0
2946
Газета НГ-Политика Печатная версия

04.04.2017 00:01:00

Удобная иллюзия принципиальной оппозиции

Партия «Яблоко»: четверть века политического резонерства

Николай Гульбинский

Об авторе: Николай Арсеньевич Гульбинский – публицист.

Тэги: яблоко, явлинский, слабунова, шлосберг, игорь артемьев


Идеологемы главного яблочника пока плохо вписываются в российскую реальность. Иллюстрация Depositphotos/PhotoXPress.ru

27 марта председатель федерального политкомитета партии «Яблоко» Григорий Явлинский опубликовал заявление: «Задержанных 26 марта необходимо незамедлительно отпустить». В нем, в частности, говорится: «В полиции оказались сотни случайных людей, которые либо вообще не нарушали закон, либо чьи нарушения сильно сомнительны и требуют более серьезных доказательств. В любом случае это граждане нашей страны, считающие, что масштабная всепроникающая коррупция и беззастенчивое воровство чиновников – угроза национальной безопасности. Таких людей десятки миллионов».

И далее еще много правильных слов – и про молодых людей, у которых крадут будущее, и про чиновников, издевательски реагирующих на все попытки организации законных акций протеста, и о готовности помочь пострадавшим.

Неясно только одно –  что мешало руководителям «Яблока» провести собственные митинги в различных городах на согласованных с властями площадках? На последних выборах в Государственную думу «Яблоко» получило более 1 млн голосов избирателей. Немного по сравнению с тем, что было прежде, но все же и не так мало. И если хотя бы половина этих избирателей, людей по большей части образованных и идейных, вышли бы на антикоррупционные митинги, это было бы внушительное зрелище, которое вряд ли смогли бы проигнорировать центральные телеканалы. А у Явлинского и других руководителей «Яблока» появилась бы реальная возможность донести до граждан страны свои взгляды на борьбу с коррупцией и – главное – свою готовность на практике возглавить эту борьбу. Вот только этого почему-то не произошло. Получается, что партия, называющая себя оппозиционной, не чувствует настроения значительной части граждан и не готова выступить в роли организатора своих же избирателей.

Радикализм, не беспокоящий власть

На словах Григорий Явлинский оценивает ситуацию в стране с весьма радикальных позиций, на первый взгляд даже не менее радикальных, чем сам Алексей Навальный. Говоря о прошедших выборах, он, в частности, заявил: «Наша ответственность во время кампании заключалась в том, чтобы сказать: страна ведет две войны, обе из которых неприемлемы ни с какой точки зрения… Вся система современной России, политическая и экономическая, полностью исчерпала себя… Нынешнюю власть надо менять, начиная с президента и заканчивая Государственной думой».

Однако правящая корпорация реагирует на эти призывы на удивление спокойно. Явлинского не привлекают к уголовной ответственности по надуманным «экономическим» обвинениям, про него не снимают компрометирующее «кино», его подслушанные телефонные разговоры не «сливают» в желтые СМИ, а его самого не обливают зеленкой и не пытаются надеть ему на голову унитаз. Словом, никакие средства из привычного арсенала «политической борьбы» с реально опасными для правящей корпорации оппонентами против него не задействованы. Чего нельзя, впрочем, сказать о некоторых его радикальных сподвижниках, например, о руководителе псковского отделения «Яблока» Льве Шлосберге, на которого 29 августа 2014 года было совершенно нападение, как полагают, в связи с его политической деятельностью. 

Однако не эти люди задают тон в партии. Ее «официальные лица» – сам Григорий Явлинский, весьма не харизматичный Сергей Митрохин, занимавший пост председателя партии два срока подряд, нынешний председатель Эмилия Слабунова – «дама, приятная во всех отношениях», а также ряд деятелей науки и культуры, отличающихся в своих речах и поступках похвальной «умеренностью и аккуратностью». Не говоря уже, например, об Игоре Артемьеве, многолетнем руководителе Федеральной монопольной службы, ни в какой оппозиционности действующей власти не замеченном.

Загадочные политико-криминальные эпизоды

Сам Явлинский в интервью журналисту Дмитрию Гордону утверждал, что во времена Ельцина его приемному сыну, студенту МГУ, с детства игравшему на фортепиано, неизвестные отрубили пальцы рук, с тем чтобы вынудить его, Явлинского, уйти из политики. После этого Явлинский отправил своих детей в Лондон. Приходится удивляться, откуда у него нашлись для этого средства, ведь ни на тот момент, ни позднее никаким бизнесом он не занимался. Удивительно также, почему это дело в то время не получило огласки и, судя по всему, никак не расследовалось.

