0
9367
Газета Печатная версия

23.04.2018 00:01:00

Политический кризис в Италии: тупики и развязки

Сменитcя ли власть в Риме с наименьшими потерями для европейского проекта

Надежда Арбатова

Об авторе: Надежда Александровна Арбатова – доктор политических наук, заведующая отделом ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН.

Тэги: италия, политический кризис


Джорджия Мелони, Маттео Сальвини и Сильвио Берлускони, лидеры партий, входящих в правоцентристский блок, более полутора месяцев безрезультатно ведут переговоры о формировании коалиционного кабинета министров. Фото Reuters

Италия, получившая после мартовских выборов «подвешенный» парламент, вслед за Германией вступила в полосу неопределенности и трудных переговоров по формированию коалиционного правительства. Ни один из участников выборов не набрал достаточного числа голосов избирателей, чтобы сформировать однопартийное правительство. Президент Серджо Маттарелла не имеет четкого временного рубежа для формирования правительства, однако он вправе прекратить затянувшиеся переговоры по формированию коалиционного правительства и объявить новые выборы.

Если в прошлом пропорциональная избирательная система Италии позволяла Христианской демократической партии стоять у руля и править страной в течение многих лет, потому что малые партии вступали в коалицию с христианскими демократами (в основном для того, чтобы остановить рост влияния Итальянской коммунистической партии), то сегодня ситуация принципиально другая. Изменился сам политический ландшафт страны. Преобразовалась партийная система: ушли в небытие или преобразовались старые партии. Возникли новые политические партии и объединения. Христианские демократы разошлись по новым «квартирам». В результате череды преобразований Итальянской коммунистической партии в 2007 году возникла Демократическая партия (ДП). И, наконец, в 2009 году появилась новая внесистемная партия, бросившая вызов итальянскому истеблишменту, – «Движение пяти звезд» (ДПЗ) под руководством актера и блогера Беппе Грилло, который впоследствии передал бразды правления политику Луиджи Ди Майо. В октябре прошлого года был принят новый избирательный закон, в соответствии с которым этой весной прошли выборы в парламент.

Следует отметить, что вопросы внешней политики не были в центре внимания борьбы политических партий в период избирательной кампании. На первое место вышли проблемы внутриевропейских или внутрисоюзных отношений – миграция, недовольство введением евро, безработицей среди молодежи и экономическим состоянием страны в целом. Все партии в той или иной степени выступали за снятие санкций с России или их смягчение.

В избирательной кампании – 2018 четко выделились три полюса – «Движение пяти звезд» – 32,7%, правоцентристская коалиция – 37% (партия Сильвио Берлускони «Вперед, Италия!» – 14%, крайне правая «Лига» Маттео Сальвини – 17,4%, еще более правая партия «Братья Италии» Джорджии Мелони – 4,4%) и правящая до выборов ДП – 18,7%.

Проводя параллели с прежней партийно-политической системой Италии, можно видеть, что сегодня для итальянского истеблишмента одна из целей – остановить влияние на внутреннюю и внешнюю политику левопопулистской «Движение пяти звезд». Эта партия выступает за прямую демократию, антиглобализм и больший суверенитет Италии в политической и экономической сферах, что на практике означало бы пересмотр союзнических обязательств в НАТО и условий членства в Евросоюзе. Иными словами, это был бы отказ от тех основ, на которых строилась внешняя и внутренняя политика Италии в течение последних 70 лет.

Представляется, что сдерживание «Движения пяти звезд» будет непростой задачей, учитывая результаты выборов. Эта партия оказалась на первом месте среди выступавших самостоятельно и не входящих в блоки. Именно на этом основании ее лидер Луиджи Ди Майо претендует на роль премьер-министра и право играть определяющую роль при формировании правительства. Для этого ему необходимо заключить союз как минимум с одной из партий. До выборов лидеры «Движения пяти звезд» неоднократно подчеркивали, что их партия не будет ни с кем вступать в коалицию. Однако предвкушение реальной власти заставило партийную верхушку пересмотреть свою позицию. Внутри партии появилась группа политиков-реалистов во главе с Ди Майо, готовых, по мнению некоторых аналитиков, отойти от прежней позиции pur et dur к рационализму в духе Жан-Жака Руссо и сделать шаги навстречу центристам, в частности по еврозоне и НАТО.

