0
11973
Газета Печатная версия

23.04.2018 00:01:00

Третья корейская попытка

Сближение Пхеньяна и Сеула крайне выгодно Москве

Александр Жебин

Об авторе: Александр Захарович Жебин – руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Тэги: кндр, ким чен ын, ядерная программа, южная корея, саммит, экономика, сша, трамп


Ким Чен Ын настаивает на ликвидации иностранного военного присутствия на Юге полуострова. Фото Reuters

Беспрецедентно сжатые сроки, в течение которых была реализована «олимпийская разрядка», позволившая северокорейским спортсменам принять участие в зимней Олимпиаде в южнокорейском Пхёнчхане, а руководителям КНДР и РК договориться о проведении саммита, показали, что обе корейские стороны осознали, на краю какой пропасти они очутились к концу 2017 года. Ведь твиты президента США Дональда Трампа, сулившие «гнев и ярость» Пхеньяну, и в Сеуле были восприняты как предвестники бедствия, грозившего уничтожить плоды южнокорейского «экономического чуда», в свое время удивившие весь мир. Ни на Севере, ни на Юге Кореи новой войны, которая могла бы поставить под вопрос само существование корейской нации, явно не хотят. Столь быстрое обоюдное согласие на новую, третью в истории существования КНДР и РК встречу в верхах (предыдущие прошли в 2000 и 2007 годах) – доказательство того, что корейцы хотели бы оставить за собой решающее слово в определении судеб полуострова.

В целом результаты предстоящей 27 апреля встречи почти целиком зависят от того, насколько в Сеуле готовы учесть позицию Пхеньяна, состоящую в том, что ракетно-ядерное оружие нужно ему, чтобы не допустить повторения на Корейском полуострове иракского и ливийского сценариев смены неугодных Западу режимов. Нарушивший все нормы международного права, предпринятый без санкции Совета Безопасности ООН недавний ракетный удар США, Англии и Франции по Сирии наверняка добавил Пхеньяну аргументов в пользу его подходов к решению ядерной проблемы Корейского полуострова (ЯПКП). Понимание Сеулом позиции Пхеньяна, намеренного обсуждать этот вопрос с США, позволило бы лидерам КНДР и РК перейти к конструктивной повестке дня – восстановлению, пусть пока что частичному, того уровня отношений, который был достигнут между Севером и Югом в 2000–2007 годах.

Самая сложная задача в этой сфере – как возродить межкорейское экономическое сотрудничество в условиях введенных в отношении КНДР санкций СБ ООН, которые фактически блокируют не только всю внешнеэкономическую деятельность этой страны, но и серьезно затрудняют даже ее гуманитарные и спортивные обмены. Не исключено, что стороны попробуют найти выход из этой ситуации в обращении к согласованному ими еще в начале 1990-х годов положению о том, что их отношения являются «особыми, временно сложившимися в ходе продвижения к воссоединению, а не межгосударственными отношениями».

В России приветствуют решение Пхеньяна и Сеула провести новый межкорейский саммит. В Москве надеются на то, что предстоящая встреча лидера КНДР Ким Чен Ына и президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина будет способствовать разрядке взрывоопасной ситуации на Корейском полуострове, нормализации межкорейских отношений и созданию более предсказуемой и стабильной обстановки в Северо-Восточной Азии.

Успех саммита мог бы дать новый импульс урегулированию ЯПКП, создать позитивный настрой в преддверии ожидаемой в конце мая – начале июня первой в истории встречи лидеров США и КНДР, где упомянутая проблема будет одной из центральных наряду с тесно связанными с ней вопросами нормализации американо-северокорейских отношений и обеспечения безопасности КНДР

Дальнейшее сближение двух частей Кореи, оздоровление отношений между ними чрезвычайно важны для России и, скажем прямо, выгодны для нее по двум основным соображениям.

Во-первых, Россия, безусловно, заинтересована в ликвидации очага напряженности прямо у своих дальневосточных границ, который во многом был порожден и подпитывается ненормальным состоянием межкорейских отношений. 

В Москве надеются, что межкорейский саммит приведет к возрождению взаимодействия между Севером и Югом в различных областях и тем самым будет способствовать ликвидации остатков холодной войны и разрядке напряженности на полуострове.

Во-вторых, история показала, что взлеты и падения в межкорейских отношениях, всплески напряженности на полуострове и вокруг него стали серьезными помехами для реализации ряда многосторонних экономических проектов, в которых объективно заинтересованы и Россия, и два корейских государства. Речь идет прежде всего о создании единой железнодорожной магистрали через весь Корейский полуостров с выходом на Транссиб, прокладке трубопроводов и линий электропередачи из России в Республику Корея через территорию КНДР и о реализации иных экономических проектов в регионах Сибири и Дальнего Востока с привлечением южнокорейских технологий и северокорейской рабочей силы.

