2
4113
Газета Идеи и люди Печатная версия

06.03.2017 00:01:00

Что мы берем из прошлого

Заметки о соотношении наших революций и их итогах

Алексей Кива

Об авторе: Алексей Васильевич Кива – доктор исторических наук, политолог.

Тэги: история, революции, итоги, преемственность, ссср


Государство, история, традиции – все это рядом. И постоянно в поле зрения. Фото Reuters

Мы часто говорим о преемственности. А как ее понимать? В Философском энциклопедическом словаре, изданном в 1983 году, говорится: «Преемственность – это связь между различными этапами или ступенями развития, сущность которой состоит в сохранении тех или иных элементов целого или отдельных его характеристик при переходе к новому состоянию». Преемственность касается многих сторон жизни общества: политической системы, государственного строя, идеологии, культуры, политической культуры, семейных отношений, системы ценностей, обычаев, нравов и т.д.

Выбор и выход

Суть вопроса состоит в следующем: когда происходит смена одного политико-государственного устройства другим, то что из прошлого берется, а что отрицается или видоизменяется? При этом история знает общественные перемены не только по восходящей, но и по нисходящей – например, завоевание кочевниками Китая и Киевской Руси и даже победу человеконенавистников в лице немецких нацистов, установивших в Германии кровавую диктатуру на смену демократической Веймарской республики. Но чаще всего в преемственности имеют место разнонаправленные тенденции: прогрессивные соседствуют с регрессивными. Но когда мы говорим о преемственности, то важно не только то, что мы можем взять из прошлого, но и то, что мы можем ценного и поучительного передать будущим поколениям.

В ХХ веке у нас произошли три революции и трижды менялся общественный строй. Но эти три общественные системы как-то между собой связаны. Ведь, как подчеркивал Николай Бердяев, «всякий народ в любой момент своего существования живет в разные времена и разные века».

Известно, что поражение царского режима в Русско-японской войне 1904–1905 годов способствовало резкому повышению уровня антиправительственных настроений в обществе и активизации революционного движения. Страна уподобилась пороховой бочке, и нужен был только фитиль, чтобы произошел взрыв. И вот произошел расстрел рабочих, шедших к Зимнему дворцу 9 (22) января 1905 года. Они хотели вручить царю петицию об их нуждах, а наступило Кровавое воскресенье. Чтобы сбить накал революции, Николай II 17 октября 1905 года издал манифест, в котором декларировались гражданские свободы на основе неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собрания и союзов; вводилось избирательное право (пусть и не общее, и не равное), учреждалась Государственная дума, которая только и могла принимать законы, но которая в любой момент могла быть распущена царем-самодержцем, что и практиковалось на деле. Но, так или иначе, в России впервые в ее истории появились зачатки буржуазно-демократических свобод. Возникли легально действующие партии, в частности либеральная Конституционно-демократическая партия (кадеты), которая ставила своей целью углубление буржуазно-демократических перемен в рамках конституционной монархии, умеренно-консервативная «Союз 17 октября» (октябристы), ряд других партий примерно такого же толка. В то же время появились и откровенно реакционные партии, такие как Русская монархическая партия, «Союз русского народа», «Союз Михаила Архангела» и др. С 1898 года существовала Российская социал-демократическая партия (РСДРП), разделившаяся в 1903 году на большевиков и меньшевиков, а с 1902 года – Партия русских социалистов-революционеров (эсеры). У большевиков были программа-минимум:  буржуазно-демократическая революция и свержение царизма – и  программа-максимум: социалистическая революция и установление диктатуры пролетариата. Многие социалисты считали, что должен быть исторический разрыв между этими революциями в интересах создания предпосылок для строительства социализма.

Но какими бы куцыми ни были дарованные царем-самодержцем гражданские права, Дума нередко принимала или стремилась принять законы, неугодные царю. Во II Думе так называемая левая группа имела 222 депутата, в то время как кадеты – 98, а октябристы – 43. 55 депутатов было у социал-демократов. Правда, вместо пяти лет эта Дума просуществовала с 20 февраля по 8 июля 2007 года. Правительство ее распустило и изменило выборные процедуры с целью ограничения прохождения в Думу нелояльных царскому двору людей.

