0
1079
Газета Поэзия Печатная версия

02.11.2017 00:01:00

Бог есть поэт, а слово убери – безмолвие...

Обнажение Сути, утомленное лоно и тысяча мужчин

Тэги: поэзия, армения, переводы, христос, аллах, варрава, ирония


Сона Ван. Либретто для пустыни/ Пер. с армянского. – М: Галактика, 2017. – 150 с.

Стихи Соны Ван переведены с армянского такими известными поэтами и переводчиками, как Евгений Рейн, Михаил Синельников, Юрий Белявский, Наталья Орлова, Георгий Кубатьян, Анаит Тер-Азарян. Каждая хорошая новая книга – это событие не только для самого автора, но и для читателя, кому интересны творческие вбросы в бурлящий мейнстрим нашей обновленной жизни. Во всех смыслах книга удалась, разве что качество текстов из-за слабой корректуры оставляет желать лучшего.

Всюду лирический герой Соны Ван, представляющий ее возлюбленного, обозначен личным местоимением Ты с большой буквы. Это может быть ее муж, любовник или только предполагаемый мужчина ее мечты. А в отдельных случаях это и обращение к Богу.

Одна из тем, фигурирующих в поэтическом активе Соны Ван, – это, конечно же, значение слова и роль поэта, в рождении этого магического слова. Коротко и лаконично сказано ею: «Бог есть поэт, а слово убери – безмолвие».

Или вот такие стихи:

Умер поэт – клей 

мироздания…

На нем все держалось

На нем…

Гражданственность обрела в поэзии Соны Ван особое звучание. Поводом явилась трагедия армян, которую они пережили в начале ХХ века. Даже псевдоним, взятый поэтессой, имеет свои исторические корни, связанные с тем горем, с тем геноцидом ее народа. Вся книга посвящена этой трагедии. Но удивительно и то, что лирическая героиня Соны Ван молилась двум враждебным друг другу богам: Христу и Аллаху, и сердце свое отдала юноше Фарису, позднее погибшему на войне. Ее другая лирическая героиня сетует на судьбу, в которой все вынуждено повторяться точь-в-точь:

Я пребываю в извечной 

скорби

На мне четыре черных 

платка

Моего деда убил турок

Отца убил немец

Сына убил…

Потребность в иронии, бытовавшей в нашем сознании не одно десятилетие, сменилась востребованностью искренности, которая оказалась в дефиците. Иногда открытость поэтессы носит характер глубинных, до уровня физиологии, женских откровений:

Ты море тоже женщина 

наверно

И лоно утомленное 

твое –

Подобно моему –

Заполненное семенем 

и гневом

Или:

Тысяча грешит влюблённых 

женщин

И уж если тысяча 

мужчин

Вдруг меня сегодня 

возжелала

Отчего скажите я должна 

выбрать одного?

Или так:

Ашот был потом –

Я отдалась ему впопыхах

Не раздевшись

Задрав голову

Мне только-только

Минуло четырнадцать

Восточная поэзия не могла не оказать влияние на армянскую, традиции которой следует и поэтесса Ван. Книга изобилует метафорами и афоризмами, благодаря которым стихи, полностью лишенные привычной стройности и музыкальности, не оставляют читателя равнодушным к ним. Иными словами, поэтесса Сона Ван, отбросив Форму, обнажает Суть. А ей, судя по охвату тем, по диапазону осмысления событий в мире, по ощущениям, испытываемым ею, есть чем поделиться даже с очень требовательным читателем.

Книга «Либретто для пустыни» – необычная книга для русского читателя. Из нее можно выявить путь армянской семьи, прошедшей огни и воды жестокости и насилия. Правда, трубы в данном случае достались представителю третьего поколения, Соне Ван, взявшейся за перо. 

В книге есть автобиография поэтессы, из которой можно узнать все интересующие сведения как о семье поэтессы, так и о личной жизни (она много лет является гражданином США), непростом, но достойно освоенном пути. С чем я бы и хотел поздравить Сону Ван, подарившей всем нам столь интересную и насыщенную событиями книгу.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также