Подобных загадок в судьбе Григория Явлинского немало. В самом начале своей политической деятельности Явлинский подробно рассказывал, как в советские времена КГБ планировало его убить весьма экзотическим способом, вынудив врачей Четвертого главного управления Минздрава СССР поставить ему ложный диагноз и убедить согласиться на ненужную операцию по удалению одного легкого. Когда уже в ельцинский период испанские и бразильские журналисты (в присутствии автора этих строк) задали Явлинскому вопрос по поводу этого эпизода, он раздраженно заметил: «Давайте не будем об этом говорить».

Действительно, лучше не говорить. Ведь если принять данную версию на веру, то получается, что в брежневские времена в советских элитных медучреждениях работали «врачи-убийцы», готовые по приказу спецслужб творить страшные дела, аналогичные тем, которые приписывались подсудимым медикам на процессе правотроцкистского блока в марте 1938 года. Но допустим даже такое. Однако тогда возникает вопрос: во имя чего? Какую такую роковую опасность для советской власти представлял тогда молодой, никому не известный экономист, чтобы для его ликвидации задействовать такие невероятно сложные средства, чреватые к тому же разоблачением и международным скандалом?

Но, как бы то ни было, все это дела давно минувших дней, сегодня Явлинский чувствует себя в российской политике вполне комфортно. И при этом сохраняет в определенных кругах имидж человека, «всегда говорящего правду» и ни за какие наши беды минувших лет совершенно не ответственного. Что, впрочем, весьма недалеко от истины. На фоне других российских политиков он выглядит вполне приличным человеком, и это привлекает к нему интеллигентных людей, сохранивших какие-то этические стандарты применительно к политике.

Авторитаризм крепчал, «Яблоко» увядало

В чем причина достаточно спокойного отношения правящей корпорации к Григорию Явлинскому? Ответ на этот вопрос дает он сам: «Мы считаем, что надо изменить нынешний политический курс страны, мы считаем, что антиевропейский политический курс Путина ведет в тупик. И никакого другого механизма в нашей стране, с помощью которого это можно сколько-нибудь внятно заявить всей стране, кроме выборов, не существует, а это жизненно важно».

Из этой причудливой тирады не вполне понятно, что именно важно для Явлинского: реально добиться изменения нынешнего политического курса либо заявить о своем несогласии с ним. Похоже, что все же второе. Несомненно, однако, одно: своих целей «Яблоко» во главе с Явлинским собирается добиваться, исключительно полагаясь на такой механизм, как выборы. Здесь, впрочем, обнаруживается естественная закономерность: чем более укреплялся в России авторитарный образ правления, тем хуже становились результаты демократической партии «Яблоко».

На выборах в Государственную думу 1993 года блок Явлинский–Болдырев–Лукин («Яблоко») получил 7,86% голосов, за него проголосовало более 4 млн избирателей – вчетверо больше, чем на последних парламентских выборах. На выборах 1995 года этот результат несколько снизился – 6,89% голосов. Выборы 1999 года зафиксировали дальнейшее ухудшение позиций «Яблока» – 5,89% голосов. И наконец, в 2003 году «Яблоко» не преодолело 5-процентный барьер, получив всего 4,3% голосов и оказавшись, таким образом, за пределами Государственной думы. Похоже, уже навсегда.

На выборах 2007 года «Яблоко» и вовсе собрало 1,59% голосов, однако в 2011 году, на волне медведевской оттепели, партии удалось улучшить свой результат – до 3,43% голосов. Выборы 2016 года принесли «Яблоку» 1,99% голосов.

Немногим лучше оказались и результаты самого лидера «Яблока» в борьбе за пост главы государства. На президентских выборах 1996 года Григорий Явлинский получил 7,34% голосов, однако на следующих выборах 2000 года его результат снизился до 5,8% голосов, а в последующих президентских выборах он и вовсе не участвовал.

