1
3974
Газета НГ-Политика Печатная версия

07.03.2017 00:01:10

ЛДПР: первая официально разрешенная и оппозиционная партия

Либерал-демократы просуществуют на политической сцене ровно столько, сколько сам их лидер

Николай Гульбинский

Об авторе: Николай Арсеньевич Гульбинский – публицист.

Тэги: жириновский, лдпр, новодворская, кпсс, кгб, александр яковлев, андрей завидия, мизулина, кашпировский, лимонов, венгеровский, алексей митрофанов, троцкий, юрий афанасьев, юрий карякин


Как только появляется публика или телекамеры, по телу Жириновского, как кажется, пробегает электрическая искра, и он «включается». Фото с сайта www.ldpr.ru

Владимир Жириновский рассказывал, что идея создать Либерально-демократическую партию Советского Союза (ЛДПСС) возникла у него после того, как в годы перестройки он некоторое время побыл членом полуподпольного Демократического союза во главе с неистовой Валерией Новодворской. Революционный запал Новодворской и ее готовность вступать в стычки с ОМОНом, мыкаться по тюрьмам, лагерям и психбольницам не понравились жизнелюбивому Жириновскому, и он вместе с несколькими товарищами, сегодня уже всеми забытыми, учредил 13 декабря 1989 года ЛДПСС. По словам Жириновского, название партии придумал лично он, а заодно написал ее программу из 12 пунктов. 12 апреля 1991 года эта партия была зарегистрирована Минюстом СССР, став, таким образом, первой официально разрешенной оппозиционной партией в Советском Союзе. Процесс пошел…

ЦК КПСС и КГБ СССР как отцы русской либеральной демократии

Тем не менее бывший член Политбюро ЦК КПСС Александр Яковлев вспоминал, что создание ЛДПСС стало плодом совместного творчества ЦК КПСС и КГБ СССР. Название этой партии придумал первый заместитель председателя КГБ генерал Филипп Бобков, а Управление делами ЦК КПСС выделило на проект 3 млн руб., которые были переданы сподвижнику Жириновского – Андрею Завидия.

Сам Филипп Бобков, однако, свое участие в создании ЛДПСС отрицал и утверждал, что эту псевдопартию создали по инициативе ЦК КПСС «в русле идей Зубатова»; сам же он считал данную затею недопустимой провокацией.

Любая культура, в том числе культура политическая, требует преемственности. Когда на протяжении 70 лет сама мысль о многопартийности в СССР наглухо «бетонировалась», не приходится удивляться, что она все же пробилась на поверхность в такой причудливой форме.

Если не директором,  то президентом

12 июня 1991 года состоялись первые демократические выборы президента РСФСР. Владимир Жириновский занял на них третье место, получив 7,81% голосов. Этот результат был поразительным по ряду оснований.

Во-первых, ЛДПСС была, как сказали бы сейчас, виртуальной партией. Как установило впоследствии Министерство юстиции РФ, в ней реально состояло всего лишь 146 физических лиц.

Во-вторых, Владимир Жириновский не располагал значительными материальными ресурсами. По некоторым сведениям, 3 млн руб., выделенные на ЛДПСС Управлением делами ЦК КПСС, до ее лидера так и не дошли.

В-третьих, предыдущий опыт участия Жириновского в избирательных кампаниях был неудачен: в конце 1989 года он выдвигал свою кандидатуру в народные депутаты РСФСР и на пост директора издательства «Мир» и в обоих случаях провалился.

В-четвертых, недоброжелатели утверждали, что на вопрос о национальности Владимир Жириновский ответил: «Мама – русская, папа – юрист». Сам Жириновский, правда, это отрицал. Это не мешает лидеру ЛДПР периодически выступать с весьма нелестными заявлениями в адрес евреев. Например, в своем романе «Иван, запахни душу» он пишет: «У евреев всегда есть деньги. Они всегда понимают, что нужно жить с запасом. Еврей не отдаст последнюю рубашку, как ты, Ваня. Он, скорее, купит еще один костюм, купит золото, откроет счет в разных банках, в разных странах, потому что у него инстинкт самосохранения».

