0
1515
Газета Идеи и люди Печатная версия

16.03.2001 00:00:00

Следует ли прислушиваться к советам МВФ?

Константин Ремчуков

Об авторе: Константин Вадимович Ремчуков - депутат Государственной Думы, заместитель председателя Комитета по природным ресурсам и природопользованию.

Тэги: мвф, политика, экономика, промышленность


К ЧИСЛУ макроэкономических проблем всеми признанными мировыми экономистами относятся в порядке важности следующие: 1. Выпуск товаров и услуг (производство); 2. Уровень цен/инфляция; 3. Уровень занятости/безработицы; 4. Внешнеэкономическая деятельность/валютный курс.

Упор правительства все 90-е годы делался на цели # 2 и # 4, то есть на борьбу с инфляцией и поддержание приемлемого валютного курса. Теперь никто в обществе не ставит под сомнение необходимость антиинфляционной политики. Это - бесспорное достижение реформаторов. Однако на новом этапе - этапе роста и развития - абсолютно необходимо сделать акцент на объекте # 1 макроэкономической политики: стимулирование производства как основы долгосрочного роста всей экономики и создания предпосылок для решения целей # 2-4.

Главная трудность при выработке промышленной политики состоит в том, что за десятилетие реформ сложился тесный рабочий контакт основной массы ведущих российских экономистов с экспертами МВФ, с которыми согласовываются основные параметры макроэкономической политики страны на каждый год. Поскольку МВФ по определению не интересуется производством, а преследует по всему миру главную цель - обеспечение бездефицитного бюджета как основы стабильности цен и валютного курса, то сфера производства (промышленности и сельского хозяйства) рассматривается экспертами МВФ исключительно в терминах бюджетной эффективности (полная ликвидация субсидий и налоговых льгот). По большому счету структура национальной экономики для МВФ не имеет никакого значения. Именно этим объясняется универсальность рекомендаций Фонда по мерам финансовой стабилизации как для стран тропической Африки (с долей промышленности в ВВП в 8%), так и для России (с ее перегруженной промышленной структурой и катастрофическим разрывом в уровне территориального развития).

Не менее важной проблемой при выработке промышленной политики является методологическое непонимание функциональной природы переходности российской экономики. Иными словами, непонимание того, что российской экономике придется долго функционировать в условиях недоразвитости рыночных институтов, то есть недостаточного развития саморегулирующихся сил, обусловленных эластичностью заработной платы, цен, факторов предложения. Рыночная экономика - это экономика, в которой большинство решений о производстве и потреблении (что, как и для кого) принимаются отдельными личностями и частными компаниями. Думать, что мы будем функционировать в соответствии с новейшими тенденциями в функционировании развитых рыночных экономик, утопично. При этом надо отметить, что новейшие тенденции 2001 года серьезно отличаются от доминирующих тенденций середины 80-х годов. Тогда, например, американское правительство широко применяло методы нетарифной защиты своего рынка, вводя так называемые добровольные ограничения экспорта на ввоз автомобилей из Японии и кожаной обуви и текстиля из Азии. Это говорит о том, что экономическая политика Запада всегда соответствует реальным потребностям национальной экономики в реализации стратегии развития.

Мощнейшей тенденцией современной мировой экономики является дерегулирование национальных рынков, то есть создание равных условий для национальных и иностранных компаний на ключевых рынках. Это обусловлено возрастанием транснациональности бизнеса (ТНК - двигатели экономического прогресса), который пролоббировал вскрытие рынков в мировом масштабе.

Однако 10 лет назад (уже тогда экономика большинства развитых стран была более конкурентоспособной, чем нынешняя российская) допуск на национальные рынки регулировался государством жестко. То есть политика дерегулирования не проводилась до тех пор, пока национальные компании не окрепли достаточно, чтобы выдержать конкуренцию со стороны иностранцев. Образно говоря, речь идет о том, как если бы в спортивном единоборстве выпустить на ринг (татами) спортсменов независимо от возраста и веса. Чтобы соревнование (конкуренция) было равным и справедливым, нужны ограничения, которые снимаются, когда спортсмен готов. В противном случае молодого и легкого спортсмена заломают навсегда.

Абсолютно необходимо выработать стратегическое видение того, какую структуру экономики собирается иметь Россия через 10 лет. Если смыслом стратегии является создание конкурентоспособной российской экономики как основы обеспечения интересов своих граждан и собственных геополитических приоритетов, то какие отрасли экономики Россия должна иметь, чтобы не стать периферийной державой (авиация, космос, автомобилестроение, нефтехимия, производство новых конструкционных материалов, электроника, фундаментальная наука и т.п.)? Какие отрасли экономики должны лежать в основе конкурентоспособности национальной экономики?

Предельно важно грамотно использовать переговоры с ВТО для решения собственных стратегических задач (а не задач ВТО - вскрытие российского рынка). Реальность такова, что при создании благоприятного инвестиционного климата в тех или иных отраслях экономики Россия может получить прямые иностранные инвестиции и поддержку западных инвесторов в переговорном процессе с Западом. Например, если мы защитим рынок по производству автомобилей и комплектующих на 5 лет (с обязательным снятием защиты после фиксированного срока), то гарантировано привлечение в отрасль стратегических инвесторов, которые тоже ищут альтернативу для приложения своих ресурсов. Это приведет к повышению качества и снижению цены продукции и росту конкурентоспособности отрасли. Надо всегда помнить о том, что Западная Европа легко пустила под откос возможный успех Уругвайского раунда, упершись в защиту рынка сельхозпродуктов и не позволив американцам распространить на услуги (особенно финансовые, где у США было огромное преимущество) принципы торговли товарами.

