0
1876
Газета НГ-Политика Печатная версия

22.05.2012

Волки и вегетарианцы

Николай Гульбинский

Об авторе: Николай Арсениевич Гульбинский - публицист.

Тэги: протест, митинг


Иллюстрация Вадима Мисюка

События 6 мая и последующих дней обозначили качественно новый этап развития российского протестного движения. Чтобы разобраться в его сущности и перспективах, нужно прежде всего выяснить, что же на самом деле произошло в эти дни. После тщательного изучения вопроса, включая посещения заседаний Государственной Думы, Общественной палаты, бесед с представителями властных структур и самими протестующими, картина представляется в следующем виде.

Несомненно, что накануне шествия по Якиманке 6 мая отдельные протестные лидеры точно знали, что эта манифестация не будет столь же мирной, как прежние. Об этом они писали в своих статьях и блогах. Правда, сегодня эти люди всячески пытаются «замести следы» и утверждают, что ничего подобного они не говорили. Подобная неискренность весьма сильно вредит им в общественном мнении. Ведь если настаивать, что действующая власть – это «партия жуликов и воров», то лидерам оппозиции следует создавать образ людей «в белых одеждах». Увы, не получается. Характерна та истерика, в которую впали некоторые оппозиционные лидеры, узнав, что НТВ якобы собирается показать некий фильм об их личной жизни. Сколько же там, видать, всяких «скелетов в шкафу»!

Возвращаясь к шествию, нетрудно сделать вывод: часть оппозиционных лидеров была заранее настроена на конфронтацию с силами правопорядка. В частности, Сергей Удальцов, который раз за разом вступает в «сражения» с ОМОНом.

Со своей стороны, представители полиции отмечают такой факт: приготовления к митингу на Болотной, в том, что касается установки экранов, звуковоспроизводящей аппаратуры и т.д., проходили на удручающе примитивном уровне по сравнению с предыдущими митингами. Что позволяет предположить: митинга как такового и не планировалось, а замышлялось нечто иное.

Обе стороны – лидеры протестного движения и представители МВД – сходятся в том, что подавляющее большинство манифестантов были настроены вполне миролюбиво: многие пришли с женами, подругами и детьми. По свидетельству очевидцев, пятилетний мальчик шел вприпрыжку и увлеченно декламировал популярный среди оппозиции слоган: «Не забудем – не простим».

В то же время – и это признают опять же обе стороны конфликта – в числе митингующих оказалось некоторое количество подготовленных провокаторов в черных одеждах, масках; некоторые из них были с ножами, файерами и даже с зажигательной смесью. Именно эти люди провоцировали манифестантов на столкновения с ОМОНом, кидали куски асфальта, после чего быстро «растворялись» в толпе.

Кем были эти люди? Кто их нанял? Из каких средств заплатил? Вопросы, пожалуй, наиважнейшие для понимания сути событий. Один из лидеров оппозиции, Илья Яшин например, предполагает, что провокаторы действовали «в связке» с полицией в едином стремлении – учинить беспорядки и дать власти предлог для расправы над манифестантами. Руководство полиции эту версию с негодованием отвергает, указывая на тот факт, что в ходе столкновений несколько омоновцев получили травмы. «Неужели, – говорят они, – мы будем так «подставлять» наших собственных сотрудников?»

Скорее всего провокаторы вовсе не были связаны с полицией, а были подосланы какими-то иными структурами – провластными или, напротив, оппозиционными, заинтересованными в эскалации конфликта. Возникает вопрос: неужели полиция и спецслужбы не знали заранее об этих приготовлениях? Если не знали – грош цена их агентурной работе. А если знали и бездействовали – и того хуже. Непонятно также, почему при современных средствах контроля, позволяющих отслеживать, например, с помощью беспилотника перемещения одного-единственного человека в многомиллионном городе, отечественная полиция и спецслужбы не смогли изловить хотя бы нескольких провокаторов, чья одежда и образ действий резко отличались от внешнего вида и поведения остальных, миролюбивых участников митинга. При том, что все происходящее фиксировалось на видеокамеры, в том числе – с вертолета. В том случае, если этого так и не удастся сделать, выводы будут безрадостными. Не секрет, что для борьбы с оппозицией власть нередко прибегала к услугам так называемых прокремлевских молодежных движений, обладавших своеобразной «индульгенцией» на крайне сомнительные с точки зрения права, не говоря уже о морали, действия. В то же время, как отмечают осведомленные эксперты из числа бывших руководителей МВД и спецслужб, в самой оппозиционной среде сегодня достаточно активно оформляются радикальные группировки, способные на насильственные действия и даже террористические акты.