В книге Жириновского «Последний удар по России» утверждается, что Совет народных комиссаров, принимавший решение о «красном терроре», состоял из 17 евреев, 2 русских, 1 армянина и 1 грузина. С какой целью Владимир Вольфович воспроизвел эту давно разоблаченную антисемитскую фальшивку – совершенно непонятно. Впрочем, по сравнению с этой книгой недавние высказывания депутатов Петра Толстого и Виталия Милонова – просто милые шутки.

Предтеча эпохи «постправды»

В пользу Жириновского сыграли, однако, следующие факторы.

Во-первых, элемент новизны. В отличие от других кандидатов на пост президента РСФСР Жириновский не только не занимал в КПСС руководящих постов, но и не был членом этой партии. В этом плане он выгодно отличался от многих вчерашних коммунистов, мгновенно перекрасившихся в либералов и демократов.

Во-вторых, Жириновский – действительно незаурядный политический оратор. На трибуне он подобен провинциальному актеру, «рвущему страсти». Мне как-то довелось слушать его в малом зале Государственной думы, где он выступал перед молодыми активистами ЛДПР. В это рядовое мероприятие он вкладывал столько энергии и страсти, как будто от него зависела его дальнейшая политическая судьба.

Жириновскому – политическому лицедею – требуются зрители. Когда зрителей нет, он достаточно спокоен и рассудителен, но в то же время лишен своей искрометной зажигательности. Но как только появляется публика или включается телекамера, по его телу, как кажется, пробегает электрическая искра, и он «включается». Но если актер играет на сцене максимум три часа – и то не каждый вечер, Жириновский актерствует ежедневно. Остается только восхищаться его неукротимой энергией. Другое дело, не позавидуешь тем, кто периодически становится жертвой его «грозовых разрядов». В Государственной думе мне пришлось наблюдать безобразную сцену, когда Жириновский буквально набросился на беременную журналистку Стеллу Дубовицкую, которая задала ему совершенно невинный вопрос. В былые времена мужчины – свидетели подобного непотребства – незамедлительно бы потребовали от лидера ЛДПР извинений, а в случае отказа их принести вызвали бы его на дуэль. Но теперь другие времена. К тому же Жириновский постоянно окружен дюжими охранниками.

Никак не реагируют на его выходки и правоохранительные органы. Например, на заявление, сделанное в ходе одной из телепередач по поводу терактов в Брюсселе: «Теракты сейчас идут в Европе и будут идти. И нам это выгодно. Пусть они там подыхают и погибают». А ведь в УК имеется статья, предусматривающая серьезную ответственность за публичное оправдание терроризма.

Оскорбления, которыми осыпал Жириновский своих коллег-парламентариев, превосходят самое богатое воображение. Вот, пожалуй, самое благопристойное: «Или эта баба Мизулина затесалась в Думу. Черт ее носит тоже! Все они какие-то неудовлетворенные. Ни у одной мужа нет – вот и мучаются. Хотя бы по любовнику каждой, пусть по три-четыре любовника – и не было бы их там, в Госдуме».

Биограф Жириновского Владимир Карцев утверждает, что искусству воздействия на аудиторию Жириновский специально учился, в частности у известного «психотерапевта» Анатолия Кашпировского. К Жириновскому в свое время «льнули» любители скандалов вроде писателя Эдуарда Лимонова, журналиста Ярослава Могутина, депутатов Вячеслава Марычева, Александра Венгеровского, Алексея Митрофанова, однако все они со временем покинули его после острых конфликтов. Известные актеры вообще чрезвычайно ревнивы к соперникам.

