3
3803
Газета НГ-Политика Печатная версия

16.02.2016 00:01:10

Победитель парламентских выборов известен, но это не партия

О раскладе политических сил в следующей Госдуме

Николай Гульбинский

Об авторе: Николай Арсеньевич Гульбинский – публицист.

Тэги: госдума, выборы, путин, дмитрий медведев, единая россия, кпрф, оппозиция, троцкий, грамши, справедливая россия, лдпр, парнас, яблоко


Партийная виртуальность, претендующая на реальность. Фото Fotolia/PhotoXPress.ru

На первый взгляд, в России сложилась президентско-парламентская политическая система, когда партия, победившая на парламентских выборах, получает право на формирование правительства, а ее лидер становится премьер-министром. В самом деле, по итогам парламентских выборов 2011 года победу одержала «Единая Россия», набрав, согласно официальным данным, 49,32% голосов и получив абсолютное большинство мест в Государственной думе. Соответственно, лидер этой партии Дмитрий Медведев занял пост премьер-министра и сформировал правительство. Можно задать риторический вопрос: «И что же здесь необычного или недемократического?». Как будто все в порядке. Как говорил по несколько иному поводу президент Владимир Путин, «комар носа не подточит».

Избиратели решают, когда все уже решено

Нелишне, однако, вспомнить, что на момент блистательной победы «Единой России» на парламентских выборах 2011 года Дмитрий Медведев занимал – ни больше, ни меньше – пост президента России. И тогда неизбежно возникает вопрос: «Коль скоро возглавляемая действующим президентом партия показала столь превосходные результаты, что именно помешало ему выдвигаться на второй президентский срок?»

Конечно, такой вопрос может задать только очень наивный человек. Мы же прекрасно знаем, что назначение Дмитрия Медведева премьер-министром не имело никакого отношения к итогам парламентских выборов. Все было решено еще до выборов на съезде «Единой России» 24 сентября 2011 года, когда Дмитрий Медведев предложил партии поддержать выдвижение кандидатуры Владимира Путина на пост президента страны, пообещав, в случае успешного выступления партии на выборах, заняться практической работой на посту главы правительства. Вся эта «рокировочка», как любил выражаться незабвенный Борис Николаевич Ельцин, была задумана и осуществлена правящей корпорацией – узким кругом лиц, входящим в ближайшее окружение Путина, который и в период президентства Медведева сохранял ключевые рычаги управления страной.

Опять же можно задать наивный вопрос: а был ли некий шанс, что народ России не допустит осуществления задуманной в верхах «рокировочки»? Ну, скажем, не поддержит «Единую Россию» на парламентских выборах? Или, страшно подумать, проголосует на президентских выборах не за Владимира Путина, а за какого-то другого кандидата? Ответ на него очевиден: это было совершенно исключено. А потому несложно сделать вывод: парламентские и президентские выборы в России не имеют никакого отношения к той процедуре, которая называется выборами в либеральных демократиях: решения об исходе этих выборов принимаются правящей корпорацией еще до их проведения, после чего на достижение нужного результата мобилизуются безбрежные медийные, административные и финансовые ресурсы государства. Недавно на одном из интернет-ресурсов, претендующих на независимость и объективность, появилось великолепное утверждение о том, что будущее «Единой России» и других партий находится целиком в руках избирателей. Хотелось бы уточнить, что оно до некоторой степени находится также в руках тех, кто считает голоса, но, прежде всего, в руках мощнейшей и невероятно эффективной пропагандистской машины, которая создает «виртуальную реальность», более эффектно и убедительно действующую на сознание, чем реалии повседневной жизни. Президент, политические партии, Государственная дума в глазах граждан принадлежат именно этой «виртуальной реальности» и именно по ее правилам и играет большинство избирателей.