Мечты молодого (фото 1994 года) Явлинского о новой России так до сих пор ими, увы, и остаются.   Фото PhotoXPress.ru

Накануне президентских выборов 2000 года Явлинский заявил: «Буду участвовать в президентских выборах, чтобы они не были безальтернативными». Иными словами, не затем чтобы победить, а чтобы придать этим выборам внешне «демократическую» оболочку, притом что их результат был известен заранее. Этот подход вполне соответствовал той модели «имитационной демократии», которая начала формироваться как раз в те времена. Не без помощи Григория Явлинского, между прочим. Наличие «Яблока» создает иллюзию наличия принципиальной оппозиции действующей власти, однако эта оппозиция для правящей корпорации совершенно не опасна, поскольку никакого ущерба ей нанести не может. Впрочем, некоторые исключения из этого правила в лице того же Льва Шлосберга все же имеются.

Если бы Лильберн стал лордом-протектором

Все это не помешало полузабытому Явлинскому вдруг заявить о своем выдвижении на президентских выборах 2018 года. Казалось бы, ни один разумный человек, знакомый с динамикой результатов «Яблока» за последние два с лишним десятилетия, в грядущий успех Явлинского поверить не может. В него верят или делают вид, что верят, только его ближайшие соратники.

Один из них – Борис Вишневский пишет: «Кампания Григория Явлинского начинается. Иронизирующих «в президентской кампании те же лица, что в 1996 году» просят задуматься над тем, что если бы в 1996 году Явлинский, а не Ельцин был избран президентом – у нас была бы другая страна. Без войны в Чечне, без приближенных к власти олигархов, без залоговых аукционов и дефолта, без «Норд-Оста» и Беслана, без войн с Грузией и Украиной, без вражды с большей частью окружающего мира, без мракобесия, без национализма и ксенофобии, без санкций, без цензуры на телевидении и без президента Путина. Вам это не нравится? Тогда поддержите Явлинского.

У нас была бы страна с нормальной жизнью, с дружбой с соседями, с реальной борьбой с коррупцией, со свободой слова, честными выборами, зависимостью власти от граждан и самое главное – с уважением к человеку».

Подобный способ философствования – «что было бы, если бы», никак не может быть признан убедительным. Допустимо утверждать, что если бы в 1653 году в Англии лордом-протектором стал не Оливер Кромвель, а, к примеру, вождь левеллеров Джон Лильберн, Англия уже тогда стала бы либеральной демократией и социальным государством в современном понимании этих терминов. Беда только в том, что у Джона Лильберна не было ни единого шанса возглавить Англию того времени. Точно так же у Явлинского не было ни единого шанса победить на президентских выборах 1996 и 2000 годов, что делает саму постановку о последствиях его гипотетической победы бессмысленной.

Не на ярмарку, а с ярмарки

В политике порой приходится не рассчитывать на немедленный успех, а уповать на долгосрочную перспективу. В том случае, если бы Явлинский был молод, динамичен, дерзок, пользовался растущей поддержкой, работа на его президентскую кампанию имела бы смысл. Как, например, имеет смысл работа на избирательную кампанию Алексея Навального, притом что он скорее всего вообще не будет допущен к президентским выборам. Это просто способ мобилизации радикальной оппозиции и раскачивания всей конструкции властной корпорации.

Однако Явлинский, к сожалению, если пользоваться любимым выражением Никиты Хрущева, едет уже не на ярмарку, а с ярмарки. «Яблоку» уже давно следовало бы выдвинуть на роль лидера молодого, современного политика, который в своей деятельности руководствовался бы словами Жоржа Дантона: «Смелость, смелость и еще раз смелость». Однако такого политика в «Яблоке» не нашлось. К сожалению, внутри политических партий, в том числе оппозиционных, воспроизводится та же антидемократическая модель, что и на уровне государства: партийный лидер последовательно выдавливает из партии всех, кто может составить ему реальную конкуренцию.

Явлинский, позиционирующий себя как демократ, на самом деле человек чрезвычайно высокомерный. Никогда не забуду сцену в Театре на Таганке, когда он беседовал с режиссером Юрием Любимовым и одним известным в то время тележурналистом. В этот момент какой-то помощник принес Явлинскому новую книгу, написанную одним из руководителей «Яблока». «Вы думаете, я буду это читать?» – надменно протянул Явлинский.