Сходство  «раннего» Жириновского с не менее тогда известным «психотерапевтом» Кашпировским (на фото справа) в начале девяностых было очевидным: как по внешней атрибутике, так и по гипнотическому воздействию на публику.   Фото РИА Новости, ЧТК-ТАСС 

В-третьих, Жириновский в чем-то опередил свое время, предвосхитив то, что сегодня называется «эпохой постправды». Если другие политики стремились представить избирателям более-менее идеологически выдержанную программу, Жириновский говорил именно то, что  эффектно воздействовало на конкретную аудиторию в данный момент, совершенно не заботясь, согласуются ли его слова с реальными фактами и собственными предыдущими выступлениями.

Некоторые заявления этого доктора философских наук, которые он не стесняется включать в сборники своих произведений, вообще лишены какой-либо логики. Например, он пишет: «Эти радищевы, чеховы, волчеки, все эти театралы, которых давно уже на помойку надо выбросить. Никто бы и не заметил. Сидят, спектакли для самих себя ставят. Вот какая она, интеллигенция русская. Ей бы только развлечения, порнография и казино».

На эту тираду остается разве что возразить словами Ивана Бездомного: «Надо признаться, что среди интеллигентов тоже попадаются на редкость умные. Этого отрицать нельзя».

О ряде высказываний Жириновского можно сказать словами другого булгаковского персонажа – Воланда: «Вранье от первого до последнего слова». Например, в книге с претенциозным названием «Политическая классика Владимира Жириновского» утверждается: «Юрий Афанасьев – бывший лидер межрегиональной депутатской группы, внесший серьезный вклад в развал СССР и предлагавший разделить Россию, является внуком Льва Троцкого-Бронштейна». Надо ли доказывать, что Юрий Афанасьев не приходился Льву Троцкому никем?

Вообще же книги, автором которых значится Жириновский, переполнены историческими фальшивками вроде «инструкции НКВД», запрещающей принимать в это ведомство лиц с признаками «вырождения», прежде всего  «аномально малой величиной полового органа». Жириновский вообще уделяет немало внимания обличению физических недостатков своих оппонентов, очевидно, считая себя эталоном красоты и сексуальной привлекательности.

«Россия, ты одурела!»

Но вернемся к становлению ЛДПР. В период августовского путча 1991 года Жириновский поддержал ГКЧП и тем навлек на себя неприятности. 10 августа 1992 года Минюст РФ аннулировал регистрацию ЛДПСС, однако на ее месте тут же возникла ЛДПР.

Между тем демократические идеалы и ценности в российском обществе быстро тускнели. Под влиянием распада государства, громадного социального расслоения, всеохватного жульничества, возведенного в принцип государственной политики, общество впало в состояние глубокой деморализации и дезориентации. Лидер ЛДПР мастерски использовал эти факторы для своих целей. Лозунги его кампании на выборах в Государственную думу 1993 года были просты и незатейливы: «Я буду защищать русских!», «Верните России долги!», «Женщине – тепло и заботу!», «Осилив преступность, мы будем жить лучше!», «Пенсионеры нуждаются во внимании!», «Офицеры, я помогу вам!»

Измученные реформами обыватели даже не стремились понять, каким образом лидер ЛДПР сделает все это. Им было важно, что о них наконец  вспомнили.

В какой-то мере успеху ЛДПР способствовало появление в мае 1993 года сенсационной книги Владимира Жириновского «Последний бросок на юг». Надо признать, что этот труд в чем-то предвосхитил нынешний разворот российской внешней политике в сторону Ближнего Востока. Однако Жириновский предлагал планы фантастического масштаба: внезапный военный бросок Российской армии на юг и захват огромных территорий с выходом к теплым морям и океанам.

«Но вот война на Ближнем Востоке, – писал Жириновский, – она не закончится и в конечном счете может стать причиной третьей мировой войны… Поэтому последний «бросок» России на юг еще и исключит третью мировую войну… Как я мечтаю, чтобы русские солдаты омыли свои сапоги теплой водой Индийского океана и навсегда перешли на летнюю форму одежды… Надо навсегда успокоить этот регион».