«Партия стоит как утес»

Во всем мире успех правящей партии на выборах в решающей степени определяется результатами ее экономической и социальной политики. Как заявил 6 февраля 2016 г. на пленарном заседании XV съезда «Единой России» Дмитрий Медведев, «всех результатов, которых добилось правительство, оно добилось при помощи и поддержке «Единой России».

С этим можно согласиться, однако сами эти результаты иначе как обескураживающими назвать невозможно. Спад ВВП за 2015 год составил 3,7%. Вопреки надеждам на импортозамещение, промышленное производство упало на 3,4%. Экспорт сократился на 32,1%, импорт – на 37,7% Инвестиции в основной капитал упали на 9,5%, что делает проблеиатичным восстановление экономического роста в ближайшем будущем. Инфляция составила 12,9%, реальные зарплаты снизились на 9,5%, безработица возросла на 7,4%. Правда, на 3% выросло сельскохозяйственное производство, но его доля в ВВП невелика.

Казалось бы, еще худшие результаты должны ожидать на предстоящих выборах «Единую Россию», которая, если исходить из формальных признаков, является в России правящей партией. Более того, пытливые избиратели могут перечитать написанную в начале 2009 года программную статью Дмитрия Медведева «Россия, вперед!» и убедиться, что ни одна из стратегических задач, поставленных в этой статье, не выполнена.

Однако что-то подсказывает нам, что «Единая Россия» снова одержит победу. Говоря словами «Краткого курса истории ВКП (б)», «партия стоит как утес», несмотря ни на какие экономические «цунами».

ОНФ: ход конем

На случай, если поддержка «Единой России» на грядущих выборах все же сократится, правящая корпорация придумала и сделала весьма эффектный «ход конем». Была возвращена смешанная система выборов, при которой половина депутатов Госдумы будет избираться по одномандатным округам. Параллельно создавался «Общероссийский народный фронт», позиционирующий себя как общественное движение, осуществляющее контроль за действиями региональных властей и выдвигающее конструктивные предложения. При этом лидеры ОНФ не устают заверять президента Путина в своей безоговорочной поддержке. Несложно предположить, что в тех регионах, где позиции «Единой России» сравнительно слабы, по одномандатным округам будут выдвинуты представители ОНФ, которые в глазах неискушенных избирателей предстанут как независимые кандидаты, критически относящиеся к работе местной власти и при этом пользующиеся поддержкой президента. Их позиция очень удобная: они могут критиковать все и при этом не отвечают ни за что.

Пройдя в Думу, они смогут сформировать там вторую фракцию безоговорочных сторонников президента, наряду с «Единой Россией». При этом «фронтовики» смогут критиковать единороссов по каким-либо второстепенным вопросам, создавая, таким образом, иллюзию независимости.

С учетом этой хитрой стратегии, другим партиям будет очень трудно провести своих кандидатов по одномандатным округам, а, значит, их представительство в Думе снизится, даже если их результат по партийным спискам будет не хуже, чем на предыдущих выборах.

Разумеется, немало будет зависеть и от качества тех партий, которые будут противостоять «Единой России» и ОНФ на выборах. Ведь даже люди, не оглушенные тотальной пропагандой, делают свой выбор, исходя из имеющихся политических предложений. А они, надо признать, не вдохновляют.

КПРФ: чего дозволите?

На протяжении двух последних десятилетий наиболее сильной оппозиционной партией остается КПРФ. На выборах 2011 года она набрала 19,19% голосов, значительно улучшив свой результат по сравнению с выборами 2007 года, когда коммунисты получили всего 11,57% голосов. Правда, это значительно хуже их же результата на выборах 1999 года, когда КПРФ набрала 24,29% голосов.

