0
9900
Газета Дипкурьер Печатная версия

15.03.2020 18:04:00

Демократы объединяются против Трампа

"Левый поворот" в президентской кампании в США вряд ли состоится

Виктория Журавлева

Об авторе: Виктория Юрьевна Журавлева – руководитель Центра североамериканских исследований ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, кандидат политических наук.

Тэги: сша, президентская кампания, демократы, кандидаты, байден, сандерс, республиканцы


Джозеф Байден вырвался в лидеры президентской гонки среди демократов. Фото Reuters

В США в 2020 году выбирают президента. Дональд Трамп рассчитывает остаться на второй срок, а демократы очень надеются, что этого не случится. Для них этот избирательный цикл решающий – борьба с президентом, которую демократы ведут по всем фронтам с самых первых дней его пребывания в Белом доме, вступила в решающую фазу. Ставки как никогда высоки: демократы уверены, что еще четыре года президентства Трампа будут катастрофой для страны.

Процесс длиной в год

В США избирательные кампании частые и долгие. Конгрессменов избирают каждые два года, а президента – раз в четыре года. При этом в силу специфики избирательного процесса выборы представителей обеих ветвей власти растягиваются почти на год. В силу партийного характера власти выборы состоят из двух этапов: внутрипартийного и федерального.

В президентской кампании первый этап длится шесть-семь месяцев и направлен на то, чтобы каждая из двух партий номинировала своего кандидата, который и будет представлять партию на общефедеральном уровне. На этом этапе обе партии проводят свои выборы кандидатов по правилам, разработанным для каждого штата. Где-то граждане голосуют за кандидатов обычным заполнением избирательного бюллетеня, а где-то собираются на долгие дебаты и голосуют поднятием руки; в одних штатах надо быть зарегистрированным сторонником партии, чтобы голосовать за ее кандидата, а в других можно прийти и проголосовать за кандидата от любой партии. Кандидаты между тем ездят из одного штата в другой и тратят сотни тысяч и миллионы долларов, встречаясь с жителями каждого округа и графства.

Основная борьба идет даже не за голоса граждан, а за их эквивалент в делегатах, которые будут представлять кандидатов на Национальном конвенте партий и число которых определит победу одного из кандидатов. Этот эквивалент высчитывается по сложной формуле, исходя из числа голосов, полученных кандидатом от граждан, и общего числа делегатов, которыми штат представлен на конвенте. У каждого штата свое число делегатов, пропорциональное его представительству в Конгрессе.

Самих делегатов на Национальный конвент каждой партии также выбирают граждане параллельно с выбором кандидатов. Именно на конвенте определится окончательный номинант от партии, после того как за него проголосует больше половины делегатов от штатов, выбранных в ходе многочисленных съездов и собраний. Национальные конвенты завершают внутрипартийный этап кампании и в последующие три месяца два избранных кандидата от обеих партий ведут борьбу уже один на один за весь электорат страны, которая завершается общефедеральными выборами президента в начале ноября.

Победить действующего президента

В начале февраля, когда стартовал первый этап президентской кампании, за номинацию от Демократической партии соревновались 12 кандидатов. Партия представила на выбор избирателям весь левоцентристский идеологический спектр, доминирующий в партии последнее десятилетие. Левый фланг поделился между 78-летним социалистом Бернардом Сандерсом, сенатором от штата Вермонт, и 70-летней Элизабет Уоррен, сенатором от штата Массачусетс. Центр был представлен гораздо большим числом кандидатов, из которых наиболее популярными были бывший вице-президент 77-летний Джозеф Байден, сенатор от штата Миннесота Энни Клобушар, мэр города Саус-Бэнд Питер Буттиджадж – самый молодой политик текущего избирательного цикла (38 лет) и бывший мэр Нью-Йорка, «присоединившийся демократ» Майкл Блумберг.

Традиционно поле кандидатов ужимается до 2–3 человек уже после первых штатов. К пиковому моменту кампании – серии супервторников, когда выборы кандидатов проходят одновременно в десяти и более штатах, большинство кандидатов уже успевают сойти с дистанции. Фавориты определяются практически сразу. Очень редко, когда кандидат, не вошедший в тройку лидеров по итогам выборов в первых двух штатах, имеет шансы на победу.

Однако в этом году в поле лидирующих кандидатов удерживались пять человек, и расстановка сил между ними постоянно менялась. Позиции основных конкурентов и с левого фланга, и центристов были настолько близки, что электорат колебался в своем выборе до последних дней голосования в каждом штате.

