0
7159
Газета Печатная версия

04.07.2018 00:01:00

Школьницы из степи мечтают о многоженстве

Ростом стихийной полигамии обеспокоены в Туркмении и во всей Средней Азии

Тэги: многоженство, запрет, ранние браки, шариат, никах, рухнама, гурбангулы бердымухамедов, сапармурат ниязов, средняя азия, социальная депрессия, архаика


Известное всем слово «гарем» происходит от арабского «харам», запретное. Фото с сайта www.azattyq.org

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов распорядился, чтобы в Семейном кодексе страны появился запрет на многоженство, а полигамных мужей наказывали в уголовном порядке. Меджлис (парламент) республики единогласно одобрил решение президента, издав поправки к Семейному кодексу, оперативно опубликованные в главной правительственной газете «Нейтральный Туркменистан». Отныне за наличие «младших» (то есть вторых, третьих и т.д.) жен отправляют на исправительные работы. А сами «младшие» жены рискуют оказаться в тюрьме за проституцию.

Закон о запрете многоженства вступит в силу с 1 сентября с.г. Приходящаяся на День знаний дата в данном случае очень символична. Власти страны директивно – приказным порядком заботятся о женском здоровье  школьниц. Оппозиционный Бердымухамедову правозащитный ресурс «Хроника Туркменистана» критикует власти за предложение регулярно проверять всех старшеклассниц на девственность и отдавать под суд врачей, которые делают несовершеннолетним гименопластику. К восстановлению девственной плевы гражданки страны прибегают, как правило, накануне официального замужества, по понятным причинам традиционного характера. Подобное есть и в католическом мире, к примеру, в Латинской Америке. Забота официального Ашхабада о подростковой гинекологии – своего рода ответ на практику ранних браков. В загс по туркменским законам можно идти только после 18 лет. Однако 16–17-летние невесты и жены в стране норма, особенно в отдаленных районах. Девочку в степи могут сосватать и выдать замуж в 13–14 лет, как это делалось испокон веков. Официально Туркмения – светское государство западного типа. Но над светским правом превалируют два источника неформального права – «Рухнама» авторства первого президента Сапармурата Ниязова и Коран. Коран разрешает выдавать девушку замуж после вхождения ее в брачный возраст, в буквальной трактовке – после наступления у будущей невесты критических дней. В Туркмении, если юный возраст невесты не позволяет идти в загс, заключают никах – исламский брак у имама в мечети. Шариатом в современной Туркмении легализуют и полигамию. В советское время многоженство в Туркменской ССР не было искоренено; с негласного позволения местных властей оно ушло на полулегальный статус. Вторые или третьи жены были у многих партийных и советских чиновников. Чтобы не вызывать лишних слухов, которые могли бы повлечь отдачу под суд, своих «младших» жен советские полигамные мужья селили отдельно от основной семьи, время от времени навещали их и обеспечивали содержание самим «младшим» женам и родившимся от них детям. От любовниц «младшие» жены отличались тем, что жены «старшие» могли быть в курсе их существования и поддерживать с «младшими» хорошие отношения. Само собой, с «младшей» женой заключался подпольный никах, проводимый специально приглашенным полулегальным имамом, который, получив вознаграждение, обещал хранить все в тайне. Как говорят в Туркмении, когда Ниязов в нулевых годах планировал легализовать многоженство в стране, он опирался на личный опыт – у него в советские годы  была вторая жена. Но туркменбаши в итоге не решился официально разрешать в светской Туркмении исламский институт. Полигамии, набирающей рост в стране в связи с прогрессирующей архаизацией и исламизацией общества, оставили ее «советский», теневой статус.

Решение Бердымухамедова о запрете полигамии в стране – юридический казус, когда запрещают то, что и раньше в Туркмении не было легальным, сказал НГР завотделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. «В постсоветской Средней Азии гендерный вопрос сейчас очень актуализировался. В Киргизии власти призывают бороться с похищением невест. В Узбекистане обсуждают защиту женщин, особенно молодых, которые только вышли замуж. Защиту от давления новой родни, свекрови и так далее. В Казахстане – тему так называемых токал, вторых и третьих жен. Гендерная тема в регионе витает в воздухе, по крайней мере в этом сезоне. Возможно, уже через полгода про все это в регионе забудут». Эксперт говорит: нет данных о том, что полигамия так уж волнует рядовых граждан страны. «Народ больше обеспокоен, где заработать денег, как выстоять очередь за продовольствием  на себя и на детей. Вполне может быть, что власти страны будируют тему полигамии, чтобы отвлечь своих граждан от грустных размышлений об ухудшающемся социально-экономическом положении в стране. Дескать, аркадаг («повелитель», официальный титул Гурбангулы Бердымухамедова. – «НГР») заботится не только о том, что вам покушать, но и о моральном здоровье общества, о материнстве и детстве. Все под контролем аркадага, беспокоиться не о чем».

Полигамию в Туркмении не так давно обсуждали западные правозащитные организации. Западные эксперты, критикуя авторитарные режимы Бердымухамедова и Ниязова, утверждали: официальная легализация многоженства в Туркмении могла бы решить много социальных проблем. Сайт находящегося в Лондоне Института войны и мира (Institute of War and Peace Reporting, IWPR) в 2010 году опубликовал интервью с «младшими» женами, которые из-за теневого статуса полигамии оказались без поддержки семей своих мужей и защиты государства. Мечтала о легальном многоженстве опрошенная экспертами IWPR девушка из бедного степного поселка, занимающаяся в Ашхабаде проституцией. «После окончания школы или института у нас многие девушки не могут найти работу. Если бы у нас официально приняли закон о разрешении многоженства, то таких, как я, стало бы гораздо меньше», – говорила туркменская жрица любви. «Туркменистан в этом плане не исключение из правил, – говорит Андрей Грозин. – Те же истории потерявшихся в жизни девушек из бедных районов, которые хотели бы войти в полигамную семью, обсуждают в Таджикистане, в Казахстане… Чтобы найти место в жизни, люди принимают поведенческие модели, характерные для этих обществ два или три века назад. Отсюда и актуализация других архаичных тем, связанных с трайбализмом, клановым сознанием, похищением невест, расточительством на свадьбах… Государство в курсе, что «младшие» жены давным-давно повседневное явление для среднеазиатских обществ. Другое дело, что это явление никак не регламентировано. И отказ от дальнейших перспектив регламентации – знак обществу о том, что государство и дальше будет вмешиваться в ваши личные дела». Официальное мусульманское духовенство в Туркмении, как и в других странах региона, как говорит эксперт, в плане дел семейных идет в фарватере светских чиновников. «Полигамия по Корану разрешена. Но исламское право обставляет это явление изобилием ограничивающих норм экономического, психологического и другого характера. Вторую и третью жену с экономической точки зрения может себе позволить ограниченное число людей». Как говорит эксперт, при отсутствии должного спроса растет предложение. «В Кыргызстане и Таджикистане – массовый исход мужского населения в трудовую миграцию, преобладание женского населения, со всеми вытекающими последствиями. Но в Туркмении такой массовости нет. Страна ограждена визовыми барьерами, а единственное миграционное окошко – в Турцию, регулярно сужается». «Взятые с Запада модели половых отношений вроде чайлдфри, гражданского брака без обязательств и так далее, конечно же, снимают естественную гендерную фрустрацию. Но для Средней Азии эти западные модели аморальны, и данный фактор тоже значительно влияет на популярность в Средней Азии темы «младших» жен, – говорит Андрей Грозин.         


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также