На первый взгляд, можно предположить, что на грядущих выборах у КПРФ есть шансы улучшить достигнутый результат. Российские коммунисты всегда выступали на словах в качестве принципиальных противников капитализма как общественного строя. Один из лозунгов КПРФ к так называемой Всероссийской акции протеста звучит так: «Нет капитализма – нет кризиса». «Символ веры» коммунистов состоит в том, что капитализм не способен обеспечить устойчивый экономический рост, научно-технический прогресс, повышение качества жизни большинства граждан, их реальное участие в управлении государством и социальное равенство. Приходится признать, что российский капитализм в его нынешнем виде соответствует этим коммунистическим представлениям.

Тем не менее, в сложившихся условиях КПРФ есть где развернуться, по крайней мере, на том поле, где коммунисты были традиционно сильны – идейной борьбы. Антонио Грамши был совершенно прав, утверждая, что прежде чем завоевать политическую власть, антисистемная партия (в данном случае – коммунисты), должна завоевать культурную гегемонию, то есть убедить большинство общества в оправданности своих ценностей, идеалов и предлагаемых экономических и социальных преобразований. Однако ни малейших попыток завоевания такой гегемонии мы не наблюдаем. На информационном поле КПРФ на протяжении последних лет продолжает топтаться в узком «загончике» в виде партийных газет «Правда» и «Советская Россия», причем даже внешний облик этих изданий не претерпел никаких изменений. На их страницах мы не встретим ни одного яркого журналистского имени, не отыщем ни одного сенсационного разоблачения действующей власти, не увидим яркого и увлекательного «образа будущего». Идеология КПРФ обращена преимущественно в прошлое.

Вот номер «Советской России» от 21 января 2016 года. В левом углу помещен фотомонтаж: посмертная маска В.И. Ленина, рядом с ней – какой-то советский орден и красная книга, на обложке которой черными буквами пропечатано «ВКП». Можно подумать, что это проект надгробия, которое КПРФ еще при жизни соорудила для себя самой.

В обширном «подвале» на той же странице помещено выступление лидера КПРФ Геннадия Зюганова на открытии сессии Госдумы. Поздравив коллег с «Новолетием, Крещением и Днем просвещения», коммунистический лидер обращается к председателю Госдумы и фракции «Единая Россия» с призывом «сохранить стабильность в стране». По словам Зюганова, «она во многом держится, прежде всего, на личном авторитете президента. Но сегодня его государственно-патриотическая линия в международной политике жестко столкнулась с либерально-криминальной линией, которую во многом проводит нынешнее правительство. Мы обязаны все сделать, чтобы эту стабильность сохранить».

Трудно даже понять, на каких «измученных нарзаном» читателей все это рассчитано. По Зюганову получается, что правительство проводит «либерально-криминальную линию», вопреки воле президента. Но разве президент не имеет возможности сменить это правительство и начать проводить другую линию? А если эта линия и в самом деле «криминальная», то почему так важно сохранить стабильность? Чтобы проводить ее и дальше и окончательно загубить страну? Можно смело утверждать, что доведись В.И. Ленину перенестись с того света в наше время и услышать выступление Геннадия Зюганова, он мог бы воскликнуть на манер персонажа Козьмы Пруткова: «Когда же это бывает?»

Руководство КПРФ не верит в возможность победить на предстоящих парламентских выборах, прекрасно понимая, что в случае, если оно всерьез поставит перед собой такую цель, правящая корпорация сделает все для того, чтобы не допустить подобного исхода. Оно готово довольствоваться тем числом депутатских мандатов, которое Кремль им дозволит получить.

Нынешнее положение «вечно вторых» вполне устраивает лидеров КПРФ, и не случайно среди депутатов этой фракции мы наблюдаем немало чрезвычайно благополучных и предельно довольных собой людей. Говорить о них как о «борцах за права трудящихся» можно только с горькой иронией. Среди рядовых членов КПРФ растет разочарование, ощущение того, что они служат пешками в какой-то непонятной игре, где все дивиденды достаются их лидерам, давно заключившим взаимовыгодный контракт с правящей корпорацией. Роль «вождей» КПРФ в этом контракте довольно несимпатична: они «канализируют» протестные настроения в буквальном смысле этого слова – направляя их «в отстой».

