0
1
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

27.05.2020 20:17:00

Зачем власть взращивает радикальную оппозицию

Авторитет института выборов может упасть еще ниже

Валерий Степаненков

Об авторе: Валерий Владимирович Степаненков – аналитик, советник председателя партии «Справедливая Россия», член центрального совета партии.

Тэги: выборы, избирательное заокнодательство, дистанционное электронное голосование, радикальная оппозиция


Фото Sefa Karacan/Anadolu Agency via Getty Images

Прошло всего несколько дней после спешного принятия думским большинством новелл избирательного законодательства, существенно меняющих его содержание, но общественное возмущение уже заметно стихло. Изначально общественное неприятие вызвали такие включенные в закон новые позиции, как возможность голосования по почте, дистанционное электронное голосование, теперь фактически безосновательное надомное голосование и расширение возможности проведения голосования вне помещения избирательной комиссии, причем на таких неожиданных территориях, как придомовые, территории массового пользования и «иные». Но уже и члены Совета Федерации дружно и без тени сомнений сделали «одобрямс» сомнительным нововведениям.

Очевидно, что такие новеллы превращают выборы из юридически четко регламентированного процесса лишь в его подобие, поскольку фактически устраняются институт контроля на выборах, соблюдение тайны голосования и открываются неограниченные возможности для креатива по части манипуляций и подтасовок со стороны комиссий и отдельных лиц, участвующих в организации выборов.

Следует ожидать, что, например, электронное голосование будет пользоваться повышенным спросом у бюджетников, а точнее, у их начальников. Теперь работники бюджетной сферы будут зависеть от начальства не только административно и финансово, но и политически, а это, мягко говоря, никак не согласуется с Конституцией.

В новую зависимость потенциально попадают не только бюджетники. Учитывать при выборном голосовании рекомендации, прилетевшие от начальства, зачастую придется и работникам предприятий мелкого и среднего бизнеса. Что делать предпринимателю, имеющему небольшой бизнес, в ответ на просьбу сотрудника районной администрации поддержать вместе с его коллективом правильную партию и правильного кандидата? Надо ли напоминать, что предприниматель зависит от местоположения своего предприятия, от условий аренды, от санитарных и пожарных проверок, от состояния окружающей конкурентной среды, на которую районная администрация может воздействовать, и т.д. При этом очевидно, что голосование, которое проводится через сайт госуслуг, не будет тайной для соответствующих айтишников, мэров, губернатора. Значит, придется не только обещать, чем зачастую ограничивались ранее, но и строго выполнять полученные рекомендации.

А как занятно выглядит ситуация с возможностью проведения голосования на придомовых территориях! Практически все, кто имеет хоть какой интерес к политике, знают о существовании на выборах так называемых каруселей. Теперь для «карусельщиков» условия становятся существенно комфортнее. Не надо ездить по избирательным участкам, где возможен какой-никакой контроль – разные там наблюдатели, иногда журналисты и даже отдельные представители полиции. Успевай только по придомовым территориям разъезжать – никакой контроль не угонится, да и будет почти невозможен. Опять же всегда стоило определенных трудов привлечь на участок известную категорию избирателей, которым с утра невмоготу, а к середине дня бывало уже физически трудновато дойти до участка, да и там такой субъект мог что-нибудь перепутать. А в новом формате будет гораздо проще провести, так сказать, операцию по выполнению гражданского долга этой публикой прямо на месте ее постоянной дислокации, в привычной обстановке – на скамеечке, в садике и т.п.

Наряду с устранением тайны голосования нововведения фактически растворяют возможность контроля над проведением избирательных процедур и подсчетом результатов голосования. Соответствие официальных итогов голосования реально произошедшему волеизъявлению граждан может быть обеспечено только в условиях, когда технологически возможны повторная проверка первичных носителей фиксации волеизъявления и на этой основе переподсчет голосов. При электронном голосовании такой контроль практически невозможен, вместо этого предлагается просто поверить итоговому протоколу и честности лиц, причастных к его выпуску.

Адепты электронного голосования говорят о необходимости идти в ногу со временем, соответствовать технологическому прогрессу. Но если при новой технологической основе не обеспечиваются базовые принципы демократичности проведения выборов, то тогда все это не более чем красивые слова, а в конечном итоге – банальный обман большинства населения в узкокорыстных интересах меньшинства. С изменением законодательства это самое меньшинство получает в свое ведение усовершенствованный механизм для корыстных манипуляций.

Благодаря нововведениям продолжится падение авторитета института выборов и доверия граждан к органам власти и должностным лицам. Посредством манипулирования волеизъявлением избирателей и результатами выборов усилится уничижение конструктивной оппозиции во всех парламентских структурах и одновременно будет радикализовываться несистемная оппозиция. В большинстве общества будет нарастать отторжение политики в целом, перетекающее в равнодушие. А при равнодушии большинства постепенно будут все более терпимы, а затем и приемлемы неправовые и радикальные формы борьбы с властью.

Если содержательно не изменить сконструированную парадигму протекания общественно-политического процесса, в результате получим серьезный внутренний политический кризис с непредсказуемыми последствиями. Называя вещи своими именами, несистемная оппозиция со товарищи будет стремиться к кризису а-ля 91-го год. Как ни удивительно, но получается, что авторы нынешних преобразований выборного законодательства прокладывают дорогу в конечном итоге именно такому развитию событий. Зачем же власть, а точнее, ее отдельные представители сами взращивают радикальных внесистемных противников и общественные условия для их выступлений? Нелогично? Весь вопрос в том, каковы истинные цели авторов нововведений. Вряд ли это просто чиновная ограниченность. Скорее это своеобразный вариант методологического управления. А агрессивно-послушное большинство российских парламентариев, руководствуясь личными конъюнктурно-тактическими интересами, послушно по указке нажимает на кнопки.

Очевидно, что содержание конкретики законодательных нововведений не является заказом или поручением президента страны. Негативный сценарий не выгоден ни ему, ни обществу. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также