0
6379
Газета Экономика Печатная версия

20.06.2018 20:08:00

Россияне скинулись на ослабление рубля

Ради стабильности Минфин девальвировал нацвалюту на фоне дорожающей нефти

Тэги: экономика, рубль, курс, девальвация, налоговые платежи, нефть, цены, бюджетное правило

Обновлено 13:03 21.06.2018

Курсы валют могли быть более комфортными для населения. Фото Валерии Буровой

Первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов невольно приоткрыл тайную экономическую кухню: правительство использует налоговые платежи россиян для девальвации рубля на фоне дорожающей нефти. Тут связь не прямая, конечно, а опосредованная: вместо того чтобы не увеличивать налоговую нагрузку, вместо того чтобы балансировать пенсионную систему за счет притока сырьевых доходов, а не других мер, власти изымают из экономики «живые» деньги и тратят их на покупку валюты, толкая рубль вниз. Доллар мог бы быть на 13–14 руб. дешевле.

«Если бы не было бюджетного правила, то рубль сегодня имел бы соотношение к цене доллара – примерно 1 долл. к 50 руб.», – сообщил в среду в Совете Федерации Антон Силуанов. По официальному курсу Центробанка на 21 июня, 1 долл. стоит 63,6 руб. Значит, доллар мог бы быть на 13–14 руб. дешевле.

Бюджетное правило предполагает, что при стоимости нефти выше, чем примерно 40 долл. за баррель (этот уровень назван ценой отсечения), дополнительные нефтегазовые доходы направляются в резервы – с этой целью Минфин покупает иностранную валюту.

О чрезмерной жесткости бюджетного правила высказывались многие эксперты, в том числе председатель Счетной палаты Алексей Кудрин. Особенно заниженной цена отсечения выглядит на фоне текущих нефтяных котировок. Сейчас на бирже цена нефти Brent превышает 75 долл. за баррель. По данным Минфина, больше 75 долл. стоит баррель нефти Urals.

Силуанов, однако, на страже бюджетного правила. «Мы считаем, что действующее правило показало свою эффективность. Мы говорим о том, что сейчас для целей развития мы хотим не менять ценовые показатели по цене отсечения, сверх которой деньги зачисляются в Фонд национального благосостояния (ФНБ). Мы говорим: для того чтобы найти ресурсы для бюджета, мы будем чуть больше заимствовать и эти средства направлять на развитие», – цитирует Силуанова Интерфакс.

Он также сказал: «Это правило мы готовили вместе с Центробанком, и Центробанк в полной мере оценил все преимущества от реализации такого подхода. Основная задача – даже не столько сформировать подушку безопасности, что тоже очень важно, сколько обеспечить предсказуемость в ведении предпринимательской деятельности от курсовых колебаний». По его словам, сохранение такого правила – фактор стабильности денежно-кредитной политики.

Вряд ли первый вице-премьер и министр стремился к такому эффекту, но из его слов напрашивается вывод, что обесценение рубля – это и есть та экономическая стабильность, те предсказуемые условия, о которых заботятся власти.

Силуанов сделал еще одно важное уточнение: без бюджетного правила, «конечно, рубль был бы крепче, но в случае снижения цены на нефть мы увидели бы обратные качели». Парадокс в том, что, опасаясь обвала рубля из-за удешевления нефти, финансовые власти сами ослабили рубль на фоне как раз дорожающей нефти.

В итоге если в начале этого года валютный курс был около 57 руб. за 1 долл., а нефть Brent стоила примерно 67 долл. за баррель, то теперь курс приближается к 64 руб. за 1 долл., хотя нефть уже дороже 75 долл. за баррель. И в том, и в другом случае видим изменение на 12%, только пока нефть дорожала, рубль дешевел.

Как сообщил вчера «НГ» начальник управления операций на российском фондовом рынке компании «Фридом Финанс» Георгий Ващенко, с начала года рубль к доллару потерял около 10%, нефть подорожала примерно на 15%, причем в рублях баррель подорожал на 27,5%.

Обесценение рубля бьет по благосостоянию граждан, люди начинают ограничивать потребление, причем не только импортных товаров, как надеются в правительстве, но и отечественных, в производстве которых тоже нередко задействованы импортные составляющие. Да и, как уже не раз показывали примеры со стоимостью выращенного в России зерна или произведенного в нефтедобывающей России бензина, внутренние цены на отечественную продукцию вполне могут зависеть от ситуации на внешних рынках и привязываться к курсу доллара.

Финансовые власти, произвольно установившие цену отсечения, не только изымают из экономики «живые» деньги, чтобы пустить их не на развитие, а на покупку иностранной валюты для резервов, не только стимулируют девальвацию рубля, но и готовят россиянам еще налоговые и иные ужесточения: повышение налога на добавленную стоимость, увеличение пенсионного возраста.

Теоретически если бы так называемые дополнительные доходы от сырья не изымались из экономики, тогда можно было бы попытаться сбалансировать пенсионную систему не за счет отсрочки выхода на пенсию для миллионов граждан, а за счет притока сырьевых доходов, тогда можно было бы не повышать налоговую нагрузку. Выходит, простые граждане и бизнес отчисляют налоги в бюджет для того, чтобы финансовые власти с опорой на эти поступления потратили «лишние» (в кавычках) бюджетные доходы на девальвацию рубля.

«В России в резерв изымаются налоги в рублях, затем они переводятся в резервы в виде валюты или американских ценных бумаг и фактически выключаются из экономики. Это все равно что изъять денежную массу и сжечь ее, – считает гендиректор компании «Харитонов Капитал» Максим Харитонов. – Экономика так лучше функционировать не станет, это действие давит на курс национальной валюты. Созданию предсказуемых курсовых условий бюджетное правило не способствует, оно само адаптируется к курсу».

«Граждане действительно ежедневно платят из своих карманов не только инфляционный налог, но и разницу на дорожающие импортные товары или отечественные товары с импортной составляющей», – добавляет он. «Полагаю, деятельность Минфина по созданию резервов базируется на стратегии консервирования ситуации, недопущения сильных кризисов, резерв – универсальное «лекарство» от любых потрясений, которые можно сразу же залить деньгами», – поясняет эксперт.

У страны должны быть резервы, это бесспорно. Правда, средства ФНБ, который, казалось бы, призван поддерживать пенсионную систему, все чаще расходуются на разные инфраструктурные проекты, причем не всегда эффективно, что уже вызывало нарекания аудиторов (см., например, «НГ» от 22.05.1813.04.17).


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также