Любопытно также, что КПРФ так и не смогла решить прямо-таки роковую для коммунистов всех времен проблему «внутрипартийной демократии». Какие бы сокрушительные поражения на выборах ни терпела партия и сам Геннадий Зюганов, не было предпринято ни одной реальной попытки обновить партийное руководство, а те, кто пытался каким-то образом переосмыслить эклектичную и обветшавшую идеологию КПРФ, немедленно получали клеймо «неотроцкистов». Наверное, не случайно Лев Троцкий однажды заметил, что кризис коммунистического движения – это кризис его руководства.

Социал-демократия: опять двойка

Начиная с конца 80-х годов, в стране шли дискуссии о том, насколько жизнеспособным может оказаться для России социал-демократический проект и что необходимо предпринять для его реализации. Гипотетически такой проект имел шансы на успех с учетом того, что советский «реальный социализм» был скомпрометирован, а идеи социал-демократии продолжали пользоваться поддержкой во всем мире.

Между тем, попытки создания партий социал-демократической направленности были малоуспешными, пока, наконец, не возникла «Справедливая Россия», которой в 2007 году удалось с первой попытки пробиться в Государственную думу. На парламентских выборах 2011 года она упрочила свои позиции, получив 13,24% голосов. Однако затем в партии начались «разброд и шатания». Некоторые видные депутаты от «Справедливой России», такие как Оксана Дмитриева, Илья Пономарев, отец и сын Геннадий и Дмитрий Гудковы, занимали достаточно жесткие позиции по отношению к правящей корпорации и даже приняли участие в протестных митингах конца 2011– начала 2012 года. Проблема, однако, состояла в том, что лидер этой партии – Сергей Миронов своим возвышением был целиком и полностью обязан Владимиру Путину и, естественно, не мог поддержать оппозиционеров в собственных рядах. Более того, после того, как некоторые из этих оппозиционеров перешли на еще более критические позиции и были исключены или сами вышли из партии, Сергей Миронов изо всех сил старался стать «святее Папы Римского», безоговорочно поддерживая внешнюю политику российского президента и даже превосходя «единороссов» в своем энтузиазме.

Критика действий правительства со стороны «Справедливой России» носит абстрактный и бессодержательный характер. Так, недавно Сергей Миронов заявил: «Повторю еще раз, наша партия никогда не согласится с политикой бюджетной экономии за счет социальных расходов. А властям всех уровней пора бы уже перестать уповать на подорожание нефти и рост курса рубля. Пришло время искать другие способы пополнения бюджетов, не залезая в карманы пенсионеров и ветеранов». О том, что это за способы, деликатно умалчивается. Лидер как бы оппозиционной партии не предлагает альтернативу политике правительства, а высказывает благое пожелание эту альтернативу поискать.

«Справедливая Россия» прославилась на всю Россию и даже на весь мир поддержкой экзотических законопроектов, касающихся сексуальной жизни граждан, в лоббировании которых решающую роль сыграла депутат Елена Мизулина. Среди них – закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. Беда этого закона состоит в том, что он не дает определения термину «нетрадиционные сексуальные отношения», открывая тем самым широкое поле для истолкований. А ведь еще древние юристы говорили, что без четкой дефиниции преступного деяния невозможно установление ответственности за него. Ничего хорошего, кроме волны критики и насмешек со стороны многочисленных правозащитных организаций, как в самой России, так и за рубежом, этот закон не принес.

Тем не менее, «Справедливая Россия» сохраняет определенный уровень присутствия в регионах, и есть все основания полагать, что она будет представлена в следующей Думе.

Партия одного актера. Но какого!