В то время состояние Российской армии было таково, что даже «бросок на Грозный», осуществленный полтора года спустя, оказался для нее непосильным. Однако многим людям, уставшим от непрерывной сдачи внешнеполитических позиций, льстила подобная реакционная утопия, притом что попытка ее осуществления была эквивалентна развязыванию третьей мировой войны.

На издании «Последнего броска на юг» 1996 года Жириновский уже красуется в форме подполковника. В каком полку он служил все это время – неизвестно.

На парламентских выборах декабря 1993 года ЛДПР получила 22,92% голосов, заняв по партийным спискам первое место. Всем памятен возглас по этому поводу Юрия Карякина: «Россия, ты одурела!» Однако он не счел нужным добавить, что это «одурение» во многом было продуктом деятельности реформаторов-«шокотерапевтов».

Ни шатко ни валко

ЛДПР не смогла развить свой успех, несмотря на то что к ней потянулись разного рода «авторитетные» бизнесмены – «молодые волки», как называл их Жириновский, что обеспечило партии серьезное финансирование, а самому Жириновскому – комфортабельный образ жизни, о котором он и мечтать не мог в советские времена.

Президентские выборы июня 1996 года оказались для Жириновского неудачными: он собрал в первом туре всего 5,7% голосов. Возможно, это объясняется тем, что часть избирателей, поддерживающих его ультрапатриотическую и державную риторику, нашли для себя более адекватного и брутального кандидата – генерала Александра Лебедя.

На выборах в Государственную думу в декабре 1999 года ЛДПР было поначалу отказано в регистрации, и ее лидеру пришлось зарегистрировать так называемый блок Жириновского, который получил 5,98% голосов, притом что о других основателях этого блока – Олеге Финько и Егоре Соломатине невозможно было сказать ничего определенного.

Выборы президента России в марте 2000 года и вовсе принесли Жириновскому скромные 2,7% голосов. Можно предположить, что на этих выборах значительная часть его традиционного электората перешла к Владимиру Путину, который намеревался сделать многое из того, о чем говорил Жириновский: разгромить чеченских сепаратистов, воссоздать сильную армию, ограничить влияние олигархов.

Сходство  «раннего» Жириновского с не менее тогда известным «психотерапевтом» Кашпировским (на фото справа) в начале девяностых было очевидным: как по внешней атрибутике, так и по гипнотическому воздействию на публику.   Фото РИА Новости, ЧТК-ТАСС 

С этого момента политологи усиленно предрекали скорый закат Жириновского и его партии. Тем не менее на выборах в Государственную думу 2003 года ЛДПР возродилась как феникс из пепла, получив 11,45% голосов. Сам Жириновский к тому времени осознал, что вступать в соперничество с Владимиром Путиным ему не следует. Во-первых, он, по-видимому, предчувствовал, что в угаре предвыборной кампании он может забыться и произнести в адрес президента нечто такое, что ему впоследствии никогда не простят. А во-вторых, понимал, что неизбежно потерпит разгромное поражение. Поэтому на президентских выборах 2004 года вместо себя он выставил совершенно карикатурную фигуру – футболиста и боксера Олега Малышкина, которому все же удалось собрать 2,02% голосов и при этом существенно опередить будущего лидера «Справедливой России» Сергея Миронова. На выборах в Государственную думу в декабре 2007 года ЛДПР также показала более слабый результат по сравнению с предыдущими парламентскими выборами – 8,14% голосов.

Президентские выборы 2008 года, в которых кандидатом от правящей корпорации выступал Дмитрий Медведев, принесли Жириновскому 9,35% голосов. За него, по-видимому, проголосовала часть избирателей, которые прежде голосовали за Владимира Путина и которым Дмитрий Медведев показался слишком мягким.

