0
22497
Газета НГ-Энергия Печатная версия

08.04.2008

Голодные, беднеющие и богатые

Нина Пусенкова

Об авторе: Нина Николаевна Пусенкова - кандидат экономических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, Московский центр Карнеги.

Тэги: нефть, ннк


ННК постепенно превращаются в новое поколение государственных МНК – вертикально-интегрированных и работающих по всему миру.
Фото Reuters

Название «национальная нефтяная компания» (ННК) обманчиво. Оно соответствует действительности, если под «национальной» подразумевать «государственная». Но с оговорками. В ряде стран очень медленно идет частичная приватизация ННК (хотя для многих это – политическое табу). У государства осталось 90% китайской СNPC, 74% индийской ONGC, 62,5% норвежской StatoilHydro, 60% оманской PDO, 55% китайской Sinopec, 32% бразильской Petrobras, сейчас продается 10% колумбийской Ecopetrol. Обсуждается возможность частичной приватизации нефтянки Кувейта. Если эти компании продемонстрируют более высокую эффективность, может, задумаются и другие┘

Но название полностью обманчиво, если воспринимать «национальную» как антоним «международной». Есть мнение, что МНК работают по всему миру (Chevron – в 180 странах, Shell – в 130), а ННК – только в своей стране. Это неверно. Национальные компании тоже идут за рубеж. Масштабы их экспансии пока не сопоставимы с МНК, но ННК и начали позже, а наиболее успешные очень быстро расширяют свое иностранное присутствие. Так, бразильская Petrobras в 1997 году работала лишь в 11 странах, а сейчас – в 27 и рвется на азиатский рынок.

Интересно, что компании из нефтедобывающих стран не только проникают в переработку и сбыт развитых государств, о чем говорилось в февральской статье, но и идут в геологоразведку и добычу своих развивающихся собратьев. Активность такой экспансии зависит от объемов и выработанности их собственных углеводородных запасов.

ННК бывают трех видов – если судить по объему запасов.

Богатые. Это компании стран ОПЕК, кроме индонезийской Pertamina, которые обладают огромными запасами углеводородов, и в перспективе останутся чистыми экспортерами.

Некоторые из них, несмотря на свои полные кладовые, задумываются о будущем. Так, Sonatrach из богатого газом Алжира (его запасов хватит на 53 года), надеясь удвоить добычу и экспорт голубого топлива к 2020 году, работает в Перу, Боливии, Ираке, Йемене, Судане, Ливии, Мали, Мавритании, Венесуэле, вместе со Statoil осваивает морские месторождения Египта. Компания стремится к диверсификации – ее топ-менеджер подчеркивает: она «не хочет быть ограничена только одним источником углеводородов, сколь надежным и перспективным он бы ни казался».

Другой пример – Кувейт, обеспеченный нефтью и газом более чем на 100 лет. Проблема страны – ее географическое положение, поскольку нефть можно вывозить только танкерами через Персидский залив. Отчасти поэтому уже в 1990-х годах КРС пошла в геологоразведку и добычу Австралии, Конго, Египта, Индонезии, Туниса и Йемена.

Беднеющие. Это компании с истощающимися запасами нефти и газа, которые в ближайшем будущем начнут (или уже начали) импортировать нефть и газ для своих нужд (Petronas, Pertamina, Pemex, StatoilHydro).

Так, Statoil в ответ на сокращение ресурсной базы Норвегии (нефти там осталось на девять лет), стала не только оптимизировать эксплуатацию нефтяных запасов страны и добывать газ (его хватит на 33 года), но и отправилась работать в Азербайджан, Алжир, Анголу, Венесуэлу, Великобританию, Египет и Китай.

После слияния с Norsk Hydro международная экспансия StatoilHydro, которая и так присутствует в 40 странах, вероятно, активизируется. Ведь благодаря объединению возрастают их финансовые, технологические и производственные возможности. К тому же слияние должно нормализовать отношения между ними. До него складывалась парадоксальная ситуация: две государственные компании по отдельности выходили на мировую арену, зачастую не сотрудничая, а соперничая за привлекательные активы.