Что касается ЛДПР, то на протяжении всего своего существования она была «партией одного актера» – Владимира Жириновского. Можно только поражаться незаурядным артистическим дарованиям и неукротимой энергии этого человека, который играет на политической сцене с не меньшей отдачей, чем, скажем, Михаил Ульянов в роли Ричарда III или Владимир Высоцкий в роли Гамлета. Отличие лишь в том, что эти великие актеры играли в течение трех часов примерно два раза в месяц, при том, что Жириновский выходит на политическую сцену ежедневно. Не удивительно также, что после четверти века такой актерской работы «на износ» он стал заметно сдавать. Что касается преемников, то их не может быть в принципе, поскольку «идеология» ЛДПР – это то, что говорит Владимир Жириновский в данный момент времени. Наилучший результат этой партии – 22,92% голосов – пришелся на выборы в Госдуму 1993 года, когда страна еще не пришла в себя от потрясений, вызванных известным указом Бориса Ельцина № 1400 и последовавшей за ним «репетиции» гражданской войны в центре Москвы. C учетом того, что социально-экономическая ситуация в стране неизбежно будет ухудшаться, эта партия имеет шансы поймать какое-то количество «рыбы в мутной воде», особенно за счет ультрапатриотической риторики.

Депутаты от ЛДПР внесли немало своеобразных законопроектов, предлагающих, например, сделать 31 декабря выходным днем или предоставлять дополнительный выходной избирателям, проголосовавшим на выборах. Разумеется, они были отклонены, в чем, впрочем, сами их авторы изначально не сомневались.

ПАРНАС и «Яблоко»: сумма бесконечно малых

Из партий либерального направления, не представленных в настоящее время в Государственной думе, наиболее заметны ПАРНАС и «Яблоко». Объединяет их то обстоятельство, что они, в отличие от «думских» партий, решаются критиковать лично президента России Владимира Путина, в том числе его внешнюю политику. В целом, однако, в устах деятелей «Яблока» эта критика звучит более умеренно, если не считать отдельных его представителей, таких как бывший депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг. Подобно КПРФ, «Яблоко» так и не смогло найти адекватную замену своему основателю и бессменному моральному лидеру – Григорию Явлинскому – опыт с «регентством» Сергея Митрохина оказался крайне неудачным. Не обещает побед и избрание на пост нового лидера партии Эмилии Слабуновой, мало известной на федеральном уровне. В условиях России, как это ни печально, партия во главе с женщиной не имеет серьезной перспективы.

Что касается ПАРНАСа, то у него нет шансов пройти в Госдуму по партийным спискам; победа каких-либо его кандидатов в одномандатных округах также представляется маловероятной. Резкая критика внешней политики российского президента – не лучший актив на предстоящих выборах в Государственную думу, с учетом той широкой поддержки, которой на данном этапе пользуется эта политика.

Продолжается бесконечная «сказка про белого бычка» – дрязги на тему «объединения всех демократических сил». В качестве непременного условия совместных действий с ПАРНАСом, «Яблоко» выдвигает требование – поддержать Григория Явлинского в качестве кандидата на пост президента. Однако в глазах избирателей Явлинский воспринимается сегодня как «тень прошлого», фигура давно ушедшей политической эпохи, ничем в последние годы себя не проявившая. Всем понятно, что его шансы не то что на победу, но хотя бы на какой-то достойный результат, равны нулю. А кому хочется участвовать в игре с нулевыми шансами? Тратить свое время, силы, энергию на тяжелую и нервную работу, которая заведомо не даст никаких результатов?

В случае принятия решения о совместных действиях на выборах в Госдуму, одной из этих партий придется отказаться от выдвижения кандидатов по собственному партийному списку и согласиться на включение своих кандидатов в список другой партии, поскольку формирование избирательных блоков не допускается. Но даже если «Яблоку» и «Парнасу» удастся договориться о чем-то подобном, это обстоятельство лишь проиллюстрирует известное положение математического анализа: сумма бесконечно малых величин – величина тоже бесконечно малая.

