0
3
Газета Культура Печатная версия

19.07.2018 13:28:00

Механика чуда

Осенью в Москве откроется для публики музей Давида Якобашвили "Собрание"

Тэги: музей, собрание, якобашвили, механика


Стоящие на тележках шарманки будто готовы вот-вот отправиться в путь. Фото музей «Собрание»

Музей «Собрание», созданный меценатом и бизнесменом Давидом Якобашвили и его сыном Михаилом, стоит на пересечении Солянки и Яузского бульвара. По адресу Солянка, 16, – три этажа вверх и один под землю – экспозиционные площади. Тут, говорят в музее, показано около трети фондов, составляющих 20 тыс. экспонатов. Для посетителей заводят ярмарочные органы, оркестрионы, шарманки, фисгармонии, куклы-автоматоны, джук-боксы, показывают скульптуры Евгения Лансере, изделия фирмы Карла Фаберже и, например, часы-скелетоны.

Внутри возле лестницы стоит человек в полосатой жилетке и клетчатых брюках, с цветком в петлице пиджака. Если включить этот автоматон, лицо куклы начнет обезоруживающе смешно двигать черными бровями. Вообще прямо от музейного входа сквозное пространство просматривается даже на верхние этажи: напольные часы, стоящие на тележках шарманки, будто готовые вот-вот отправиться в путь, ярмарочные органы – большой мир, в котором вас пускают за фасад. Потому что все экспонаты в рабочем состоянии – и многие из них приводят в действие и дают послушать, а вместе с тем разобраться, как это работает.

Этот музей – для просмотра с детьми, потому что и взрослый тут, кажется, готов впасть в детство. Помните, как люди всех возрастов собираются на Староместской площади в Праге смотреть за ратушными часами с двигающимися фигурками? Когда в музее слышишь ярмарочные органы, шарманки, вспоминаешь (мульт)фильмы, где показывают предновогодние города. Когда видишь датский «Городок мастеров» конца XIX – начала XX века, представляешь предновогодние витрины с движущимися человечками, поездами и т.д. Игрушка? Да. И дарящая детское ощущение – предвкушение новогоднего чуда. Этот городок размером, наверное, со среднюю кухню в жилом доме. Вот сушится белье, вот шарообразный полицейский стоит среди маленьких рабочих, вот идет паровоз, вот кто-то танцует, вот уличный цирк с клоунами и заклинательницей змей, вот плавает по кругу лодка, вот замок, гавань, маяк. Стоит покрутить приводную рукоятку этих механических макетов, и городок оживает. Оказывается, некоторым фигуркам мастер Хенрик Паллесен, возивший показывать свое творение даже в Штаты, придал черты своих родных.

Собрание Давида Якобашвили началось в новом миллениуме. В 2000 году Билл Линдвалл, шведский бизнесмен, больше 40 лет страстно увлекавшийся коллекционированием старинных механических инструментов, предложил Якобашвили это купить. «Это» тогда составляло около 460 предметов, сегодня в фондах «Собрания» – больше 20 тыс. экспонатов, объединенных в тематические коллекции. Тут есть механические музыкальные инструменты (показывают и старинные, но есть и современный ярмарочный орган 2005 года производства бельгийской мануфактуры J. Verbeeck, основанной еще в 1884 году). Музыкальные носители – и механические предметы. Есть декоративно-прикладное искусство (серебро фирм Фаберже и Павла Овчинникова, стекло, хрусталь). 

В «Собрании» есть почти все типы часов: напольные, каминные, каретные (распространившиеся в первой половине XIX века: Наполеон требовал от подданных пунктуальности), карманные, скелетоны, которые со всем своим явленным механическим чревом выглядят невероятно современно. А есть «магические часы» – с прозрачным циферблатом, установленным на прозрачной трубке-«колонне», так что не видно, где спрятан механизм, а стрелка кажется парящей в воздухе. Любопытный иллюзионистический трюк – не о том ли, что время «разлито» в пространстве и, таким образом, напоминает о себе постоянно?..

Есть картографическая коллекция. И коллекция изобразительного искусства: вот, например, графика Александра Орловского, вот бронзовые скульптуры Евгения Лансере, а вот – Марка Антокольского: голова Ивана Грозного, Иоанна Крестителя и, простите за каламбур, дьявольски изящный Мефистофель. В постоянной экспозиции будут проводить ротации, здесь обещают и образовательные программы, и музыкальные вечера: в музее есть Библиотека звука, концертный зал, свой реставрационный центр. 

Но звук и эволюция механики – «лейтмотив» всего пространства, объединяющего науку и технику с культурой. Тут вам расскажут о развитии механических предметов, объяснят про валы, перфорированные ленты и диски, с которых воспроизводились мелодии. Расскажут о появлении, например, переносных органов, которые в России известны как шарманки, получившие название от распространенной песенки Charmante Catherine. А потом – о появлении звукозаписи: Томас Эдисон много чего запатентовал, в том числе и фонограф. Только такие записи нельзя было размножить – потому их быстро вытеснили граммофоны, запатентованные в 1887-м Эмилем Берлинером. 

Еще когда Давид Якобашвили покупал коллекцию Билла Линдвалла, то решил, что сделает музей. Когда осенью «Собрание» откроется для публики, работать будет в экскурсионном режиме по записи – так пишут на сайте, где, кстати, многое из коллекции уже выложено – посмотреть-почитать-послушать.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также