0
561
Газета Идеи и люди Печатная версия

14.04.2006

Правее центра

Олег Морозов

Об авторе: Олег Викторович Морозов - первый заместитель председателя Государственной Думы, член бюро высшего совета партии "Единая Россия".

Тэги: единая россия, идеология


В последнее время резко активизировалась дискуссия о роли политических партий в современном российском обществе. Причем инициировал ее президент России Владимир Путин, высказавшись на эту тему на пресс-конференции в Кремле для российских и иностранных журналистов, а затем в интервью испанским СМИ. Практически одновременно были обнародованы результаты опроса ВЦИОМа, посвященного отношению россиян к ряду государственных и общественных институтов. Оказалось, что только 19% респондентов одобряют деятельность политических партий.

Честно говоря, такой результат не стал для меня какой-то неожиданностью. После ухода с политической арены «руководящей и направляющей» силы общества – КПСС – прошло уже почти пятнадцать лет, но «антипартийный синдром» еще очень силен. Не сняли его и попытки партийного строительства, предпринятые в последние годы. Люди по-прежнему не связывают перемены к лучшему с деятельностью политических партий. Не последнюю роль в этом играют средства массовой информации, усиленно культивирующие в массовом сознании образ партий как захребетников общества. Характерно, что это в большей или меньшей степени относится ко всем партиям, будь то «Единая Россия», КПРФ или ЛДПР. Но и сами партии нельзя считать «без вины виноватыми». Многие из них не вышли еще из детского состояния, не имеют ни массовой членской базы, ни сколько-нибудь цельной идеологии.

Вместе с тем роль политических партий как ключевого элемента гражданского общества трудно переоценить. Другого механизма согласования интересов в демократическом обществе просто не существует. Для современной России это особенно важно, так как только создание цивилизованной многопартийности завершит демонтаж политического наследия прошлого.

Становление реальной многопартийности напрямую отвечает интересам простого человека. Сегодня он, по существу, выведен за рамки политического процесса. У него есть право быть избранным в органы власти, но нет практически никаких шансов это право реализовать. Нет речи даже и о том, чтобы хоть как-то повлиять на выдвижение тех или иных кандидатов. Единственное, что остается у человека как субъекта политики, это возможность с определенной периодичностью подходить к урне для голосования, выражая свое отношение к действующей власти.

Основной смысл многопартийности в нашем понимании в том и состоит, чтобы переломить эту тенденцию. Партии, работающие на регулярной основе, а не только в период избирательных кампаний, должны включить человека в политический процесс, помочь ему реализовать основные гражданские права и свободы. Для этого, конечно, еще необходима широкая сеть общественных организаций, которые бы группировались вокруг тех или иных политических партий.

Спору нет, сами партии должны формироваться на идеологической основе. Правда, объединять людей в относительно устойчивые политические группы могут и корыстные интересы: от получения доступа к каким-то «хлебным» должностям до реализации личностных амбиций. Но это, что называется, уже совсем другая песня, которая к настоящим классическим партиям никакого касательства не имеет.

Можно ли считать, что базовые ценности «Единой России» сформированы? Отвечая на этот вопрос в целом положительно, мы вовсе не утверждаем, что «идеологическое лицо» партии не нуждается в каких-либо изменениях. Напротив, работа над модернизацией нашей программы, уточнением наших идеологических установок будет не только продолжена, но и активизирована. Для молодой политической партии, находящейся в постоянном развитии, эта работа жизненно необходима.

Вместе с тем мы твердо знаем, каким «идеологическое лицо» «Единой России» не станет ни при каких обстоятельствах. Оно не станет изуродованным шрамами национализма и ксенофобии. Или искаженным презрительной усмешкой, открыто демонстрирующей презрение к простому народу, отношение к нему как к навозу истории. Да, такие «лица» хорошо и надолго запоминаются. Только ничего, кроме, мягко говоря, отторжения они у нормальных людей не вызывают.

Можно еще, конечно, напялить на себя маску и так вжиться в удачно выбранную политическую роль, что уже и самому не понять: где на самом деле театр, а где – жизнь. Однако зрители рано или поздно устанут, и тогда пьеса враз оборвется.

Мы в «Единой России» не играем в политику. И цель наша – не пошуметь, не прославиться, не обратить на себя внимание «лица необщим выраженьем», а решить самые простые, но и самые важные для людей вопросы. Чтобы работа была, чтобы жилье стало доступнее. Чтобы дети не болели и учились в хороших школах. Чтобы село, наконец, встало на ноги. Вот вокруг этих очевидных и понятных всем целей мы и хотим сегодня консолидировать общество. В отличие от всех других партий, которые нам оппонируют, «Единая Россия» – партия гражданского мира, а не гражданского конфликта.