У избирателей преобладало два критерия выбора: традиционный – идейная близость кандидата и «спровоцированный» – высокие шансы кандидата победить Трампа. С кандидатом, который может выполнить главную задачу кампании – удалить из Белого дома действующего президента, ясности у электората не было. Истеблишмент с самого начала делал ставку на опытного партийного политика Байдена. Однако электорат неоднозначно относился к нему. С одной стороны, его рейтинг популярности на момент начала кампании был слегка выше его ближайшего конкурента Сандерса (27% и 24%), с другой – он категорически не нравился левому флангу демократического электората, настроенному на социально-политические перемены. Электорат явно был расколот, и, какой критерий выбора возобладает, предсказать было очень сложно. В этой кампании число не определившихся с выбором избирателей постоянно превышало число тех, кто поддерживал своего кандидата с самого начала. Это давало временное преимущество то одному, то другому кандидату, и это стало основным фактором, определившим последующую гонку.

При этом предполагаемый фаворит от истеблишмента партии Байден не подавал никаких признаков будущего успеха. Главный фаворит гонки Сандерс опережал соперников по числу делегатов, и перспективы социалистической революции в США на первых этапах гонки казались не такими уж фантастическими.

Переломным моментом стали выборы в Южной Каролине, которые прошли 28 февраля. За один день Байден из последних рядов вырвался в лидеры гонки – плотно населенный штат позволил набрать ему сразу рекордное число делегатов, сократив до минимума разрыв с Сандерсом и изменив весь расклад гонки. Такой отложенный прорыв кандидата от истеблишмента объясняется именно настроением неопределенности среди избирателей. Сигналом для них стала рекордная поддержка Байдена афроамериканцами.

Южная Каролина была первым штатом в гонке-2020 с большой долей афроамериканского населения (27%) – традиционной социальной базы Демократической партии и одной из групп, которая с самого начала кампании отдавала приоритет именно Байдену. Популярность Барака Обамы среди афроамериканцев принесла свои дивиденды и его бывшему вице-президенту – накануне выборов в Южной Каролине его поддерживали 48% афроамериканцев, а фаворита гонки на тот момент – всего 20%.

Победа Байдена в этом штате решила исход последующего супервторника и изменила фаворита кампании. В девяти штатах, в которых бывший вице-президент победил 3 марта на супервторнике, он получил уже 58% голосов афроамериканцев и 35% голосов белого населения. За него проголосовали практически все социальные группы: женщины и мужчины всех возрастов старше 44 лет, граждане с дипломом и без диплома, жители городов и пригородов. Поддержка афроамериканцев – одной из самых значимых социальных групп для любого демократического кандидата и одновременно одной из самых политически немобильных групп – стала важным тестом для Байдена на роль того самого кандидата, который может победить Трампа. Критерий выбора «победить Трампа» возобладал среди электората и мобилизовал даже те группы населения, которые не голосовали за демократических кандидатов в 2016 году – сельское население и белый рабочий класс.

Центристы стали объединяться в поддержку Байдена сразу после его триумфа в Южной Каролине. Приостановившие участие в гонке Буттиджадж и Клобушар заявили о своей поддержке еще до супервторника, после которого к ним присоединился Блумберг. Он мог стать основным конкурентом Байдена, но его расчет на слабость фаворита оказался неверен и не принес ему конкурентного числа делегатов.

В отличие от них левый лагерь кандидатов оказался неспособным к кооперации. Уоррен продолжала бороться довольно долго, оттягивая голоса избирателей от Сандерса, и даже после выхода из гонки отказалась поддержать его кандидатуру.

Результаты второго супервторника, прошедшего в шести штатах 10 марта, только закрепили разрыв между двумя оставшимися участниками гонки. Байден увеличил число своих делегатов до 900, а Сандерс – только до 738. Всего для номинации кандидат должен набрать на первом этапе голосования на Конвенте 1990 делегатов. Учитывая наметившийся тренд, шансов у Сандерса поменяться местами с текущим фаворитом очень мало.

А так ли удачен выбор?

Если не случится ничего непредвиденного, можно считать, что неопределившийся электорат Демократической партии свой выбор кандидата сделал. Есть только одна социальная группа, которая не изменила себе в ответ на неожиданный триумф Байдена и осталась верна идее социально-политических перемен и ее выразителю Сандерсу, – молодежь. Ни в одном из штатов, где вице-президент одержал победу, он не получил больше 40% поддержки граждан в возрасте от 18 до 44 лет. Если брать самую молодую группу – 18–29 лет, то Байден не получил даже 20% ее поддержки. Между тем граждане до 44 лет – это именно та социальная группа, которая привела в Белый дом Обаму и которая остановила на победном пути Хиллари Клинтон. Чтобы победить Трампа в ноябре, демократическому кандидату недостаточно поддержки афроамериканцев, нужно, чтобы молодежь решила голосовать за представителя того истеблишмента, против которого она протестует уже не один год. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также