0
559
Газета Идеи и люди Печатная версия

11.11.2009

После шторма

Олег Морозов

Об авторе: Олег Викторович Морозов - заместитель руководителя фракции "Единая Россия" в Государственной Думе, член бюро высшего совета партии "Единая Россия".

Тэги: выборы


Уже месяц прошел после выборов 11 октября 2009 года. Политические волны, поднятые по их итогам оппозиционными партиями, постепенно разглаживаются. И многие начинают задаваться вопросом: а был ли шторм? Или все ограничилось бурей в стакане воды? Очень уж демарш оппозиции в Государственной Думе напомнил поведение героини одного чеховского рассказа, когда она, пригрозив мужу уходом, действительно ушла от него┘ в другую комнату.

Так или иначе, но выборы 11 октября заслуживают того, чтобы сделать несколько принципиальных выводов, определяющих новую расстановку политических сил.

Итак, вывод первый. Оппозиция наконец-то осознала свое реальное место и вес в обществе. И этот драматический вывод существенно влияет на тактику ее публичного поведения.

Даже в самых оптимистических прогнозах она не рассчитывала на победу на выборах. Ее амбиции не шли дальше попыток слегка изменить в свою пользу соотношение сил в законодательных собраниях субъектов Федерации и органах местного самоуправления. Так, отвечая 29 августа на вопросы журналистов перед началом акции КПРФ «Красные в городе», Геннадий Зюганов сказал: «Мы считаем, что у КПРФ есть реальная возможность улучшить свой результат на выборах в Московскую городскую Думу». Это максимум, о чем мечтали коммунисты. Ни о какой победе не шло и речи.

Поставленную задачу КПРФ в основном выполнила. Так, на октябрьских выборах в Законодательное собрание Тульской области коммунисты получили 18,33% голосов. Это почти в два раза больше, чем у них было в 2004 году. Нарастили они свой результат и в Марий Эл. А в целом по результатам выборов в 76 субъектах КПРФ безоговорочно осталась второй политической силой в стране.

Исходя из поставленной задачи, оппозиция строила всю свою предвыборную стратегию и тактику. Достаточно сказать, что если «Единая Россия» выдвинула своих кандидатов на 94% выборных должностей, то КПРФ – на 11%, «Справедливая Россия» – на 9,3 и ЛДПР – на 8,7%. Таким образом, итоговое соотношение сил закладывалось уже на стадии выдвижения кандидатов. И какие теперь могут быть обиды: получили то, что планировали изначально!

Вместе с тем – отсюда и весь сыр-бор! – оппозиция не ожидала, что победа «Единой России» будет столь оглушительной. Характерно в этом смысле высказывание Владимира Жириновского в программе «Полный Альбац» на радио «Эхо Москвы»: «Ну, какие-то достижения у них (у «Единой России». – О.М.) есть. Если взять 100% голосов, у них больше, чем у любой другой партии. Но не больше половины».

То есть с 50% за «Единую Россию» либерал-демократы согласны. Говоря футбольным языком, поражение со счетом 0:1, 0:2, даже 0:3 – их вполне устроило бы, а вот получившийся в итоге более разгромный счет – обидел.

Думаю, обида вызвана даже не столько самим разгромом, сколько несбывшимися ожиданиями. Оппозиция была уверена, что без особых усилий нарастит свое представительство в региональных и муниципальных органах представительной власти. За редким исключением вся ее предвыборная риторика строилась на, казалось бы, беспроигрышном лозунге: «Стало хуже, чем вчера, значит, пришло время менять власть». Упования были главным образом на кризис и на недовольство избирателей, а не на собственные усилия и эффективные действия.

Но не тут-то было! Люди сделали прямо противоположный вывод, основанный на здравом смысле и укладывающийся в известную формулу «Коней на переправе не меняют!».

Политическое прозрение подвигло коммунистов на весьма оригинальный вывод, прозвучавший на последнем пленуме:

«Для завоевания политической власти в стране достижение высоких процентов на выборах является не целью, а средством достижения цели», поскольку «прийти к власти выборным путем становится маловероятным» (Владимир Никитин, председатель центральной контрольно-ревизионной комиссии КПРФ).

В переводе на человеческий язык это означает, что оппозиция готова поиграть мускулами и взять власть на испуг! Что и было продемонстрировано в ходе думского демарша и последующих попыток давления на президента, которые, как известно, успехами не увенчались.

Характерно, что это смелое заявление срочно попытался дезавуировать лидер коммунистов Геннадий Зюганов. В противном случае пришлось бы предположить, что КПРФ и впредь намерена любые выборы объявлять сфальсифицированными, не признавать их результаты, пытаясь тем самым подорвать доверие к самому институту выборов.

Вывод второй. Выборы показали, что своеобразным брендом современной парламентской оппозиции стала политическая и мировоззренческая всеядность. КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» – это сегодня политические близнецы-братья. Демонстрируя на словах разность взглядов и даже риторически конфликтуя в Думе, они на практике ведут себя совершенно иначе, солидаризуясь по всем принципиальным вопросам.

И дело вовсе не в создании ими единого фронта против «Единой России» в ходе выборов, что можно было бы принять за вынужденную меру: совместная игра против сильного тактически вполне объяснима. И даже не в дружном покидании зала пленарных заседаний, когда запланированный политический демарш либерал-демократов и коммунистов импровизационно поддержали справедливороссы, на ходу придумавшие мотив своего ухода, а позже сильно испугавшиеся собственной отваги.