Что касается стихийно произошедшей Февральской революции, то это была, если так можно сказать, классическая буржуазно-демократическая революция. При участии Временного комитета Государственной думы во главе с октябристом Михаилом Родзянко, других умеренных партий и Исполкома Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов (Петросовет) было сформировано Временное правительство. Оно заявило, что осуществит политическую амнистию, обеспечит демократические свободы всем гражданам, отменит сословные, вероисповедные и национальные ограничения, заменит полицию народной милицией, подчиненной органам местного самоуправления, начнет подготовку к выборам в Учредительное собрание и в органы местного самоуправления на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования. Первое Временное правительство возглавил кадет князь Георгий Львов, второе – Александр Керенский, лидер эсеров, которые в 1917 году стали самой влиятельной и многочисленной партией – 500 тыс. человек.

Ситуация для Временного правительства была чрезвычайно сложная, и оно не сумело найти из нее выход. С одной стороны, оно провозглашало вести войну до победного конца, а с другой – принимало решения, которые подрывали боеспособность воюющей армии, к тому же ее сознательно разлагали большевики. Дело в том, что Керенский еще до того, как возглавил Временное правительство 24 июля (6 августа) 1917 года, был министром юстиции, и он как левый политик торопил события. (И как левый политик, относился лояльно к большевикам и Ленину, пока они не попытались свергнуть Временное правительство еще летом 1917 года.) Тем не менее если большевики, рвавшиеся к власти, действовали по принципу «чем хуже, тем лучше», то Временное правительство стремилось быть в рамках общепринятых правил: провести выборы в Учредительное собрание, которое должно принять Конституцию, сформировать правительство и т.д. А выборы в Учредительное собрание проходили с 12 (25) ноября 1917 года до начала февраля 1918 года и дали такие результаты: большевики получили 25% голосов, кадеты – 5%, меньшевики – 3%, а эсеры – 59% голосов, которые и должны были сформировать правительство. Но к этому времени большевики уже захватили власть и от имени Советов потребовали от Учредительного собрания признания известных декретов о земле, мире и т.д. Эти требования, естественно, не были приняты, в ответ большевики разогнали Учредительное собрание, а протесты были подавлены вооруженной силой.

Сторонники социализма не хотят для страны никакого пути, кроме советского. Фото Reuters

Перед Россией тогда встал исторический выбор: пойдет ли она по пути реформ, развивая рыночную экономику, углубляя демократию, улучшая жизнь людей, или по пути революции с неизбежной кровопролитной гражданской войной, глубочайшей ломкой всех устоев общества и многомиллионными людскими потерями. И по факту этот выбор зависел от большевиков. И вот тут как раз и сказалась роль личности в истории. Ленин, будучи, вне сомнения, крупной личностью, вопреки мнению большинства своих коллег настоял на захвате власти большевиками. Он же, вопреки теории Маркса, выдвинул идею строительства социализма и в обществе слаборазвитого капитализма: сначала взять власть и на основе быстро растущей плановой экономики создавать предпосылки для торжества социализма и коммунизма. Беда только в том, что строить социализм в этом случае придется руками преимущественно малограмотных и просто неграмотных в своем большинстве людей, не знавших демократии, веривших в доброго царя и находившихся под сильным влиянием феодально-патриархальных воззрений и предрассудков. И доброго царя они будут искать и найдут в лице товарища Сталина, который умело трансформировал царистские настроения в вождистские, став в итоге «вождем», на деле – диктатором.

Накопление ошибок

О сталинском периоде советской жизни стоит сказать то, что бесспорные достижения во многих сферах бытия были окрашены кровью десятков миллионов погибших людей, в том числе из-за параноидальной подозрительности и жестокости «вождя», а также роковых просчетов в канун Второй мировой войны. При Хрущеве уже не было массовых репрессий, хотя и его руки не чисты от крови невинных людей в сталинский период и крови рабочих Новочеркасска, которые в 1962 году вышли на демонстрацию в связи с резким ухудшением условий жизни и, как говорят, по приказу Хрущева были расстреляны. Но правда и то, что Хрущев сделал немало добрых дел для народа. Именно в годы Хрущева произошла политическая оттепель и появились так называемые шестидесятники  (демократически настроенная интеллигенция), которые передали эстафету демократическому движению 1980-х годов.