Реализация этих проектов весьма важна для России, так как именно с их осуществлением во многом связывались планы дальнейшего социально-экономического развития российского Дальнего Востока и его интеграции в экономическое пространство Азиатско-Тихоокеанского региона. Выяснилось, что при том уровне конфронтации, который существует на полуострове, даже неоднократно подтвержденные на высшем уровне политические договоренности на этот счет не работают, а многочисленные меморандумы о намерениях остаются только на бумаге. Самый наглядный пример – так и не состоявшееся участие южнокорейских компаний в трехстороннем проекте по совместному использованию одного из терминалов в северокорейском порту Раджин и железной дороги, соединяющей этот порт с российской территорией. Несмотря на то что проект был несколько раз обследован на месте южнокорейскими специалистами и, по настоянию России, не подпал под санкции СБ ООН, южнокорейская сторона вопреки неоднократным обещаниям воздерживается от участия в нем.

Между тем Москва неоднократно обращала внимание Пхеньяна и Сеула на то, что указанные проекты помимо бесспорной экономической выгоды имеют и важное политическое измерение. Именно их осуществление могло бы способствовать укреплению взаимопонимания и доверия между их участниками, прежде всего между Севером и Югом Кореи, углублению сотрудничества между ними и тем самым содействовать разрядке на полуострове.

Так что как интересы национальной безопасности, так и экономические планы России только выиграют от нормализации межкорейских отношений, которую, будем надеяться, принесет новая встреча в верхах Севера и Юга Кореи.

Вместе с тем нельзя не учитывать, что на Севере, как и на Юге, видят объединенную Корею совершенно по-разному. Сеул уверен, что это будет либеральная демократия с рыночной экономикой. Там рассчитывают, что политика «вовлечения» КНДР позволит добиться «мягкой посадки» северокорейского режима, избежав при этом широкомасштабного конфликта. Пхеньян выступает за постепенное сближение двух частей страны в рамках конфедерации, считает, что объединение должно быть достигнуто усилиями самих корейцев, без вмешательства извне, поэтому настаивает на ликвидации иностранного военного присутствия на юге полуострова.

Свобода рук официального Сеула сильно ограничена требованиями старшего союзника – США – продолжать политику «максимального давления» на КНДР, а также негативным отношением части южнокорейского истеблишмента к самой идее улучшения отношений с Пхеньяном. Антикоммунистические предубеждения в РК настолько сильны, что согласие Мун Чжэ Ина откликнуться на мирные инициативы Пхеньяна дало основание этим силам открыто заподозрить президента РК в том, что он является «красным».

Так что обеим сторонам на пути к миру, равноправному сотрудничеству и объединению предстоит устранить немало политических, правовых и институциональных барьеров и выработать взаимоприемлемую модель будущего единого государства.

Тем не менее сам факт проведения нового межкорейского саммита может стать крупнейшей за последние 10 лет мерой по укреплению взаимного доверия на полуострове и тем самым внести существенный вклад в оздоровление ситуации в Северо-Восточной Азии в целом. Межкорейская разрядка будет сильным ударом по тем кругам, которые делали все для того, чтобы помешать Северу и Югу наконец-то выбраться из окопов холодной войны и оправдать наращивание собственной военной мощи в регионе.

В России неизменно выступают за образование на полуострове единого корейского государства, дружественного России, не участвующего в каких-либо замкнутых военно-политических союзах, могущих создать угрозу законным интересам безопасности соседних стран. Принципиальная линия России состоит в том, чтобы всячески содействовать тому, чтобы процесс межкорейского урегулирования шел мирным путем, без вмешательства извне, на принципах, выработанных обеими корейскими сторонами. Россия всегда призывала все другие заинтересованные стороны действовать в таком же направлении. В этом контексте в Москве надеются, что предстоящие саммиты КНДР–РК и КНДР–США помогут урегулировать существующие между этими странами наиболее острые проблемы путем переговоров, без предварительных условий и силового нажима.

Так что значение предстоящего межкорейского саммита выходит далеко за рамки регионального события. Межкорейская встреча в верхах может стать крупной вехой в деле нормализации отношений между Севером и Югом и тем самым способствовать ликвидации одного из последних очагов напряженности, оставшихся от времен холодной войны, помочь сохранению режима нераспространения ядерного оружия.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также