Что будет «потом»?

Таким образом, приход в следующую Думу представителей внесистемной оппозиции, будь то правого или левого толка, крайне маловероятен. Но даже если такие люди, пройдя по одномандатным округам, окажутся среди депутатов, их воздействие на процесс законотворчества будет ничтожным: не имея собственной фракции, рассчитывать на реальное влияние в российском парламенте невозможно. Не говоря уже о том, что само влияние парламента на важнейшие экономические и политические решения предельно невелико: они принимаются совсем в другом месте, расположенном неподалеку от Государственной думы.

В то же время перераспределение баланса сил внутри системных партий ничем не грозит правящей корпорации во главе с Владимиром Путиным: все они поддерживают как его внешнеполитический курс, так и его лично. Если же правительство окончательно утратит свою дееспособность, ничто не помешает президенту его заменить, совершенно не обращая при этом внимания на результаты выборов. Таким образом, реальным и единственным победителем на парламентских выборах окажется Владимир Путин.

Между тем, в либеральных кругах развернулась дискуссия на тему «что будет потом»? Имеется в виду – после ухода правящей корпорации. На эту тему, в частности, рассуждает Михаил Ходорковский. Суть его тезисов сводится к тому, что «в конце концов они уйдут», и тогда на смену им придут сам Ходорковский и его сторонники, которые знают, что надо делать. Другие либералы рассуждают о необходимости грядущих «люстраций» в отношении тех, кто служит действующей власти и даже всех лиц старше 1980 года рождения.

Такое впечатление, что эти люди обитают «на планете другой» или во все той же «виртуальной реальности». Правящая корпорация никуда уходить не собирается. В истории мы не найдем примеров, когда люди, сосредоточившие в своих руках безграничные властные, медийные и финансовые ресурсы, добровольно расстаются с властью.

Главная беда российской политической системы, имитирующей либеральную демократию, состоит в том, что она не позволяет сформироваться «контрэлите», то есть ответственным политическим силам, готовым сменить действующую власть и взять на себя ответственность за положение в стране по итогам демократических выборов. Логично, что в этой ситуации многие думающие граждане предпочитают сохранение у власти правящей корпорации, с какими бы негативными последствиями это ни было сопряжено. Ибо альтернатива ей в нынешних условиях – гражданская смута с трудно предсказуемыми последствиями. Не случайно тот же Ходорковский говорит о неизбежности революции, правда, как он оговаривается, «мирной» и «бескровной».

В начале ХХ века значительная часть российской интеллигенции готова была броситься с омут неопределенности со словами: «Безумству храбрых поем мы песню!» Исторический опыт заставляет нас быть осторожнее. Но вряд ли будет разумным следовать девизу бравого солдата Швейка, который полагал, что все как-нибудь да образуется, ибо «никогда не было, чтобы никак не было». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(3)


Елена Румянцева 13:11 16.02.2016

Партию "Яблоко" отличает от прочих наличие альтернативы политическому и экономическому курсу страны. И это главное отличие, о котором почему-то предпочитают умалчивать.

Георгий Покровский 13:24 16.02.2016

Исторический опыт подсказывает, что должен быть плюрализм, и не фиктивный, а фактический. Если какая-то парламентская партия смотрит в прошлое, не имея в своей повестке ничего нового, то что она может предложить? Если партия ориентируется на должное развитие, то об этом обязаны говорить её программные документы и сами партийцы. На сегодня это "Яблоко". К тому же, помимо каких-то изменений в экономической составляющей, должны быть рассмотрены ещё и экологические вопросы - это будущее наших детей.

Pandemonium Pandemonium 16:55 16.02.2016

Мне лично хочется видеть яблочников во власти, остальной оппозиции доверия мало, возможно отдельные личности и заслуживают внимания, но партии всё больше ведут какие-то подковерные игры, яблочники же напротив, открыты и действуют во благо народа.


Читайте также