0
10005
Газета Экономика Печатная версия

23.01.2020 20:33:00

Трамп отнимает у России доходы от экспорта в КНР

РФ потеряет прибыль от продажи нефти, угля и рыбы

Тэги: сша, китай, торговая сделка, экспортный рынок, передел


Китайские потребители проявляют повышенный интерес к продукции российских морей. Фото с сайта www.rushfishexpo.com

Подписанная на прошлой неделе первая фаза торговой сделки между США и КНР, по которой Поднебесная обещает увеличить закупки американских товаров на 200 млрд долл., угрожает переделу экспортного рынка. Такой вывод делают в Институте мировой экономики Петерсона (Peterson Institute for International Economics, PIIE). Согласно их расчетам, Китай не сможет нарастить закупки американских товаров, не отказавшись от других поставщиков. В связи с этим под удар подпадают российские поставки в Китай нефти, угля и водных биоресурсов.

Эксперты Института Петерсона обращают внимание на два важных аспекта американо-китайской сделки: гигантский объем обязательств Пекина, которые даже кажутся аналитикам малореалистичными, а также существенное изменение всей структуры мировой торговли.

«С малореальными целями по объемам экспорта вся сделка может быть обречена на неисполнение», – отмечают аналитики. В этом случае под угрозой могут оказаться и другие аспекты сделки, что делает вероятным новый виток торговой напряженности между США и Китаем. Напомним, в рамках первой фазы торговой сделки Пекин обязуется увеличить закупки американских товаров и услуг на 200 млрд долл. в течение двух лет (см. «НГ» от 20.01.20).

При этом Китай вряд ли сможет нарастить закупки американских товаров иначе, чем путем отказа от закупок тех же товаров и услуг из других стран. «Китай может закупить больше американской сои, сократив импорт семян масличных культур из Бразилии», – объясняют аналитики PIIE.

«В результате такой подход создает проблемы для всей торговой системы. Это побуждает Пекин смещать закупки от других иностранных поставщиков в сторону Соединенных Штатов, чтобы преодолеть дефицит исполнения обязательств перед США», – делают вывод исследователи.

К примеру, в 2017 году Китай закупал у США соевых бобов почти на 14 млрд долл., а у Бразилии – почти на 20 млрд долл. Так что расширение экспорта сои из США в рамках соглашения с Китаем может происходить за счет таких стран, как Бразилия и Аргентина. Аналогично увеличение закупок Китаем из США сорго, пшеницы и кукурузы может нанести экономический вред Австралии, Вьетнаму или Таиланду.

Для России чувствительными могут оказаться потери экспортных доходов от поставок в Китай водных биоресурсов. На сегодня США поставляют в Китай рыбы и морепродуктов на сумму в 1,3 млрд долл., что составляет 16% от всего китайского импорта. Почти столько же поставляет в Поднебесную и РФ. Мало того, экспорт рыбной продукции из России в КНР растет. Так, по итогам 2018 года экспорт из России в Китай составил почти 1,5 млрд долл. Основная масса поставок пришлась на категории «Мороженая рыба» (80%) и «Ракообразные» (15%). Китай является крупнейшим покупателем российских даров моря: на него приходится почти треть всего экспорта в денежном выражении. В основном КНР закупает у России мороженого минтая, мороженого лосося, мороженую треску и мороженого и живого краба (общий объем экспорта водных биоресурсов из РФ, по данным компании Fishery Strategy Consulting, составляет около 6,3 млрд долл.).

Глава Российского экспортного центра Андрей Слепнев признавал: поставки рыбы и морепродуктов – ключевая позиция в экспорте отечественной агропродукции в Китай. Переориентация КНР на американские поставки может увести экспорт морепродуктов из РФ, полагают в PIIE.

Сами поставщики таких угроз пока не видят. «Китай не снизит закупки минтая и крабов из России. Спрос в Китае на поставки продукции из этих видов водных биоресурсов не снижается», – полагает президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников Герман Зверев.

По прогнозу PIIE, под угрозой окажутся и поставки в Китай российских энергоресурсов. Как известно, в 2017 году Поднебесная импортировала сырой нефти на 163,8 млрд долл., причем на Штаты пришлось только 2%, а на РФ – 15%. Схожая картина и с поставками угля. В 2017 году Китай закупил угля на 18,6 млрд долл. Доля России составила 12%, а США – всего 2%. Кроме России дополнительный экспорт угля из США может повлиять также на Австралию и Индонезию, продолжают в PIIE.

Многие европейские эксперты тоже критически высказываются о американо-китайской сделке. Так, глава Европейской торговой палаты в Китае Йорг Вуттке заявлял, что «список покупок», в соответствии с которым Китай должен будет закупать американские товары, неприемлем (см. «НГ» от 15.01.20). Примером протекционизма и «регулируемой торговли» называл сделку глава управления Евросоюза по торговле Фил Хоган. Многие европейские СМИ по итогам заключения соглашения прямо сообщали, что Европа оказалась основным проигравшим от сделки (см. «НГ» от 20.01.20).

Борьба за рынки между странами идет полным ходом, признают эксперты «НГ». «США все-таки удалось продавить правительство Китая с учетом санкционного давления и жесткой риторики по отношению к стране за последние пять лет. И здесь не стоит ждать чудес: на сегодняшний день все рынки поделены, поэтому Китаю придется снижать объемы товарооборота с другими странами по ряду импортируемых продуктов», – считает доцент Российского экономического университета им. Плеханова Екатерина Новикова.

Вопрос только в том, насколько данная ситуация может стать критичной для российской экономики. «Если говорить об экспорте энергии, то Россия и Китай вовлечены в один проект по строительству трубопровода из России в Китай, где основные затраты несет Россия. С учетом соглашения между странами Китаю будет невыгодно оплачивать штрафы за отказ от российских энергоресурсов», – рассуждает эксперт.

Что касается экспорта морепродуктов в Китай, то здесь поставки из США кажутся абсолютно невыгодными с учетом налаженных логистических связей между Дальним Востоком и Китаем, тем более что большинство китайских предприятий уже давно обосновались на восточной территории РФ, продолжает Новикова.

Торговое давление Дональда Трампа на Китай показывает, что американские власти способны существенно перекроить товарные и финансовые потоки мировой внешней торговли. При этом менее крупные экономики оказываются на нижних этажах пищевой цепочки экономических сверхдержав.

Управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский также предлагает не переоценивать риски вероятного пересмотра структуры импорта Китаем энергоресурсов в пользу контрактов с американскими поставщиками.

По динамике российского экспорта рыбы в Китай не видно, что поставки могут снизиться из-за восстановления нормальных торговых отношений между Китаем и США, замечает директор Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Наталья Шагайда. «Российская доля рыбы в китайском рыбном импорте выросла в стоимостном выражении, но снизилась в относительном. Если в 2011 году — до всяких торговых войн — она была почти 17%, то в их разгар — в 2018 году — меньше 13%. Российские компании нарастили рыбный экспорт в Китай с 2011 по 2018 годы в 1,6 раз, а китайский рыбный импорт вырос больше чем в два раза. Всем хватило места, Россия не заместила США на рынке Китая», - резюмирует она.

Что касается поставок российских углеводородов в Китай, то они осуществляются на основе межправительственных соглашений и долгосрочных контрактов, напоминает доцент РАНХиГС Тамара Сафонова.

Кроме того, продолжает аналитик «Финам» Сергей Дроздов, несмотря на заключение первой фазы торгового соглашения между США и Китаем, далеко не факт, что Пекин, в полном объеме будет выполнять подписанные в Вашингтоне договоренности.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также