0
2394
Газета Культура Печатная версия

14.02.2018 00:01:00

"Salve Regina" и "Облачный граунд"

Теодор Курентзис, пермский хор и оркестр MusicAeterna погрузили столичных слушателей в музыку XX–XXI веков

Тэги: московская консерватория, концерт, пермский театр, теодор курентзис, сергей невский, алексей ретинский, лучано берио


На этот раз Теодор Курентзис обратился к музыке современников. Фото Александры Муравьевой предоставлено пресс-службой Пермского театра оперы и балета

В Большом зале Московской консерватории состоялся очередной концерт хора и оркестра MusicAeterna. В этот раз Теодор Курентзис и его подопечные предложили соприкоснуться с музыкой композиторов нашего времени – Сергея Невского и Алексея Ретинского, а также классика европейского авангарда Лучано Берио. 

Год назад впервые сыграв эту программу у себя дома, пермский коллектив наконец решил показать ее в Москве. За несколько дней до концерта слушателям устроили ликбез под условным названием «Что такое современная музыка и зачем она нужна». Тематические лекции и беседы прошли в рамках новых гастролей «Лаборатории современного зрителя» (о первом появлении пермского проекта в столице «НГ» уже писала). Невский, Ретинский и автор представленной на «Золотой маске» оперы «Cantos» Алексей Сюмак отдельно и в беседе с музыкальным критиком Алексеем Муниповым поднимали многие актуальные проблемы. В какой момент музыка перестает быть современной? Что значит «авангардная» музыка? Готовы ли мы играть такие сочинения? Ответы на эти вопросы искали вместе с заинтересованной аудиторией, которая к тому же поучаствовала в перформансах – импровизированном под управлением Сергея Невского и танцевальном, которые придумали Алексей Сюмак и хореограф Анна Гарафеева. 

Открытием концерта в консерватории во всех смыслах стал Алексей Ретинский. Композитора, живущего в Вене, уже называют находкой Курентзиса. Маэстро не скрывает особого отношения к нему: «Ретинский, на мой взгляд, сочиняет музыку так, как если бы ее никто и никогда не должен был услышать». Гимн «Salve Regina», одна из частей цикла марианских антифонов для смешанного хора и ударных, действительно словно транслировал внутренний мир автора. Тонко переосмыслив литургическое григорианское песнопение, Ретинский написал удивительно прозрачную пьесу почерком своего времени, избегая стилизации. Композитор, обратившись к духовности, словно призывал к ней слушателя – равно как и хор, чьи голоса звучали строго возвышенно, сливаясь в полутонах. Ангелы запели – и не только на сцене, но и с балкона амфитеатра, создавая пространственный эффект.

Скрипичный концерт «Cloud Ground» Сергея Невского – композитора-романтика, по выражению Курентзиса, – предварила наглядная демонстрация нетрадиционных звуков, зафиксированных в партитуре, – движения вилки по тарелке, скрежета пенопласта и звона двух граненых стаканов (эти звуки особенно позабавили публику). Название концерта переводится как «Облачный граунд» – это метафора исторически накопленных инструментальных концертов («файлов») культурного хранилища («облака») и прямое указание на модель английского жанра граунда, лежащего в его основе. Солистка Елена Ревич предстала в собирательном образе виртуозного музыканта всех эпох: в ее игре органично соединились и барочные фигурации, и романтическая каденция, и характерные для послевоенного авангарда исполнительские приемы игры. Помимо богатого использования новейших композиторских техник в концерте Невского был мощный фундамент в виде отсылок к музыке многих композиторов, в особенности к Луиджи Ноно и его квартету «Нет дорог, надо идти… Тарковскому».

Грандиозное вокально-инструментальное сочинение «Coro» итальянца Лучано Берио заняло все второе отделение концерта, став нелегким слуховым испытанием – большая часть зала уходила, не дождавшись окончания. Несмотря на то что партитура была опубликована еще в 1976 году, воспринималась она намного труднее, чем музыка Невского и Ретинского (некоторым даже не помогла лекция композитора Настасьи Хрущевой о Берио в рамках «Лаборатории»). Одна из причин всеобщей утомляемости - в самой структуре «Coro»: эпическое развертывание схожих мотивов и автономных фрагментов длилось без перерыва более часа. 

В «Coro» объединились 40 хористов и 44 музыканта, которые расположились парами в необычной рассадке (так обозначил сам автор). Хор инструментальных и вокальных голосов – это еще и хор различных приемов звукоизвлечения, техник, фактур: вокалисты то на выдохе стремительно произносили фонемы, то сливались в чувственных интонациях, словно разыгрывая театральное действие. Композитор использовал здесь тексты народов мира, среди которых троекратно повторялась фраза «Выходи на улицу, и ты увидишь, что она залита кровью» из стихотворения чилийского поэта Пабло Неруды. Для пущего эффекта эти строчки со сцены прочитала актриса Ингеборга Дапкунайте, которую, по ее словам, Теодор поймал за кулисами.

Курентзис рискнул взять один из самых сложных опусов Берио и не прогадал – блестящее, фундаментальное исполнение «Coro» буквально поглотило сидящих в зале. Словно зная о его задумке, музыканты завершили этот интернациональный реквием вопросом – и не только из Неруды, но и тем, что задают на протяжении веков. Спетая на бис пьеса «Immortal Bach» Кнута Нюстеда прозвучала послесловием, в процессе осмысления которого, возможно, каждый попытался найти для себя ответ.   


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также