0
3365
Газета Печатная версия

23.05.2018 00:01:00

Как в Евросоюзе финансируют исследования по принципу "снизу вверх"

Ориентация на научное любопытство

Тэги: европа, ес, наука, политика, финансы, бургиньон


Жан-Пьер Бургиньон: «Исследователи до сих пор успешно работают вместе, даже в трудные времена». Фото предоставлено представительством ЕС в Москве

15–16 мая в Москве проходило всемирное собрание Глобального исследовательского совета (ГИС). ГИС объединяет более 80 национальных научных фондов. В московском форуме приняли участие 160 представителей научных фондов из 80 стран. Во время работы саммита обозревателю «НГ» Андрею ВАГАНОВУ дал интервью президент Европейского исследовательского совета (ЕИС) Жан-Пьер БУРГИНЬОН.

– Господин Бургиньон, какова цель вашего визита в Москву?

– Я прибыл в Москву, чтобы принять участие в саммите ГИС, который впервые проходит в России. Мероприятие проводится с 2012 года по инициативе Национального научного фонда США. Цель этого мероприятия, на которое собираются главы организаций, финансирующих науку по всему миру, – поощрять обмен данными и передовым опытом для обеспечения качественного сотрудничества финансирующих организаций по всему миру. Такая открытость миру и дух сотрудничества созвучны ценностям Европейского исследовательского совета (ЕИС).

– История Европейского исследовательского совета еще сравнительно коротка – 10 лет. Тем не менее деятельность грантополучателей ЕИС удостоена шести Нобелевских премий и премий Вольфа, трех Филдсовских премий, десятков других престижных научных наград и призов. За счет чего, на ваш взгляд, удалось добиться – причем очень быстро! – такой потрясающей результативности и эффективности работы ЕИС?

– Эффект от деятельности ЕИС, действительно, уже успел превзойти изначальные ожидания. В 2007 году, приняв во внимание потребности научного сообщества, Европейская комиссия создала ЕИС. С тех пор благодаря возможностям, предоставленным Европейским союзом, ЕИС благополучно развивался и превратился в организацию, которая широко признается в качестве европейской «истории успеха».

Развивался он так быстро в числе прочего и благодаря самоотверженной работе первых членов независимого органа управления ЕИС – Научного совета. Важнейшим фактором стало и то, что все члены Научного совета – действующие исследователи. Концепция ЕИС и заключается в том, что это организация «ученых для ученых». Важную роль играет также качество и преданный труд поддерживающей ЕИС структуры – его Исполнительного агентства.

Ключом к успеху стало неукоснительное соблюдение принципа реализации инициатив «снизу вверх». ЕИС обеспечивает долгосрочное финансирование ученых, позволяя им удовлетворять научное любопытство, ставя свои исследовательские задачи самостоятельно, безо всяких политических приоритетов. В огромной степени способствует успеху организации и тот факт, что единственным критерием отбора проектов является их научное качество.

Исследования, финансируемые ЕИС, своим примером вдохновляют европейцев выходить на новые рубежи науки – и в этом плане крайне важна роль авторитетных ученых, оценивающих в экспертных комиссиях ЕИС проекты коллег. Без прекрасно налаженного процесса оценки ничего бы не получилось. Всего за 11 лет присуждение гранта ЕИС стало признанной маркой качества. Такой авторитет обычно нарабатывается десятилетиями.

– Одна из основных отличительных черт деятельности ЕИС – отсутствие тематических ограничений для поддерживаемых им исследований. В то же время сами рамочные программы ЕС по научным исследованиям становятся все более тематически сфокусированными. Какой, на ваш взгляд, подход более целесообразен и эффективен?

– Действительно, ЕИС известен ориентацией на научное любопытство, без заранее заданных тем. И это логично: история развития науки ясно показывает, что без фундаментальных исследований, проводимых из чистой жажды знаний, множество решений «реальных проблем» так и не было бы найдено. На протяжении всей истории человечества именно фундаментальные исследования способствовали экономическому росту и процветанию. И инвестиции в это направление науки должны быть достаточными, чтобы амбиции ученых реализовывались.