Нетрудно заметить, что среди определенной части российской либеральной интеллигенции накал ненависти к действующей власти уже таков, что подобные акции будут встречены с очевидным сочувствием, точно так же, как это было в 1904–1905 годах в период эсеровского революционного террора. Маститый российский академик-словесник, проживающий в США, называет в одном из оппозиционных изданий главу государства «бандитом», обвиняя его в «кровожадности». Другой литератор на страницах того же издания предрекает, что населению скоро не останется ничего иного, как взяться за гранатометы. Рискнул бы порекомендовать подобным «пророкам» все же иногда задумываться о том, «как слово наше отзовется». А также о своей собственной судьбе в том случае, если усиленно вызываемый ими призрак насильственной революции вдруг станет реальностью.

Что касается «сидячей забастовки», устроенной около кинотеатра «Ударник» Навальным и Удальцовым, то она, не относясь к насильственным действиям, была воспринята руководством сил правопорядка как нарушение изначального сценария шествия и, без сомнения, способствовала нагнетанию обстановки.

В то же время сама эта забастовка имела своим поводом предоставление слишком узкого, недостаточного для прохода участников шествия коридора при повороте с Малого Каменного моста на Болотную площадь, ограниченного полицейским оцеплением.

В целом же о событиях 6 мая можно сказать следующее: со стороны митингующих имели место нарушения и провокации (хотя и непонятно, кто именно и зачем их осуществлял), со стороны полиции присутствовала определенная «перестраховка» и была проявлена неоправданная жесткость по отношению к митингующим. Правда, само руководство полиции это отрицает.

Если же говорить о событиях следующего дня, когда ОМОН хватал прогуливающихся с белыми ленточками по Тверскому и Никитскому бульварам и даже «винтил» посетителей кафе «Жан-Жак», попутно сокрушая мебель в этом модном заведении, то здесь применение силы было уже и вовсе запредельным. Правда, ряд провластных политологов, выступавших на недавнем заседании Общественной палаты, посвященном этим событиям, уверяли, что уже сами призывы митингующих к перевыборам Госдумы, отставке Путина и использование известной символики являются антиконституционными действиями и тем самым дают полиции право применять силу. Правозащитник Лев Пономарев по этому поводу замечает: «Вот это отрицание самого права на ненасильственный политический протест на самом деле и есть экстремизм. Экстремизм самой государственной власти. Такая карательная идеология неминуемо ведет нашу страну к революции, причем далеко не бархатной». Журналистка Юлия Латынина также полагает, что грядущая революция будет не розовой, а кровавой.

Кому-то полицейское насилие 7 мая покажется эксцессом, связанным со стремлением власти обеспечить «кладбищенское спокойствие» в городе в день инаугурации президента Владимира Путина. Если отвлечься от модных сравнений этого события с инаугурациями Обамы и Олланда, нетрудно предположить, что на пути следования президентского кортежа и в прилегающих местностях были возможны те или иные протестные акции, поскольку еще в период предыдущих митингов звучали призывы «перекрыть Путину въезд в Кремль». Но здесь опять же власти явно перестарались и тем самым дали оппонентам власти мощные пропагандистские козыри.

Последовавшая затем писательская «контрольная прогулка» показала, что власть как будто бы не намерена «затыкать любой фонтан» и «стричь все, что растет». Предельно лояльными были и действия полиции в отношении участников лагеря, разбитого на Чистых прудах у памятника Абаю Кунанбаеву вплоть до решения Басманного суда о его ликвидации. Однако затем и на Чистых прудах, и позднее на Кудринской площади со стороны полиции вновь последовали жесткие действия. Похоже, власть еще до конца не определилась, как именно ей следует реагировать на все более разнообразные формы протеста. О том, чтобы договориться с либеральной интеллигенцией, речи уже не идет – проехали.

Что касается обитателей протестного лагеря, то, несмотря на превалирование в нем людей с левыми взглядами, подавляющее большинство были сторонниками ненасильственных действий, а многие даже почему-то подчеркивали, что они – вегетарианцы. Размышляя об их перспективах победы над действующей властью, невольно вспоминается известная присказка: «Дай боже вашему теляти волка поймати».

Независимо от ответа на вопрос, кто на кого напал первым, обострение конфликта оказалось выгодным обеим сторонам. После митинга 10 марта на Новом Арбате стало ясно, что оппозиция не смогла реализовать свои основные цели. Ей не удалось добиться ни отмены итогов выборов в Госдуму, ни отставки Путина, ни освобождения «политических заключенных», в число которых почему-то были включены военные преступники, террористы, вымогатели и мошенники. Здесь, кстати, следует признать правоту Юлии Латыниной, которая предлагает отказаться от лозунга «Свобода политзаключенным!» и заменить его более простым и понятным: «Свобода Ходорковскому!»