Главное состоит в том, что сегодня нет ни одного судьбоносного для страны вопроса, в котором «Единая Россия» могла бы рассчитывать на поддержку кого-то из этой троицы! Смотрите: бюджет, антикризисная программа, в которой были учтены многие предложения оппозиционных парламентских партий, ключевые президентские и правительственные законодательные инициативы, в частности реформирование пенсионной системы, позволяющее уже в следующем году обеспечить беспрецедентный рост пенсий, – все это было отвергнуто сплотившейся оппозицией!

И если с КПРФ и ЛДПР все более-менее ясно, то о «Справедливой России» следует сказать особо! В ряде субъектов Федерации местные единороссы в ходе выборов просто за уши тащили к победе кандидатов от справедливороссов, видя в них потенциальных партнеров. Те же, в свою очередь, продемонстрировали просто чудеса профнепригодности, а проиграв, стали во всем винить не себя, а «Единую Россию». К тому же, позиционируя себя в качестве наследника социал-демократии, эсэры на деле не выходили и не выходят за рамки идеологического коридора, занятого коммунистами и ЛДПР. Почитайте речи их представителей в Думе: те же Зюганов с Жириновским, только вид сбоку! А по части популизма и раздачи несбыточных обещаний они даже превзошли своих старших товарищей!

Кстати сказать, идеологическая беспринципность не является общим правилом поведения всех оппозиционных партий. Российские либералы, к примеру, при всем моем к ним критическом отношении, в альянсах с идеологическими оппонентами не замечены.

Казалось бы, объединившись, парламентская оппозиция должна стать сильнее. На деле же никакого сложения не получается! В силу размытости позиции составляющих его сил этот союз выглядит даже еще более беспомощно, чем каждая его часть в отдельности.

Вывод третий. Выборы высветили истинное лицо парламентской оппозиции как партий, отказавшихся принять на себя ответственность за страну в трудный период ее развития. Если внимательно проанализировать предвыборные программы этих партий и их кандидатов, то выяснится, что они выступают не столько против «Единой России», сколько против самого социально-экономического курса, проводимого сегодня в стране. Пора перестать соблюдать политкорректность и, наконец, ясно сказать: в стране сегодня сложилось два политических лагеря. Один – это Медведев, Путин, «Единая Россия», которых поддерживает подавляющее большинство наших граждан. Этот лагерь открыт для всех, кто готов каждодневно работать на благо страны, в том числе и для тех, кто расходится с нами по отдельным позициям, но солидарен в главном. Другой – это нынешняя оппозиция. Ее организационное ядро составляет КПРФ, выступающая против всех базовых принципов, на которых строится современное российское общество. А ЛДПР и «Справедливая Россия», каждая по-своему, обслуживают эту позицию: либерал-демократы прикрывают ее звонкой оппозиционной риторикой, а эсэры должны, вероятно, придавать ей видимость европейской благообразности.

Конечно, этот «союз проигравших» не является стратегическим. Вполне возможно, что уже на следующих выборах в марте мы увидим острое соперничество между бывшими союзниками, и «Справедливая Россия» наконец-то займет подобающее ей место слева от политического центра, а следовательно, рядом с «Единой Россией». Если справедливороссы не вырастут в российскую социал-демократию, то маргинализация и крах этой политической силы неизбежны.

Вывод четвертый. Сказанное выше вовсе не означает, что оппозиция в принципе не способна к выдвижению здравых идей и конструктивному поведению. Ее первоначальные претензии на пересмотр результатов выборов были, по сути, прямой атакой на основы конституционного строя, и она вовремя это осознала. С определенными оговорками я рассматриваю эту «смену вех» как хороший признак, свидетельствующий о вменяемости оппозиции: она, кажется, поняла, что общество не позволит ей раскачивать политическую и экономическую ситуацию в стране. Поэтому перевод конфликта вокруг итогов выборов на почву правовой оценки конкретных взаимных претензий друг к другу – это вполне цивилизованный поворот поствыборной ситуации.

Там, где нарушения действительно были, их следует не только признать, но и добиться примерного наказания тех, кто эти нарушения допустил. Скажу больше: если выявится, что имели место подтасовки в пользу какой-либо партии (в Москве один такой случай уже выявлен!), именно эти партии должны выступать главными поборниками восстановления справедливости и наказания виновных.

Кроме того, итоги выборов выдвигают предостаточно тем, которые могли бы стать предметом серьезного и вдумчивого обсуждения всех ответственных политических сил: это прежде всего совершенствование существующих избирательных процедур с целью придания им большей прозрачности и подконтрольности со стороны политических партий и граждан.

И, наконец, еще один важный вывод.

Демократии необходимо учиться всем, в том числе и оппозиции. Конечно, разговаривать на языке права труднее, чем на языке улицы. Но эту науку придется осваивать. На улице, как известно, истину не ищут. Там ее навязывают.

...Средства массовой информации широко освещали, как во время предвыборной уличной акции коммунистов в Республике Марий Эл якобы поссорились один известный депутат с местным омоновцем. И хотя силы были явно не равны, поскольку любой депутат всегда по определению сильнее самого могучего омоновца, в этом нашумевшем конфликте следует досконально разобраться! Если был незаслуженно обижен уважаемый парламентарий, то омоновец, безусловно, должен быть наказан. Ну а если все обстояло наоборот, то поведение депутата должно получить справедливую правовую оценку, несмотря на депутатскую неприкосновенность.

Думаю, это было бы весьма полезным для судеб демократии в современной России, ибо закон един для всех!


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также