0
3383
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

26.06.2018 00:01:00

Новая кожа неонацизма

Современный мир все больше теряет связь с прежними ценностными императивами

Александр Брод

Об авторе: Александр Семенович Брод – правозащитник.

Тэги: неонацизм, расизм, ксенофобия, европа, германия


На фото первомайский марш неонациостов в Эрфурте (Германия). Photo by Alexander Koerner/Getty Images

В начале XXI века неонацистский вызов стал актуален как для стран, недавно избавившихся от тоталитарного прошлого, так и для государств, имеющих устойчивые демократические традиции. Через семь десятилетий после разгрома Третьего рейха мы видим разные вариации политических практик, использующих в большей или меньшей степени риторику, символы, методы, апеллирующие к принципам «чистоты» нации, этноса, крови, религиозной группы, ставящие нетерпимость к инакомыслию как основополагающую норму в своих программах и выступлениях. Все это заставляет осознать, что в случае с новой версией «коричневой чумы» мы имеем дело отнюдь не с маргинальным явлением, а с серьезной глобальной угрозой.
Уходит поколение политиков, ученых, общественных деятелей, гражданских активистов и представителей мира искусства, рядовых граждан, которое помнит катастрофические последствия войны (в первую очередь гуманитарные), «цену вопроса», которая была заплачена за националистические амбиции, претензии на «мировое господство» и «чистоту расы». Новые поколения все меньше ощущают свою связь с той трагической эпохой. Следовательно, появляется основа для пересмотра тех ценностных императивов, которые ранее казались незыблемыми.
«Сегодня расизм надевает на себя новую кожу и добавляет новые главы в свою бесконечную «повесть», наполненную ненавистью и ксенофобией», – констатирует историк Энцо Траверсо.
Согласно данным российского Совета безопасности, сегодня на территории стран ЕС действует около 500 неонацистских группировок. В той или иной мере их поддерживают почти 7 млн человек.
В Австрии ежегодно в мае проходит день памяти «Блайбургской бойни», собирающий представителей различных националистических и неонацистских движений из стран ЕС.
Отмечается рост правоэкстремистских взглядов и в Германии. В частности, широкий резонанс получила скандальная история вокруг марша в память о Рудольфе Гессе в августе 2017 года, когда около 500 поклонников идеолога нацизма собрались в немецкой столице. В апреле 2018 года в немецком Острице прошел двухдневный фестиваль неонацистов. Он был приурочен ко дню рождения Гитлера. Помимо жителей Германии в нем приняли участие около 300 человек из Польши, Чехии и Австрии.
В 2016 году Великобританию потряс скандал в оппозиционной Лейбористской партии. Некоторые из ее лидеров были уличены в использовании антисемитской риторики.
Факельное шествие и беспорядки, которые произошли 11 и 12 августа 2017 года в Шарлотсвилле (штат Вирджиния), до сих пор остаются одной из самых обсуждаемых тем как в США, так и в других странах мира. В ходе протестов против сноса памятника генералу Роберту Ли американские «альтернативные правые» впервые заявили о себе как о реальной политической силе. Вместе с ними в шествии участвовали их единомышленники со всей страны: неонацисты, расисты, члены пресловутого «Ку-клукс-клана». По оценкам американской правозащитной организации «Южный центр правовой защиты бедности», в США действует более 900 различных «групп ненависти».
Государственное и национальное строительство в новых независимых образованиях, а также странах, входивших в 1955–1990 годы в Варшавский договор, к сожалению, не обошлось и без частичной реабилитации нацизма и проявлений этнической нетерпимости. Значительную роль в этом играет так называемая историческая политика, нацеленная на легитимацию новых национальных образований и обоснование их государственности посредством обращения к прошлому.
В Латвии, Литве и Эстонии краеугольным камнем стал пересмотр истории Второй мировой войны. Здесь происходит героизация не только деятелей «первых республик» (1918–1940), но и коллаборационистов, поддерживавших гитлеровскую Германию и «лесных братьев» (партизан, которые воевали не только с частями Красной, а потом Советской армии и НКВД, но и против собственного гражданского населения).
Сегодня Украина и Молдова рассматриваются в Брюсселе как два приоритетных партнера Евросоюза. Тем не менее по части националистических и неонацистских практик обе эти страны представляют значительный вызов для «европейских ценностей» в той форме, в которой их позиционирует брюссельский истеблишмент. Прежде всего потому, что государства в обоих случаях демонстрируют излишнюю «толерантность», если не сказать покровительственное отношение к неонацистам и националистам, пытаются «вмонтировать» их идеи в нарратив официального характера.
«Игра в нацизм» становится своего рода эффективным пиаром, позволяющим иным «звездам» искусства и политики привлечь внимание к себе. В 2011 году известный датский кинорежиссер Ларс фон Триер, представляя свой новый фильм «Меланхолия» на Каннском кинофестивале, заявил: «Однажды я узнал, что я нацист. У меня немецкие корни. Это мне нравится. Что я еще могу сказать. Я понимаю Гитлера и симпатизирую ему слегка». Он также добавил, что все «евреи и Израиль являются настоящей занозой». В 2012 году в своем блоге эстонский политик Яак Мадисон сделал запись, в которой пришел к выводу, что в Третьем рейхе «увлекались играми в газовые камеры», однако именно нацистский режим сделал Германию «одной из самых могущественных стран в Европе».
Существует ошибочное мнение, будто экономический рост может сам по себе привести к решению социально-политических и даже идеологических проблем. Опыт таких государств, как США, Англия, Франция, Германия, наглядно подтверждает, что ни высокий уровень развития экономики, ни высокая доля среднего класса в составе населения страны не избавляют от всплесков ксенофобии, националистических и расистских настроений.
К сожалению, российские реформаторы 1990-х годов, ведомые лозунгом о «всесильной руке» всемогущего рынка, также недооценили опасность проводимых ими преобразований со стороны радикальных националистов, защитников ксенофобских и расистских взглядов. В итоге национальный вопрос оказался отдан на откуп популистам. Потребовалось много времени для того, чтобы власти и гражданская общественность смогли осознать ту опасность, которая может исходить в результате игнорирования столь важной сферы.
Политическая культура народа, сила или слабость демократических традиций, государственных и гражданских институтов – именно эти факторы играют первостепенную роль в деле борьбы с ксенофобией, национализмом, расизмом. Помимо усилий государственной власти ставка в противостоянии праворадикальным идеям должна быть сделана и на активную общественную деятельность – выступления экспертов, журналистов, гражданских активистов, деятелей науки и культуры. 

статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также