Характерная примета нашего «идеологического лица» – отрицание любых крайностей. Мы в принципе выступаем против того, чтобы раздирать Россию чрезмерностями. Так, для «Единой России» в равной степени неприемлемы два крайних взгляда на роль государства: государство – это «ночной сторож», чем меньше государства, тем лучше, и государство – это неразлучный спутник каждого человека, его контролер и поводырь.

Теоретически здесь все более или менее ясно. Значительно труднее реализовать это в практической политике. Искусство строительства демократии на постсоветском пространстве в том и заключается, чтобы найти такую меру и такие формы соединения свободы личности и силы власти, частной жизни и государственных интересов, которые были бы органичными для нашей страны. Иными словами, необходимо придать ценностям свободы и прав человека национальный смысл, ввести демократические преобразования в контекст национальной истории и национальных традиций. Собственно говоря, на протяжении последних лет этим и занимается президент России Владимир Путин, позицию которого поддерживает партия «Единая Россия» и думское большинство.

Даже самые яростные критики ельцинских реформ не могут отрицать, что их позитивным итогом стало стихийное формирование самодостаточного слоя людей, привыкших не оглядываться на государство, а в основном полагаться на себя. И весьма символично, что сегодня в их сознании на первый план выходит проблема государственного суверенитета, безопасности России, ибо они понимают: без всего этого не может быть никакой свободы, никакой демократии, никакой самореализации. Именно на таких людей во многом опирается «Единая Россия», определяя свою идеологию.

Нас – может быть, даже и против нашего желания – объективно тянет «вправо» и та реальная ситуация, которая сложилась на российском политическом пространстве после выборов в четвертую Государственную Думу. В силу своей слабости, аморфности, рыхлости, неумения договориться идеологические правые не сумели занять нишу, находящуюся правее центра. В результате «Единой России» и на федеральном, и на региональном уровнях волей обстоятельств нередко приходится решать задачи, которые генетически принадлежат праволиберальным партиям.

В то же время реалии современной российской жизни настолько многомерны, что инструментария какой-то одной традиционной идеологии для их осмысления явно недостаточно. Так, будучи последовательными рыночниками, мы вместе с тем убеждены, что нельзя относиться к экономической эффективности как к «священной корове». Убеждены, что, к примеру, нужно продолжать поддерживать неконкурентные производства, если нет иных способов сохранять нормальную жизнь людей, их занятость и достаток.

Мы также считаем, что экономический рост не приводит автоматически к улучшению уровня жизни людей, ликвидации нищеты, решению многих социальных проблем. Конечно, если нет эффективного бизнеса, если не платятся сполна налоги, не пополняется бюджет, бедность не победить. Это – первооснова. Но экономическое развитие должно непременно сопровождаться по-настоящему действенной социальной политикой. Задача состоит в том, чтобы не мешать, не стеснять свободу, не позволять играть не по правилам сильному и обеспечить одновременно надежную защиту слабых, больных и сирых. По сути дела, речь идет о строительстве такого государства, в котором эффективная рыночная экономика органично сочеталась бы с социальной справедливостью.

В нашей идеологической работе мы не можем не учитывать, что Россия – это сложнейшее образование, в котором соседствуют разные и географические, и социальные, и конфессиональные, и прочие миры. Она сильна именно своей непохожестью, равенством различий, единством многообразия. Всякая мелочная унификация и нивелировка, любая попытка свести все к общему знаменателю – это удар по единству страны.

Чем глубже вникаешь в историю политического успеха ряда стран в ХХ веке, чем внимательнее изучаешь феномен того или иного «экономического чуда», тем очевиднее становится: все это результат умелого соединения свободы личности и силы власти. И коалиция партий в послевоенной Германии, и либеральные демократы Японии сотворили свое чудо за счет главного: обеспечив политическую стабильность, они сумели максимально полно использовать творческий потенциал своих народов, их национальную самобытность для коренной комплексной модернизации государства и общества, для мощного прорыва в будущее.

Мы в «Единой России», разумеется, вовсе не призываем бездумно копировать опыт других стран. Россия, как и любая другая страна, должна идти «своим путем», но при этом двигаться в том же направлении, что и весь прочий современный мир.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также