Необходимо также решить важнейший методологический вопрос промышленной политики - кто является ее главной движущей силой. Принципиально существенно понимание того, что мелкий и средний бизнес на данной фазе нашего развития реально будет играть роль преимущественно поглотителя избыточной рабочей силы, высвобождающейся из крупных предприятий. Отсюда, с одной стороны, задача выработать адресную промышленную политику поддержки (кредитования и льгот, дебюрократизации и т.п.) мелкого и среднего бизнеса, а с другой - поддержки крупного частного бизнеса, способного индуцировать частные инвестиции для развития стратегически важных отраслей экономики.

Также важно понимать, что реальные структурные сдвиги в российской экономике можно достичь лишь в рамках концепции несбалансированного роста. В условиях ограниченных государственных финансов иной подход (сбалансированный) практически невозможен из-за дефицита факторов предложения и фактически может привести к распылению скудных государственных средств (последний яркий пример - эпоха перестройки, когда финансировалась перестройка всего: от дошкольного образования до производства сельхозмашин, что в конечном итоге привело к тотальному дефициту и гиперинфляции). Так вот, "локомотивы развития и роста", способные вызвать капиталовложения в смежных отраслях и максимально стимулировать прямые и обратные связи в экономике, должны быть поддержаны правительством в рамках реализации стратегии создания конкурентоспособной российской экономики.

Становление крупных конкурентоспособных российских компаний сыграет решающую роль в интеграции постсоветского пространства. Только крупный российский бизнес может быть партнером государства при захвате активов стран СНГ при урегулировании двухсторонних отношений и долговых проблем. В противном случае реализовать внешнеэкономические преимущества государства будет некому.

Речь должна идти о государственном регулировании прежде всего частного капитала. В этом отличие от госрегулирования государственных предприятий и предприятий госсектора предыдущей эпохи. В этом качественное отличие применяемой терминологии "левыми" и "правыми". Термин один: "госрегулирование", а смысл разный. Потому что в случае с госсектором, важнейшая цель менеджмента - "выбить" бюджет и потратить до конца (иначе спишут), а в случае частного капитала - заработать ресурс и рационально (прибыльно) его разместить.

Важным элементом промышленной политики является создание экономических условий для обновления основных производственных фондов отечественных предприятий. Степень износа основных средств на многих промышленных предприятиях приблизилась к 100%. Необходимо создать условия, при которых предприятия будут в состоянии самостоятельно накапливать необходимые средства на замену устаревшего оборудования, а не пользоваться заемными средствами, уводя прибыль из реального сектора экономики.

Такими условиями могут стать:

- предоставление права направлять прибыль до налогообложения на модернизацию и обновление собственного производства;

- введение механизма ускоренной амортизации (актуально прежде всего для вновь создаваемых предприятий);

- реальное, а не декларированное снижение налогового бремени на промышленные предприятия.

Необходимы реальные шаги государства в сторону легализации прибыли, что создаст экономические условия для появления в России среднего класса, являющегося важнейшим фактором экономического процветания государства. При существующем порядке налогообложения дивидендов, выплачиваемых предприятиям и физическим лицам, можно просто забыть о появлении среднего класса. Предлагаемые правительством ставки налога на дивиденды в размере 30% являются по сути запретительными для осуществления выплаты дивидендов. Инвестор, вкладывая средства в акции промышленных предприятий, должен освобождаться от уплаты налогов с полученных дивидендов. Это создаст экономические условия для вовлечения личных накоплений граждан России в хозяйственный оборот.

Необходимо четкое выполнение и соблюдение правительством и Центральным банком намеченных ориентиров кредитно-денежной политики. На сегодняшний момент ориентиры денежно-кредитной политики декларируются в Бюджетном послании президента, в Основных направлениях денежно-кредитной политики ЦБ и в законе о бюджете. Однако на практике не существует реального механизма, гарантирующего выполнение объявленных ориентиров. Более того, по истечении года не проводится оценка реализации провозглашенной политики. Повышение тарифов на услуги естественных монополий происходит по засекреченному сценарию, сроки уведомления о готовящемся повышении для промышленных предприятий очень малы. Причем тарифы, пошлины и другие виды выплат, затрагивающие крупный бизнес, устанавливаются непрогнозируемо. Таким образом, крупные промышленные предприятия не в состоянии планировать свой бизнес, вынуждены привлекать заемные средства для ликвидации дефицита оборотных средств.

Особую актуальность для реализации промышленной стратегии России приобретает целенаправленная политика валютного курса, поддерживающая реальный сектор экономики в конкурентоспособном состоянии. Это один из тех инструментов стимулирования, на который влияние международных финансовых институтов ограничено. Достаточно вспомнить, что до 1998 года валютный коридор, согласованный с МВФ, не позволял стране выйти на траекторию роста, а промышленности подняться с колен. Это случилось только после девальвации рубля. И сразу мы получили рост экономики и рост налогов, и рост доходов бюджетов всех уровней, и погашение задолженности, и перенаправление инвестиций из спекулятивного сектора финансового рынка в реальную экономику, и реинвестирование доходов от экспорта в отрасли машиностроения и энергетики. То есть по большому счету экономический рост в России случился не благодаря, а вопреки валютно-финансовым рекомендациям МВФ. Таким образом, если мы хотим роста и развития, надо поддерживать валютный курс на стимулирующем промышленность уровне.


статьи по теме


Читайте также