Последние события чрезвычайно возбудили сторонников «жесткой линии» в структурах власти.Фото Reuters

Уступки, на которые пошла действующая власть, были расценены оппозицией как имитация: «фильтры» при выборах губернаторов, запрет на предвыборные блоки одновременно с созданием условий для появления десятков слабосильных партий – все эти меры, как считают лидеры оппозиции, были направлены на сохранение у власти правящей корпорации во главе с Владимиром Путиным на неопределенный срок. К этому добавились и некоторые действия, которые протестующие расценили как кураж власти над обществом: появление на НТВ пропагандистского фильма «Анатомия протеста», поспешные отставки и назначения новых губернаторов, якобы имевшее место тайное награждение «волшебника» Чурова орденом Александра Невского, сохранение на своем посту Нургалиева после многочисленных скандалов в полиции и т.д.

В этих условиях перспектива еще раз пройтись по Москве под прежними лозунгами и послушать речи прежних ораторов показалась многим удовольствием ниже среднего. По всем законам «общества спектакля» для поддержания внимания публики требуются все более сильные эмоции. 6 мая недостатка в них уже не было.

Конечно, какую-то часть мирных офисных «хомячков» случившееся наверняка оттолкнет от протестного движения – больше они на митинги не пойдут. Но есть люди, которые находят «упоение в бою», те, кому по нраву опасность, риск, жесткое противостояние с силами правопорядка, и эти люди наверняка пополнят собой протестное движение и тем самым сделают его еще более радикальным. То есть «вегетарианцы» будут постепенно уступать место «волкам».

Такая радикализация уже наблюдается. Если раньше значительная часть лозунгов протестующих была посвящена теме честных выборов, то сегодня все они фактически связаны с категорическим неприятием одного человека – Владимира Путина. Среди протестующих, особенно среди молодежи, фигура Путина стала олицетворением определенного порядка вещей, категорически для них неприемлемого. Его основные компоненты в их представлении – несменяемость верховной власти; фактическое делегирование силовикам и чиновникам права на совершение преступлений в обмен на лояльность; феодальные привилегии, особенно право на езду без правил с вытекающими отсюда трагическими последствиями; зависимость бизнеса от «благорасположения» власть имущих; вопиющее социальное неравенство, наводящее на мысль о том, что нынешние хозяева жизни считают себя представителями какого-то высшего «подвида» рода человеческого; агрессивная и примитивная пропаганда по государственным каналам. Этой убогой реальности противопоставляется сверкающий образ предельно идеализированного западного мира с его якобы идеальной демократией, независимой судебной системой, жесткими ограничениями и самоограничениями для элиты, широкими правами и свободами граждан и т.д.

В то же время последние события чрезвычайно возбудили сторонников «жесткой линии» в структурах власти. Оттуда слышатся призывы «наказать по всей строгости закона», «размазать по асфальту», ввести контроль над Интернетом, изменить законодательство о митингах в сторону его резкого ужесточения, что отчасти уже сделано.

Среди прочего обсуждение этого вопроса в Государственной Думе наглядно показало: отныне никому уже не придет в голову считать ЛДПР оппозиционной силой: эта партия выступила как твердый страж «законности и порядка», попутно заслужив похвалы со стороны отдельных представителей «Единой России». С учетом всего того, что наговорил в свое время Владимир Жириновский, альянс с его партией выглядит для «Единой России» не вполне политически гигиеничным.

Дальнейшее развитие конфликта в значительной степени будет определяться не только радикализацией самого протестного движения, но и тем обстоятельством, что определенная часть «системной» либеральной «элиты» не смирилась с возвращением Владимира Путина на пост президента и намерена добиваться его досрочной отставки. Зачастую эти люди напрямую связаны с протестным движением и во всяком случае стремятся создать для него благоприятную информационную среду. Некоторые из этих «системных» либералов заключают пари на предмет того, как долго продержится Путин на своем посту – два года, год, еще меньше? Фактически девиз этих людей уже давно сформулировал один из лидеров бывшего СПС: «Валить Путина или валить самим».

