантливые люди не перевелись. Но без целенаправленных усилий по их продвижению на общий (и мировой) рынок они обречены на гарантированную «местечковизацию» и, что хуже, – постепенную изоляцию под давлением более мощных культур. Раньше – западной, все больше – китайской или исламской (с точки зрения и численности населения и стоящих за культурой финансов).

До сих пор практически нет образовательных программ для выращивания будущей евразийской элиты, недостаточно их и для «умножения связей» среди широких слоев населения стран ЕАЭС. В результате не завязываются системы отношений людей, для сотрудничества которых эта интеграция, по сути, и создана.

И эта проблема начинается не с образования, а с науки – мы попросту мало изучаем друг друга. Для сравнения, в США количество исследовательских центров по изучению Латинской Америки исчисляется сотнями, а в России центров изучения постсоветского пространства не больше нескольких десятков. О масштабах финансирования можно даже не говорить.

Зеркало интеграции – СМИ

Как подтверждают исследования, новости о евразийской интеграции находятся преимущественно в политически-деловых разделах и носят формальный характер, при этом информационные поводы, как правило, относительно малозначимы. Сам ЕАЭС в большинстве упоминаний в СМИ играет роль контекста, а не предмета анализа. Даже деятельность Евразийской экономической комиссии находится в информационной тени, хотя ее решения напрямую влияют на экономики стран союза.

Зато негатива о евразийской интеграции немало. И от недружелюбных конкурентов, и изнутри союза, где чиновники часто рады свалить свои ошибки на «интеграцию». Да и просто в силу того, что негативные заголовки привлекают больше читателей. Но, увы, не компенсируются положительными новостями об интеграции, которых в реальности в разы больше.

Хуже того, наши информационные пространства почти не пересекаются. Нет ни одного инфопортала, который бы входил одновременно в топ-10 самых популярных хотя бы в двух странах союза. Российское телевидение и СМИ все еще присутствуют, но находятся на нисходящей траектории в странах-соседях. Отчасти и в силу игнорирования повестки соседей. Существует, правда, ряд специализированных телерадиоканалов, но они имеют очень ограниченную аудиторию. С трудом, но интегрируясь экономически, мы продолжаем дезинтегрироваться в смысловых сферах.

Что делать?

Конфликт гуманитарного сотрудничества и суверенитетов понятен, но упование лишь на политическую волю лидеров есть уход от проблемы. До принятия совместных решений на высшем уровне можно сделать немало, при этом не тратя значительных ресурсов.

Нужно делиться новостями из соседних стран. Приглашать экспертов из них на ток-шоу, массово привлекать творческих людей из соседних государств, в том числе на различные конкурсные форматы. Нужны и специальные дискуссионные передачи – пусть и острые, о жизни в общем регионе. Иначе наши представления о странах-соседях будут сводиться к маргинальным страшилкам, столь любимым  СМИ, такими же будут и представления о России. Отдельный вопрос – представления друг о друге в интернет-пространстве, социальных медиа, которые играют все большую роль для молодежи.

Для этой же молодежи нужно резко расширять возможности учиться в лучших университетах союза, выстроить прозрачную и доступную систему студенческого и преподавательского обмена между всеми странами ЕАЭС – обмена не только и даже не столько знаниями, но навыками и связями. Необходимы яркие совместные мероприятия: форумы, конференции, летние и зимние школы. Очевидно, нужны совместные магистратуры по евразийской тематике. Они создадут корпус людей, готовых к сотрудничеству в бизнесе, общественных инициативах и просто к дружбе.

Говоря о науке, важно не только развивать евразийские исследования как таковые, но и оживлять естественные связи научных школ наших стран в самых разных областях. При предоставлении грантов российским ученым сейчас поощряется приглашение иностранных соискателей – стоит открывать профильные конкурсы для привлечения коллег из стран ЕАЭС.

«Смысловая нагрузка»

Как и в других аспектах строительства евразийской интеграции, полезно обратить внимание на международный опыт, прежде всего ЕС, самого продвинутого интеграционного объединения в мире. Хотя сегодня сам проект европейской интеграции находится в кризисе, как минимум один его успех безусловен – создание в элитах европейских стран значительной прослойки людей, активно заинтересованных в его сохранении. И не только и даже не столько «евробюрократов», хотя и их тоже. Благодаря этому мы видим, как они отчаянно сражаются, чтобы европейский интеграционный корабль не пошел ко дну.

В элитах евразийских стран растет понимание, что ставка на эксклюзивную интеграцию в Запад малоперспективна. Подчинения Китаю – при всей его дружественности – тоже не хотят. Как показали почти 30 лет с развала Советского Союза, светлого будущего «под ключ» ни один внешний партнер не предложит. Придется создавать его самим и вместе, а для этого необходимо знать и понимать друг друга за счет идейно-гуманитарного сотрудничества. 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также