0
17325
Газета НГ-Регионы Печатная версия

21.04.2008

Система позвоночного управления

Тэги: алиев, дагестан


Привычная для многих городов Дагестана картина: спецназ штурмует дом с засевшими в нем боевиками.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

На минувшей неделе в Хасавюртовском районе Дагестана ликвидирован очередной главарь диверсионно-террористической группы Исмаил Янгизбиев. В ходе спецоперации, проведенной в селении Кандаураул под покровом ночи, потерь среди личного состава МВД и ФСБ удалось избежать. Это не первая подобная операция за последний месяц. Весна в республике уже обозначилась как новым всплеском резонансных преступлений, так и прогнозируемым продолжением старых конфликтов.

Спор местных жителей с главой Докузпаринского района Дагестана Керимханом Абасовым в апреле 2006 года, вылившийся в «антикоррупционный митинг», который был расстрелян ОМОНом, к сегодняшнему дню оброс новыми обстоятельствами. Они косвенно подтвердили правоту митингующих, требовавших отставки местной власти. Против главы района возбуждено уголовное дело по фактам хищений, он и его сын Абас Абасов подозреваются в организации убийства руководителя региональной организации «Яблока» Фарида Бабаева. Вина последнего заключалась в «чрезмерной и настойчивой», по местным понятиям, апелляции к руководству республики с требованием расследовать факт разгона санкционированной мирной демонстрации. Напомним, что вызванный из Махачкалы ОМОН разогнал митинг, преследовал толпу, бегущую по сельским улочкам. Был убит один и ранены трое – все с огнестрельными ранениями.

Этой трагедии 25 апреля исполнится два года, но виновных в преступлениях нет и, видимо, не будет: приказы о жестком пресечении недовольных поступали из Махачкалы. Необходимость принятия таких карательных мер, очевидно, объяснялась нежеланием допустить прецедента давления на власть. Чего стоят заявления Махачкалы о том, что «власть не должна идти на поводу у толпы». А Каримхан Абасов вообще отказывался даже говорить с недовольными – этими, как он сказал журналистам, «бедолагами».

После убийства Фарида Бабаева президент Дагестана Муху Алиев на встрече с прибывшим в республику лидером «Яблока» Григорием Явлинским высказал ему в довольно резкой форме недовольство политическими «спекуляциями» в связи с гибелью Бабаева. Но, как показало время, устранение оппонента все же не обошлось без политики. При этом следует отметить, что успехи в расследовании этого громкого дела принадлежат в большей степени родственникам самого убитого. Они приложили куда больше сил для выявления исполнителей и организаторов преступления, чем правоохранительные органы.

Между тем сама милиция, конкретнее – УБОП, активно вела борьбу с оппозиционным еженедельником «Черновик», публикации в которой в отношении людей в погонах последним пришлись не по душе. Как сообщил глава Дагестана, после его звонка пристрастные «проверки деятельности» редакции «Черновика» были прекращены. Спрашивается, почему это было сделано, если у МВД действительно были причины для проверок?

Или другое. После того как чиновники полпредства в Ростове выразили недовольство большим количеством постовиков на федеральной трассе, ведущей в Баку, полтысячи сотрудников ДПС были переведены на работу в Махачкалу.

Опять-таки по звонку сверху. Регулировать столичные пробки не столь интересно, как ловить лихачей на трассе, и гаишники вышли на митинг. Президент, в свою очередь, посоветовал главе МВД провести разъяснительную работу среди личного состава, а то сухим приказам неразумные подчиненные, похоже, не внемлют.

Разумеется, в ситуации, когда управление республикой осуществляется по воле самых высоких руководителей, а не ответственных лиц в рамках их функциональных обязанностей, экстремизму в регионе противостоять очень сложно.

Уже несколько лет в райцентре Гимры Унцукульского района пребывают боевики. После проведенной в 2005 году спецоперации они на короткое время покинули горный аул. Потом вернулись, и последние два года их старались не замечать. Однако после убийства в декабре 2007 года авторитетного депутата Народного собрания (в первую чеченскую кампанию бывшего боевиком) Магомеда Магомедова (Гимринского) село было блокировано. Авторитет был убит по решению совета боевиков, после того как был уличен, по их мнению, в связях с ФСБ.

Контртеррористическая операция началась лишь после устранения известного депутата, причем санкцию на ее проведение не спешили давать даже после убийства в селе двух начальников РОВД. Между тем жители села четыре месяца находятся на осадном положении: вход-выход по пропускам, перебои с продуктами питания, нарушено функционирование объектов соцбыта. В селе около десятка боевиков, но приказа об их уничтожении пока не поступает: Махачкала против применения грубой силы, которая приведет к жертвам среди мирного населения и военных, большому материальному ущербу, разрушению села.

Это и понятно: в горном селе уничтожать фанатиков будет сложно, таких примеров уже имеется немало, например, при операциях в селах Карамахи и Чабанмахи Буйнакского района. Непонятно другое: почему тогда с такой легкостью уничтожают боевиков в городских кварталах Хасавюрта, Буйнакска, Махачкалы и Дагестанских Огней? И почему жесткие меры против антикоррупционных демонстраций санкционируют и покрывают с большей решительностью, чем уничтожение боевиков, не один год хозяйничающих в высокогорном районе?

Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко считает, что в плане постоянного вмешательства руководства республики во все сферы жизни Дагестана – это типичная российская ситуация, только с кавказской спецификой. «Думать, что при существующей в стране системе Муху Алиев будет супердемократом, который опирается только на законность, не стоит. Сегодня вмешательство главы региона в любую сферу – совершенно нормальная ситуация. Но у того, что в Дагестане сегодня ситуация зашла так далеко, целый набор причин. Начиная с того, что там есть группировки, действительно принадлежащие к исламским радикалам, и кончая личной местью. Не говоря уже о том, что за последние годы местные правоохранительные органы такое количество раз преступали закон, такое количество раз хватали тех, кто никак не заслуживал ареста, что это вызывает у населения чувство протеста. Эта ситуация банальна и очень типична».

По словам политолога Дмитрия Орешкина, Муху Алиев больше чем кто бы то ни было в республике может решить проблему с помощью телефонного звонка, но и у его могущества есть пределы: «Далеко не всё Алиеву по плечу, потому что дагестанская система не так управляема, как кажется со стороны. То, что она управляется с помощью единовластного решения Алиева, – это безусловно, это такая традиционная восточная деспотическая культура. Но есть пределы влиятельности президента, и говорить, что все он может решить звонком, будет сильным упрощением. Например, всем хорошо известно, что там достаточно системные противоречия между Алиевым и мэром Махачкалы Саидом Амировым, есть проблемы кланового устройства. То есть присутствуют сферы, в которые президент если и попытается вмешаться, он ничего не сможет там изменить, поскольку ни его компетенции, ни реальных властных и силовых ресурсов не хватит».

Махачкала


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также