Идеологи протестного движения все чаще настаивают: надо уходить от такой формы протеста, как митинг, и переходить к непрерывному карнавалу.Фото Reuters

Нельзя не обратить внимания и на следующее обстоятельство. В Испании, где безработица достигает 25%, на протестные марши выходят сотни тысяч граждан, которые тоже нередко вступают в острые схватки с полицией. Однако никому не приходит в голову говорить о политическом кризисе в Испании и грядущей революции. Политика «жесткой экономии», проводимая консерваторами во главе с премьером Мариано Рахоем, не нравится очень многим, однако практически никто из протестующих не ставит под сомнение легитимность прихода к власти самого этого правительства. В России легитимность президентства Владимира Путина отрицается протестующими категорически. И это обстоятельство придает их противостоянию с властью совершенно иное измерение, значительно более опасное для общественной стабильности, чем протестные акции «негодующих» в Испании.

Вместе с тем у протестующих на сегодняшний день нет ясного представления о том, каким именно образом можно «свалить» действующую власть. Одни, подобно, например, Григорию Явлинскому, утверждают, что одними митингами ничего не добиться и нужно завоевывать власть посредством выборов. В устах Явлинского, чьи электоральные результаты в последние годы непрерывно ухудшались, подобные призывы смотрятся весьма утопично. Кроме того, известно, что чем дольше авторитарный режим сохраняется у власти, тем менее он склонен расстаться с ней демократическим путем – Аугусто Пиночет, пожалуй, единственный позитивный пример. Трудно представить, что люди, сосредоточившие в своих руках фантастические финансовые, административные и информационные ресурсы, будут готовы легко уступить свои позиции на том основании, что большинство избирателей отдаст свои голоса за партии Явлинского, Рыжкова или Немцова. При том, что сама возможность подобного голосования при действующей системе подготовки к выборам совершенно невероятна.

В то же время среди идеологов протестного движения стала популярной идея о том, что нужно уходить от такой формы протеста, как митинг, и переходить к непрерывному карнавалу. Отсюда – «контрольная прогулка» писателей, намечающиеся шествия художников, музыкантов и множество других подобных акций, направленных на то, что Антонио Грамши называл завоеванием «культурной гегемонии». Надо признать, что в смысле «креативности» оппозиция переигрывает власть по всем позициям. На заседании Общественной палаты, о котором речь шла выше, прокремлевские «политологи» смотрелись уже даже не уныло и архаично, как прежде, а совсем жалко и порой неадекватно, особенно на фоне ярких выступлений протестных лидеров. Надо признать, что наша власть обладает удивительной способностью подбирать себе «идеологическую обслугу» из числа лиц «с перекошенными от постоянного вранья глазами», не верящих ни в бога ни в черта и готовых за соответствующую мзду служить любым господам. Но кого может убедить тот, кто сам ни во что не верит!

При этом все же пока непонятно, каким именно образом разворачивающийся протестный «карнавал» способен привести к смене действующей власти. Из истории известно, что можно сколь угодно долго осмеивать и развенчивать «старый режим», но без решительного «штурма Бастилии» завоевать власть невозможно. А на «штурм Бастилии» «вегетарианцы», составляющие пока еще большинство протестного движения, идти не собираются. Да и сил для такого штурма явно маловато.

Представляется, что протестное движение сможет обрести необходимый для своей победы размах только в том случае, если к его политической и культурной составляющей добавится социальная. То есть произойдет, говоря словами В.И.Ленина, «резкое обострение выше обычного нужды и бедствий угнетенных классов, когда низы не хотят жить по-старому». С учетом надвигающейся второй волны мирового финансового кризиса, способной вызвать резкое замедление экономического роста в США, Европе и Китае, и как следствие обрушение цен на рынках сырьевых товаров – такой сценарий нельзя исключать.

Другой важный вопрос заключается в том, сохранятся ли по-прежнему два центра власти – авторитарный, ориентирующийся на президента Владимира Путина, и либеральный, связывающий свои ожидания с фигурой Дмитрия Медведева. Судя по тому, что те люди в окружении Медведева, которые восприняли возвращение Путина на пост президента как свою личную трагедию, получат посты в новом правительстве, определенное «двоевластие» будет сохраняться. И это также создает благоприятные возможности для протестного движения. Сам же конфликт между Владимиром Путиным и его окружением, с одной стороны, и протестным движением и «системными» либералами – с другой вряд ли может сойти на нет ввиду того, что мировоззренческие, политические и особенно стилистические противоречия между этими лагерями слишком глубоки и скорее всего в дальнейшем будут только углубляться.

Когда-то Дмитрий Медведев утверждал, что самым опасным фактором для политической стабильности России может стать «раскол элит». Похоже, что сегодня данный сценарий имеет некоторые шансы на реализацию. Для тех, кто хочет более точного прогноза, напомню, что в политике есть невозможное и есть вероятное, но нет неизбежного: все зависит от воли, энергии, креативности политических «игроков» как во власти, так и среди оппозиции. Пока же уровень «игры» с обеих сторон оставляет желать много лучшего.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также