0
6488
Газета Экономика Печатная версия

29.06.2018 00:01:00

Бюджетное правило загоняет страну в нефтяное рабство

Финансовым властям полюбилась "голландская болезнь"

Тэги: экономика, бюджетное правило, сырьевые отрасли, фнб


Фото pixabay.com

В общей прибыли экономики ощутимо выросла доля сырьевых отраслей: сейчас она близка к 40%, а к концу года, по экспертным прогнозам, вполне может достичь 50%. Сырьевое проклятие не преодолено. Принятое правительством бюджетное правило толкает российскую экономику в окончательное нефтяное рабство, считают эксперты. Экономика искусственно обескровливается, для диверсификации и развития не остается источников. И власти пытаются сделать таким «источником» население и бизнес. Предпринимательская депрессия обрабатывающих отраслей уже стала хронической.

По последним данным Росстата, доля убыточных предприятий в России в январе–апреле составила 34,2%. Как сообщил директор аналитического департамента компании «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов (экс-глава департамента Минэкономразвития), это «максимум за последние четыре года».

Если смотреть в отраслевом разрезе, то самая большая доля убыточных предприятий (свыше 40%) зафиксирована в таких секторах, как обеспечение электроэнергией, газом и паром; добыча полезных ископаемых; транспортировка и хранение; научная и техническая деятельность. В сфере водоснабжения она почти близка к 50%. На таком фоне обрабатывающий сектор выглядит как будто неплохо: доля убыточных предприятий – 33%.

Однако одновременно с этим именно на сырьевые отрасли приходится основной вклад в общую прибыль экономики. В январе–апреле совокупный сальдированный финансовый результат предприятий (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых компаний и госучреждений) составил более 3,5 трлн руб. – на такую сумму совокупная прибыль превысила совокупный убыток.

Около 1,3 трлн руб. из этой суммы приходится на добывающий сектор, который по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличил свой результат сразу на 61%. Тем самым доля добывающего сектора стала самой большой, составив 37%. А обрабатывающая промышленность ухудшила свой результат: снижение составило почти 4%. На этот сектор приходилось только 849 млрд руб., или 24% совокупного финансового результата.

По прогнозу Тремасова, к концу года доля сырьевых отраслей в прибыли экономики вполне может достичь 50%. Заметим, такое происходит редко, однако подобный сценарий нельзя назвать абсолютно фантастическим. Например, в 2014 году в сальдированном финансовом результате организаций на добывающий сектор приходилось почти 50%, а на обрабатывающий – только четверть.

Сейчас, на фоне растущих нефтяных цен и таких финансовых результатов компаний, принятое правительством бюджетное правило «продвигает нас семимильными шагами в сторону сырьевой экономики», предупреждает Тремасов.

Ранее финансовые власти уже поясняли, что бюджетное правило с ценой отсечения около 40 долл. за баррель помогает сгладить связанные с внешней конъюнктурой колебания валютного курса. Дополнительные нефтегазовые доходы, полученные благодаря стоимости нефти сверх цены отсечения, направляются в резервы – с этой целью Минфин покупает иностранную валюту. Правда, такое правило привело к тому, что российская валюта по отношению к доллару искусственно обесценивалась даже на фоне дорожающей нефти (см. «НГ» от 20.06.18).

Уже несколько лет подряд обрабатывающие отрасли находятся в России в состоянии предпринимательской депрессии – это фиксирует Росстат. Сейчас ситуация снова ухудшается. Так, в мае 2018-го индекс предпринимательской уверенности обрабатывающих производств составил в РФ –3,5% (почти таким же он был и в июне), хотя в декабре 2017-го индекс составлял –1,1%. То есть произошло ухудшение. Минус свидетельствует о преобладании негативных оценок предпринимателей, данные приводятся с исключением сезонного фактора.

Искусственное обескровливание экономики с помощью бюджетного правила, когда дополнительные нефтегазовые доходы изымаются из экономики и направляются в резервы, не способствует ни модернизации, ни диверсификации.

Но, даже изъяв из экономики «лишние» нефтегазовые доходы, власти могли бы этими деньгами воспользоваться все равно иначе: например, направив их на балансировку пенсионной системы. К слову, Фонд национального благосостояния (ФНБ) для того и создавался. Он мог бы стать аналогом норвежского госфонда. Но ФНБ не только не может похвалиться такой же доходностью, как и норвежский госфонд (см., например, «НГ» от 02.03.17), он еще и расходуется все чаще на различные проекты, не связанные с пенсионной системой. Причем расходуется, как показывают проверки, не всегда эффективно (см. «НГ» от 22.05.1813.04.17).

Опрошенные «НГ» эксперты допускают, что к концу года доля сырьевых отраслей в общей прибыли экономики может достичь 50%.

«Ситуация, сложившаяся с финансовыми результатами предприятий, в настоящий момент носит конъюнктурный характер. Текущая тенденция определяется внутренним ростом цен практически на все виды сырья. Прежде всего на моторное топливо. При относительно стабильном курсе рубля это ведет к росту прибыльности в сырьевых секторах и увеличению издержек в остальной экономике. Доля сырьевых отраслей в прибыли может теоретически вырасти до 50% при условии дальнейшего роста цен на нефть», – поясняет замдиректора Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук Александр Широв.

«В целом никаких существенных изменений в структуре российской экономики в последние годы не происходит, – продолжает эксперт. – Для изменений нужен рост конкурентоспособности базовых производств, который возможен только при росте инвестиционной активности».

По словам Широва, сейчас бюджетное правило ограничивает укрепление рубля, «сдерживает рост расходов бюджета конъюнктурного характера», «обеспечивает увеличение объемов ликвидности в финансовой системе». При этом «дополнительные доходы бюджета не используются на цели модернизации экономики», добавляет эксперт.

«Последние два года снова проявились признаки «голландской болезни». Так, с 2015 по 2017 год экспорт нефтяного сырья возрос на 15,4 млн т, что подтверждает ориентацию налоговой политики на стимулирование ресурсного экспорта», – замечает доцент Высшей школы корпоративного управления Академии при президенте (РАНХиГС) Тамара Сафонова.

Несмотря на заявления правительства, страна не избавилась от сырьевой зависимости. В первом квартале 2018-го доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете выросла до 45,6%, для сравнения: в первом квартале 2017-го она была 41,8%. Такие данные приводили в майском мониторинге экономической ситуации специалисты РАНХиГС и Института Гайдара.

Как считает первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский, было бы разумным смягчить бюджетное правило, подняв цену отсечения, и «направить сейчас больше денег на развитие, вместо того чтобы держать нынешнюю планку и добывать деньги через, например, повышение налога на добавленную стоимость, которое, безусловно, ударит по обрабатывающим отраслям еще больнее».

«Бюджетное правило изначально было создано как инструмент избавления от сырьевой зависимости по принципу «раз сейчас мы этих денег, отправленных в запасы, не видим, значит, их нет, как нет и сырьевой зависимости». Но это не так. Доля нефтегазовых доходов все равно растет в структуре бюджета. А отказ от денег, направленных в запасы, приводит к тому, что правительство вынуждено искать средства у народа и предприятий, увеличивая на них нагрузку, – обращает внимание директор Института актуальной экономики Никита Исаев. – В итоге развитие только тормозится».     


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также