Сегодня Ди Майо готов заключить союз с «Лигой» Маттео Сальвини или с ДП, которую после ухода Маттео Ренци временно возглавляет Маурицио Мартина. При этом лидер «Движения пяти звезд» выступил против союза с Берлускони. Последнее обстоятельство ставит Сальвини в трудное положение, поскольку его партия выиграла лишь в едином блоке правоцентристов, а Берлускони категорически против союза с «Движением пяти звезд». До выборов между Сальвини и Берлускони было заключено джентльменское соглашение о том, что лидер партии, получившей большее количество голосов, будет иметь право претендовать на пост премьер-министра. Поскольку Берлускони в силу судебного решения от 2012 года не может занимать выборные должности, формально претендентом на пост премьер-министра от партии «Вперед, Италия!» являлся его давний соратник спикер Европарламента Антонио Таяни.

Сальвини по результатам выборов опередил Таяни, но наедине с лидером «Движения пяти звезд» он явно проигрывает последнему, и вряд ли ему придется по душе, как отмечают итальянские СМИ, роль «запасного колеса» Ди Майо. Независимо от того, кто возглавил бы правительство из этих двух претендентов, объединение двух популистских евроскептических партий создало бы мощный антиевропейский блок со всеми предсказуемыми последствиями не только для страны, но и для ЕС.

Коалиция между партиями «Лига», «Вперед, Италия!» и ДП также представляется маловероятной. Ренци, уходя с поста председателя ДП и пересаживаясь в кресло сенатора от Флоренции, сказал, что эта партия уходит в оппозицию. Однако, даже если предположить готовность ДП вступать в переговоры с другими партиями, в этой «триаде» присутствие крайней правой «Лиги» представляется для демократов неприемлемым. Союз Ди Майо с демократами также невозможен по определению, поскольку обе партии представляют прямо противоположные идеологии и разный электорат. Такой союз нанес бы непоправимый ущерб обеим партиям.

Сегодня ДП находится в самом тяжелом положении, превратившись в своего рода козла отпущения не только за свои собственные ошибки, повлекшие утрату доверия населения, но и за безответственность итальянского политического истеблишмента в целом, открывшего путь популизму с его привлекательными для масс идеями и простыми решениями сложных проблем. По всей видимости, демократы уйдут в тень и будут ждать, когда их преемники наделают ошибок. Есть опасность и того, что партия погрузится во внутриполитические разборки, которые могут привести лишь к большей раздробленности и разобщенности как партийной элиты, так и избирателей. При всей критике просчетов Ренци во главе ДП многие признают, что у партии нет сильного лидера, который был бы способен осуществить амбициозные планы экс-премьера «сделать Европу немного менее немецкой и немного более итальянской».

Анализ возможных политических альянсов для формирования правительства в Италии в силу разнородности их интересов и политических платформ создает впечатление патовой ситуации. Все же возможности выхода из нее есть. Во-первых, президент Маттарелла может назначить нейтрального и одновременно авторитетного политика для выработки консенсуса по созданию большинства в парламенте и примирить, образно говоря, лебедя, рака и щуку, но в первую очередь Ди Майо и Берлускони. Политический истеблишмент Италии в сложившихся условиях был бы заинтересован в том, чтобы разбавить союз «Лиги» и «Движения пяти звезд» партией «Вперед, Италия!», которая на фоне двух крайне популистских партий выглядит и умеренной, и респектабельной. Это был бы наиболее предпочтительный вариант с точки зрения и большинства населения, и политической элиты.

Во-вторых, в случае провала «переговорщика» президент может создать правительство национального единства, или «правительство цели», для подготовки нового избирательного закона. Этот вариант не устроил бы большинство итальянцев, отдавших голоса правоцентристам и «Движению пяти звезд», которые будут недовольны «нелегитимным правительством, назначаемым сверху». И в-третьих, Маттарелла вправе назначить новые выборы, которые, правда, могут привести к аналогичному результату и столкнуть страну с прежней проблемой.

Существует сильный соблазн возложить всю вину за триумф евроскептиков в Италии и Европе в целом только лишь на Брюссель, оторвавшийся от чаяний простых граждан стран ЕС, на канцлера ФРГ Ангелу Меркель с ее неудачной миграционной политикой, на европейских технократов, закрывших глаза на дефекты еврозоны ради чистоты интеграционных проектов и т.д. Не снимая ответственности с руководящих органов ЕС за просчеты и провалы в реализации интеграции, следует признать и ответственность национальных политических элит за то, что в кризисных условиях они не смогли консолидировать население своих стран, руководствуясь лишь конъюнктурными соображениями «политической целесообразности» и нередко используя все те же популистские лозунги. 

Европейский союз переживает сегодня момент истины. Будущее ЕС зависит от того, сумеет ли Италия, как и другие его члены, пройти сегодняшний кризис с наименьшими потерями для европейского проекта.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также