Период правления Брежнева многие россияне расценивают как лучший период в нашей истории. Действительно, в какой-то момент на фоне резко возросших цен на нефть у нас появилось относительное изобилие, массовых репрессий не было, а в 1975 году в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) были подписаны Хельсинкские соглашения. Кремль добился максимума возможного, но вынужден был согласиться с включением в Заключительный документ статьи о правах человека, свободе информации и передвижения. И это стало международно-правовым документом для возникновения диссидентского движения внутри страны и кампаний защиты прав человека в СССР извне. Однако в дальнейшем стали резко ухудшаться отношения между СССР и странами Запада, усиливаться истощающая нас гонка вооружений, падать экономические показатели и уровень жизни людей, случались и многие непродуманные акции на международной арене. На этом фоне ширилось диссидентское движение, росло недовольство граждан   существующей системой и пожизненными правителями. Однако справедливости ради надо сказать: в годы правления Брежнева сформировалась нефтегазовая отрасль, основной наш нынешний кормилец, и был создан мощный ракетно-ядерный потенциал, который унаследовала РФ и который является гарантом от внешней агрессии. (Хотя нелишне напомнить, что СССР развалился не потому, что в военном отношении был слаб, а потому, что слишком много тратил на гонку вооружений в ущерб гражданским отраслям и качеству жизни граждан.)

В Политбюро ЦК КПСС в конце концов поняли, что СССР в промышленно-технологическом развитии и по качеству жизни граждан все больше отстает от Запада, ухудшается имидж социализма в стране и мире, и решили пойти на перемены, которые в апреле 1985 года озвучил генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев. При всех его ошибках объявленные им гласность и плюрализм мнений, грубо говоря, развязали языки советским гражданам, и они стали высказывать мнения о реальном социализме, власти и руководителях, включая генерального секретаря ЦК КПСС. И надо отдать должное Горбачеву, не только они не преследовались, но и публично выражающие несогласие с проводимой им политикой и даже критикующие лично его высокие должностные лица, как правило, не лишались своих постов. Наши люди впервые за многие годы и десятилетия перестали бояться власти. Конечно, Горбачев не был сильным политиком и государственным деятелем, но ему многое удалось сделать для придания реальному социализму человеческого лица, для снижения непосильных военных расходов и улучшения отношений со странами Запада, что позволило снять угрозу новой мировой войны. В ходе перестройки в стране появилось и оформилось демократическое движение.

Борис Ельцин, безусловно, сыграл важную роль в борьбе с коммунистическим режимом. Но его ошибки привели к тому, что наша страна, уже РФ, второй раз в ХХ веке упустила шанс пойти по пути демократического развития. Это и провальные реформы 1990-х, дискредитировавшие демократические ценности. Это и ошибочная региональная политика. Это и его автократические замашки, когда неправомерно был распущен законодательный орган в лице Верховного Совета РСФСР, что в начале октября 1993 года привело к малой гражданской войне («расстрел парламента»). Это и составленный в отсутствие парламента проект Конституции, в котором президент наделялся широчайшими полномочиями, в то время как прерогативы парламента в лице Государственной думы были сильно ограничены. Это и положение о двух президентских сроках с добавлением слова «подряд», что с учетом неизжитого авторитарного сознания большинства населения и скептического отношения к коллективной форме правления грозило появлением в РФ режима личной власти. А когда под конец президентства Ельцина у него накопилось много такого, что можно считать злоупотреблением властью, то он уже меньше думал о стране, а подыскивал себе на смену человека, который бы гарантировал ему и его семье иммунитет от судебного преследования.