И это при том, что сам Явлинский не создал ничего заметного ни в экономике, где он считает себя крупнейшим специалистом, ни в каких-либо иных областях знания или творчества. Известность ему принесла коллективная программа «500 дней» – утопический план преобразования советской административно-командной системы в рыночную экономику в рекордно короткие сроки, к разработке которой он, по некоторым сведениям, имел весьма косвенное отношение.

Философствовать или действовать?

Выступление Григория Явлинского на съезде «Яблока» 28 февраля 2016 года оставляет тягостное впечатление. Это речь некоего философа, политического мыслителя, общественного деятеля, резонера, но никак не политика, готового бороться за власть в условиях ужесточающегося авторитарного правления.

«Главная угроза, – заявляет Явлинский, – это утрата страной исторической перспективы. Это отсутствие ясного, понятного людям представления о том, куда должна прийти страна через 20, 30, 50 лет. Это состояние обессмысливает любые предвыборные программы, любые стратегии, любые усилия и результаты, которые должны проявиться, скажем, в среднесрочной, краткосрочной, не говоря уже о долгосрочной перспективе».

Все это несколько напоминает рассуждения Воланда: «Позвольте же вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишен возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?»

Чего-чего, а различных краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных программ и стратегий у наших властей более чем достаточно. Какие только «образы будущего» они не создавали! Помнится, нам обещали, что Россия займет 15% мирового рынка пассажирских самолетов, построит современную автотрассу Калининград–Владивосток, создаст 25 млн высокотехнологичных рабочих мест, обеспечит всех нуждающихся доступным и комфортным жильем, превратит Чечню в туристическую Мекку и даже станет в 2017 году самой развитой экономикой мира.

Беда лишь в том, что иллюзорность всех этих прожектов изначально была ясна даже самим их составителям, а потому они никого ни на что не вдохновили. А в последнее время – здесь Явлинский прав – власть и вовсе ничего подобного не предлагает.

В то же время люди отчетливо видят, что власть имущие озабочены отнюдь не реализацией «планов громадья», а совсем другими вещами – строительством великолепных поместий и приобретением роскошной недвижимости, покупкой яхт и частных самолетов, развитием виноделия и собаководства в принадлежащих им имениях, словом, всем тем, о чем говорится в документальных фильмах Фонда борьбы с коррупцией. Даже поверхностный взгляд на официально задекларированное имущество российских высших чиновников поражает воображение: это сколько же времени и сил им требуется, чтобы содержать все эти квартиры, загородные дома, земельные участки, автомобили! Просто удивительно, что у них вообще остается время на что-то другое. И, быть может, эти люди засыпают с блаженной улыбкой на устах на различных заседаниях и торжественных собраниях оттого, что эта бурная деятельность их вконец обессиливает?

В нынешних условиях ключ к любым благотворным переменам в стране – это слом системы, при которой колоссальные средства выводятся из экономики в частное распоряжение членов правящей корпорации и затем «омертвляются» в сооружениях, не уступающих в своем великолепии Лувру и Версалю. Участникам бесконечных экономических споров – кудринцам и столыпинцам – следовало бы понять: без этого никакая экономическая политика не будет успешной.

Однако о том, как это сделать, Явлинский как раз ничего вразумительного не говорит. У него и его сподвижников один рецепт – идти на выборы и голосовать за «Яблоко». Правящая корпорация от этого рецепта в полном восхищении. Так держать!

Не могу напоследок не поделиться личными впечатлениями о событиях 26 марта. Огромное количество полиции в центре Москвы, двухметровые бойцы ОМОНа с угрюмыми лицами, силы специального назначения в черной форме, экипированные как будто для борьбы с нашествием инопланетян, зловещего вида огромные автомобили с надписью «Полиция». Мне довелось с близкого расстояния наблюдать события августа 1991-го и октября 1993 года, и вроде бы не трусил, но в этот раз мне по-настоящему стало жутко. Наверное, возраст…

Революции во все времена делались людьми молодыми. И антикоррупционная революция в России, если она когда-нибудь совершится, также будет делом молодых. «Умеренные и аккуратные» резонеры вроде Григория Явлинского едва ли сыграют в ней сколько-нибудь заметную роль. Их время ушло безвозвратно. Но при этом структуры партии «Яблоко», возглавляемые интеллигентными людьми с приличной репутацией, возможно, смогут внести определенный вклад в победу сил, противостоящих правящей корпорации. Хотя сегодня, разумеется, такая победа представляется крайне маловероятной.  



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также