Однако это не значит, что не стоит инвестировать в исследовательские проекты по уже сформулированным тематикам или поставленным задачам по принципу «сверху вниз». Эти направления идут рука об руку.

– В организационном плане Европейский исследовательский совет является подведомственной структурой Европейской комиссии, и его деятельность интегрирована в управляемую Европейской комиссией Рамочную программу по исследованиям и инновациям. При этом у ЕИС есть достаточно широкая свобода действий в том, что касается конкурсных процедур и отбора проектов. Нет ли здесь противоречия? Каким образом достигается научная и организационная автономность ЕИС?

– Когда ЕИС создавался в 2007 году, было четко обозначено и законодательно закреплено, что его руководящий орган независим от Европейской комиссии, а его финансирование идет из Рамочной программы ЕС. Для Евросоюза это было серьезным и нетривиальным новшеством, но теперь, десять лет спустя, широко признается, что эта схема управления способствовала успеху организации. С Еврокомиссией мы работаем продуктивно и будем продолжать это сотрудничество – оно взаимовыгодно.

– Расскажите немного подробнее о системе экспертизы, принятой в ЕИС. Насколько она по-настоящему международная? Предоставляет ли совет обратную связь заявителям (в особенности тем, чьи заявки не были успешны) по итогам экспертизы?

– Единственный критерий оценки заявок по всем грантовым программам ЕИС – их научное качество. Очень важна и перспективность проектов. Мы ищем новаторские идеи, которые могут дать настоящие научные прорывы. При оценке целесообразности реализации каждого проекта учитываются способности, креативность и серьезность намерений заявителей.

Оценка заявок на базовые гранты ЕИС проводится в два этапа, а по схемам финансирования совместных (синергических) проектов (ERC Synergy Grants) предусмотрен еще и третий этап. Соискатели, находящиеся на начальном и среднем этапах научной карьеры (подающие заявки на стартовые гранты (ERC Starting Grants) и гранты для перспективных научных лидеров (ERC Consolidator Grants), также проходят собеседование, что является уникальной чертой ЕИС. Это делается для отбора выдающихся исследователей. По завершении оценки заявок соискатели получают соответствующий отчет.

За экспертизу проектов отвечает Научный совет ЕИС. 22 его члена выбирают экспертную комиссию, которую инструктируют в процессе оценки. При этом в процесс принятия решения экспертной комиссией Научный совет никогда не вмешивается.

Экспертов для оценки ЕИС набирает со всего мира, так что его система экспертизы является одной из самых интернациональных в своем масштабе: около 15% членов экспертных комиссий ведут свою деятельность за пределами ЕС. В качестве экспертов ЕИС уже успело выступить около 240 российских граждан. Международный характер комиссий способствует беспристрастному отбору проектов.

– Насколько важны в этой системе экспертизы наукометрические показатели деятельности грантозаявителей?

– Наукометрические данные при оценке кандидатов не учитываются. При этом соискатели стартовых грантов должны продемонстрировать исследовательскую независимость и некоторую зрелость. В этом плане важны свидетельства их достижений на ранних этапах карьеры, в том числе выступление в качестве основного автора статей в крупных международных научных журналах, публикации которых проходят экспертный анализ. Но принимаются во внимание и иные достижения, например, число выступлений на авторитетных международных конференциях, выданных патентов, полученных наград, премий и т.д.

– В последние годы у ЕИС появился ряд новых видов грантов, например, так называемые Synergy Grants и Proof of Сoncept Grants. У стороннего наблюдателя может сложиться представление, что это стало итогом некоторого политического давления. Ожидается ли подобное расширение линейки грантов в будущем? Не компрометирует ли такая практика первоначальную идею и основную миссию совета?

– Научный совет ЕИС без какого-либо внешнего влияния решил запустить эти две довольно разные схемы в ответ на запросы ученых. Гранты подтверждения идеи (Proof of Concept Grants) были запущены в 2011 году для того, чтобы помочь грантополучателям ЕИС заполнить пробел между новаторскими разработками и ранними стадиями их коммерциализации, тем самым обеспечивая более адресное удовлетворение общественных потребностей. Хотя на долю этой схемы приходится всего около 1% бюджета ЕИС, она уже способствовала подаче патентных заявок множеством грантополучателей и привлечению капитала для обеспечения коммерческого успеха разработок. Кроме того, из около сотни учрежденных грантополучателями ЕИС новых предприятий большинство было основано получателями грантов подтверждения идеи. В этом смысле данная грантовая схема позволила ученым по-новому взглянуть на свою работу.