В ходе последующих выборов результаты ЛДПР и ее лидера колебались в достаточно широких пределах: 11,67% голосов за ЛДПР на выборах в Государственную думу 2011 года, 6,22% голосов, поданных за Жириновского на президентских выборах 2012 года, и 13,4% голосов за ЛДПР на парламентских выборах 2016 года.

Что у Кремля на уме, у Жириновского на языке

Еще в феврале 2000 года в интервью автору этих строк Владимир Жириновский говорил: «Нас не в чем обвинить. Мы ни рубля ни украли, во внешней политике выступали только за Россию и предлагали здоровые варианты выхода из кризиса. И Путин сегодня делает многое из того, что нам нравится. Это на 90% совпадает с тем, что делали бы мы, придя к власти».

Надо ли отмечать, что то, что делает президент Путин сегодня, вызывает у ЛДПР и ее лидера самую восторженную поддержку. В программе ЛДПР на 2016–2021 годы говорится: «Возвращение Крыма в Россию – это великое историческое свершение, и мы убеждены, что Россия имеет право на все свои исторические земли и должна приложить усилия к тому, чтобы мирным путем расширить границы, по крайней мере до пределов бывшего СССР».

На Западе хорошо знают, что Жириновский и его партия «озвучивают» многое из того, о чем мечтают в Кремле, но пока не решаются произнести вслух. А потому не приходится удивляться, что европейские лидеры и руководство НАТО весьма обеспокоены возможностью отказа от принципа нерушимости границ и дальнейшего «мирного» расширения России по крымскому сценарию.

Экономическая часть программы ЛДПР пронизана левым популизмом. «В ближайшие годы, – говорится в ней, – мы готовы добиться, чтобы минимальная зарплата в России составляла не менее 20 тыс. руб. Мы должны начать пользоваться главным нашим богатством – землей. ЛДПР требует начать изымать землю у недобросовестных владельцев, которые наживаются на ее аренде, и передать ее тем, кто будет реально на ней работать. Мы также должны национализировать всю тяжелую промышленность… «Всю казну на производство!» – требуем мы сегодня».

«Изымать», «национализировать», накачать промышленность деньгами – все это напоминает призывы экономистов коммунистического толка. При этом ЛДПР, однако, объявляет себя категорическим противником коммунистической идеологии, а сам Жириновский на заседаниях Госдумы периодически вступает в стычки с коммунистами, главным образом по поводу оценок советского прошлого. В одной из недавних брошюр ЛДПР говорится: «Везде стоят памятники Марксу и Ленину. Главный террорист всех времен и народов лежит в Мавзолее на самой красивой площади Москвы. И все это считается в порядке вещей. Жуткий, грязный обман».

Партия и лидер уйдут вместе

По сути дела, нынешняя ЛДПР занимает в обществе и политической системе примерно ту же нишу, которую занимала ЛДПСС в 1989 году. Она представляет собой некий заповедник, где люди, не желающие или не способные стать частью правящей корпорации, имеют возможность проявить себя в политической деятельности. При этом правящая корпорация всегда может рассчитывать на поддержку партии в тех или иных критических ситуациях. За это ее вождь наделен каким-то негласным особым правовым статусом: ему прощается абсолютно все. А кроме того, его периодически приглашают в Кремль, награждают орденами, для него всегда открыты государственные телеканалы.

У ЛДПР, как и у других российских партий, имитирующих оппозиционность, нет никакой конечной цели, поскольку сам Жириновский прекрасно понимает, что президентом России он не станет никогда, – и давно с этим смирился. Однако и лозунг социал-демократии, сформулированный в свое время Эдуардом Бернштейном: «Цель – ничто, движение – все», к ней не вполне подходит. Скорее можно было бы сказать на современный манер: «Цель – ничто, движуха – все».



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Игорь 18:46 08.03.2017

"Либерал-демократы просуществуют на политической сцене ровно столько, сколько сам их лидер" Ровно столько, сколько им разрешат...



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также