Petronas из Малайзии с доказанными запасами нефти, достаточными на 15 лет, и газа – на 41 год, ведет деятельность в 38 странах, в том числе в секторе разведки и добыче 23 государств (Алжира, Анголы, Бахрейна, Бенина, Камеруна, Чада, Египта и так далее).

Голодные. Это компании из стран, имеющих собственные запасы нефти и газа, но очень быстро растущие. Поэтому их потребности в энергоресурсах резко вырастают, и они крайне агрессивно ищут источники углеводородного сырья за рубежом. Это китайские CNPC, Sinopec, их младший брат CNOOC и индийская ONGC.

Китайские компании

Начиная с 1993 года, когда Китай стал чистым импортером нефти, участие в зарубежных нефтегазовых проектах стало вопросом жизни и смерти для китайских компаний. Нефти в Поднебесной хватит всего на 12 лет (хотя с природным газом ситуация лучше – его достаточно на 42 года). Так что компаниям приходится искать новые источники энергоресурсов в стране и за ее пределами и щедро инвестировать за рубежом.

Правительство Китая к концу 1990-х годов осознало: для обеспечения устойчивого экономического роста и энергетической безопасности без международной экспансии не обойтись. В 1997 году была принята национальная стратегия Going Abroad («Выход за рубеж»). Она способствовала расширению международного бизнеса китайских компаний – им предоставили весомые инвестиционные стимулы. Китайские корпорации весьма преуспели в международной экспансии, особенно когда их коммерческие интересы совпадают с политическими интересами правительства. Государство, стремясь укрепить энергетическую безопасность, ставит перед китайскими ННК стратегическую задачу – снизить зависимость от ближневосточной нефти.

CNPC – самая крупная ННК в Китае. Она начинала за рубежом с мелких проектов без особого риска и постепенно перешла к крупным проектам. Сейчас она работает в 25 странах, включая республики бывшего СССР (Казахстан, Туркменистан и Азербайджан), Африку (Ливия, Алжир, Чад и Нигерия), Ближний Восток (Оман, Сирия, Иран и Ирак), ЮВА (Индонезия и Бирма)... К 2006 году CNPC добывала за рубежом более 1 млн. баррелей/сутки. В 2005 году она обнародовала стратегическую цель – до 2020 года инвестировать 18 млрд. долл. в иностранные нефтегазовые активы.

Sinopec – вторая по размеру ННК, которая лидирует в нефтепереработке Китая. Она превратилась в интегрированную нефтяную компанию в 1998 году, когда CNPC передала Sinopec восемь южных месторождений, а Sinopec передала CNPC четыре северных НПЗ.

На сегодня она присутствует в 20 странах, включая 40-процентную долю в канадском Northern Lights Oil Sands Project, геологоразведочные работы в Йемене, Иране и Индонезии, проекты по повышению нефтеотдачи в Алжире, несколько сервисных контрактов в Киргизии и Туркменистане.

Индийская Oil and Natural Gas Corporation (ONGC)

ONGC доминирует в энергетическом секторе Индии, обеспеченной нефтью на 19 лет, а газом – на 34 года. Компания владеет передовыми технологиями морской добычи, поскольку до 70% нефти страны извлекается на шельфе.

Начиная с 2000 года ONGC инвестировала 3 млрд. долл. в зарубежные энергетические проекты. Она пыталась прорваться к морским месторождениям, но китайцы опередили ее в Казахстане и Анголе. У компании стратегическая цель – приобрести доли в зарубежных нефтегазовых проектах с добычей в 1,2 млн. баррелей/сутки к 2025 году, и сейчас она стремится к промежуточной цели – 400 тыс. баррелей/сутки к 2010 году. Сегодня ONGC имеет 25 нефтегазовых активов в 15 странах – Бирме, Вьетнаме, Австралии, России и других.

Так ННК постепенно превращаются в новое поколение государственных МНК – вертикально-интегрированных и работающих по всему миру.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также