Преемственность и повторяемость

Преемственность, если перенимается позитивное из прошлого, есть накопление потенциала страны в различных сферах бытия. А повторяемость пройденного – это, наоборот, потеря накопленного потенциала. Но давайте все по порядку. О повторяемости нашего исторического развития впервые сказал философ Петр Чаадаев в своем «Первом философическом письме» от 1 декабря 1829 года. «Мы так удивительно шествуем во времени, – писал он, – что, по мере продвижения вперед, пережитое пропадает для нас безвозвратно». Тогда это (и многое другое у автора) не казалось убедительным, и Чаадаев испытал на себе гнев Николая I, критику своих недругов и охлаждение к нему некоторых его друзей. Но в ХХ веке это имело место прямо-таки в классической форме. В 1917 году мы отказались от молодого и вполне жизнеспособного капитализма в пользу нигде еще не реализованного социализма по Марксу–Ленину. Но по прошествии времени разочаровались в нем и в 1991 году вернулись к капитализму первоначального накопления. В результате страна понесла страшные потери.

А что касается освоения достижений при других общественных системах, то тут правят бал конъюнктура и стечение обстоятельств. Так, через революцию страна добилась Манифеста 17 октября 1905 года, который дал ей, скажем так, зачатки демократии; большими потерями в войне и тяготами военного времени заплатили за провозглашенные Временным правительством довольно широкие демократические права и политические свободы – и тут же все потеряли после прихода к власти большевиков.

В СССР экономическая политика государства была направлена на развитие промышленности, сельского хозяйства, транспорта, науки, технологий. В 1970-е годы доходы от экспорта энергоносителей стали играть важную роль в наполнении госбюджета, однако они не были основой экономики. Но в РФ ставка государства на доходы от экспорта сырья, прежде всего энергоносителей, привела к деиндустриализации и потерям в области машиностроения, станкостроения, технологий, науки и кадров. Сотни тысяч ученых, инженеров, математиков, биологов, других специалистов оказались не нужны сырьевой экономике и уехали в страны Запада, в первую очередь в США. Как считают авторитетные ученые, в лучшем случае эти потери можно восстановить только через несколько поколений, а в худшем – уже никогда. И что подумал бы Петр I, с таким трудом создававший в России базу для развития науки?!

Никакой преемственности не наблюдается и в определении государством приоритетов. В СССР, да и в царской России самыми крупными и затратными проектами были те, которые так или иначе связаны с развитием экономики. Это Транссиб, Байкало-Амурская магистраль, целина, крупнейшие гидроэлектростанции и т.д. Ныне же самые крупные и дорогостоящие проекты (не считая прокладки трубопроводов для экспорта нефти и газа) – это обустройство острова Русский под Владивостоком для проведения там саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), создание инфраструктуры для проведения зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году и мирового первенства по футболу в 2018 году. В советские годы был Государственный комитет по науке и технологиям при Совете министров СССР на правах министерства, было Министерство электронной промышленности СССР, а спортом ведал комитет. В Китае и Индии есть Министерство науки и технологий, а у нас ныне есть Министерство спорта, а министерства технологий нет.

В СССР была развитая социальная сфера, которой завидовали многие на Западе. Сейчас она разрушается. Был примерно четырехкратный разрыв между 10% людей с наибольшими доходами и таким же процентом людей с наименьшими; сейчас этот разрыв официально составляет 16 раз, а по подсчетам независимых социологов – 25–30 раз. А доходы руководителей крупных государственных компаний, как сообщали СМИ, от 100 до 905 раз больше средней зарплаты сотрудников.

Так что же у нас прижилось из прошлого? Из дореволюционной России – стремление Церкви влиять на общественно-политическую жизнь, появление казаков и неформальных молодежных организаций как защитников системы. А из советского прошлого – память о жертвах и героях Великой Отечественной войны, неизбывная страсть к парадам и риторике в советском духе, что-то из социальной сферы, что-то из опыта закручивания гаек и репрессивной практики, что-то из внешней политики по принципу «мы всегда правы».

* * *

Как-то один китаевед стал мне рассказывать, как нынешние китайцы много заимствуют из прошлого, потом добавил, что, дескать, им уже тоже есть что передать будущим поколениям. Тогда я его спросил: «А что нам передать будущим поколениям?» Он замялся, а потом ответил: «Об этом надо подумать». Вот я до сих пор об этом думаю…



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


TeodorSeven 10:29 06.03.2017

Сначала бы подумал, а потом писал. А такт - конспект беззубых СМИ РФ.

Андрей Воронин 22:35 06.03.2017

Хорошая статья, но огорчает то, что рассуждения на Ельцине остановились.


Читайте также