После апробации грантов на совместную деятельность (Synergy Grants) в 2012–2013 годах Научный совет ЕИС в этом году запустил их в целях стимуляции нестандартных видов сотрудничества, развития новых научных сфер и создания естественной среды для междисциплинарных исследований. На все остальные виды грантов ЕИС заявки могут подаваться отдельными исследователями, а гранты на совместную деятельность предполагают разработку проектов, которые невозможно реализовать в одиночку.

– Известно, что 8 стран – членов ЕС создали национальные исследовательские советы по модели ЕИС; 11 стран запустили национальные механизмы финансирования по образцу ЕИС. Предполагаются ли какие-то механизмы согласования национальных исследовательских программ с грантовыми программами ЕИС?

– Это инициативы, возникшие спонтанно, без вмешательства ЕИС, и менять ситуацию мы не собираемся. Однако они являются красноречивым свидетельством того, как ЕИС преобразует европейскую научную среду. Впервые на европейском уровне установлен конкурсный механизм. ЕИС задает четкий стандарт и служит вдохновителем. Национальные грантовые схемы и финансирование ЕИС дополняют друг друга.

– В России отношение к грантовой системе финансирования науки далеко не однозначное. Один из аргументов скептиков – грантовое финансирование атомизирует научное сообщество, разрушает единый фронт научных исследований. Что вы думаете по этому поводу?

– Не будем забывать о том, что исследования создают экосистему, элементами которой являются инициативы сверху и снизу, механизмы систематической долгосрочной поддержки и конкурсного финансирования, а также пути развития карьеры и возможности занять штатную должность пожизненно (институт «tenure»). ЕИС, занимая в этой экосистеме особое место, обеспечивает ученым в Европе лишь 1% финансирования.

Разумеется, нельзя сказать: если в одной части сада деревья растут хорошо, ухаживать нужно только за второй частью. Всей системе требуется постоянное внимание; необходимо поддерживать баланс всех элементов, ведь эффективность и единство системы зависят от тонких взаимосвязей между ними.

– Во многих странах, включая Россию, ведется широкая полемика по вопросу утечки мозгов. Что бы вы сказали тем, кто видит в грантах, предлагаемых ЕИС, попытку переманить лучшие умы в Европу?

– Девиз «ЕИС – открыт миру» говорит о том, что его гранты доступны ученым из всех уголков мира. Однако, хотя задача ЕИС действительно частично заключается в том, чтобы стимулировать передовые исследования и делать Европу привлекательной для самых выдающихся ученых, мы убеждены и в необходимости глобальной циркуляции умов. Международный научный обмен и мобильность выгодны всем сторонам и, собственно говоря, являются неотъемлемой чертой передовой науки. К примеру, в ЕИС бывали российские грантополучатели, впоследствии получавшие мегагранты от властей РФ, и это доказывает, что гранты ЕИС могут, наоборот, стимулировать приток мозгов в Россию.

Между российскими учеными и их европейскими соседями существует давняя традиция научного сотрудничества. Исследователи до сих пор успешно работают вместе, даже в трудные времена. Наука и образование – это те сферы, в которых мы действительно можем строить мосты вне зависимости от политической ситуации.

В целях содействия международному обмену и совместной деятельности ЕИС запускает инициативы, в рамках которых ученые при поддержке финансирующих организаций за пределами Европы могут до года работать в Европе в группах грантополучателей ЕИС. Уже заключено десять подобных соглашений. ЕИС рассчитывает на расширение сотрудничества с российскими учеными в рамках взаимовыгодных форматов и мер стимулирования. 

Редакция благодарит руководителя отдела науки и технологий представительства ЕС в России Ричарда Бургера за помощь в организации интервью.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также