0
481
Газета Поэзия Печатная версия

26.07.2018 00:01:00

Ни цензоров нет, ни генсеков

Зиновий Вальшонок в окружении классиков Серебряного века

Тэги: поэзия, марина цветаева, серебряный век, мандельштам, гумилев, ахматова, высоцкий, бродский, евтушенко, вознесенский


Зиновий Вальшонок. Молитва о Марине. – М.: Сам Полиграфист, 2018. – 392 с.

Вчитываясь в названия стихотворений, приведенных в данной книге, невольно наблюдаешь, что они посвящены не только Марине Цветаевой, но и многим другим поэтам Серебряного века: Осипу Мандельштаму, Николаю Гумилеву, Анне Ахматовой. Не мог Зиновий Михайлович обойтись без стихов, посвященных другу и земляку (харьковчанину) Борису Чичибабину, нашему всесоюзному барду Владимиру Высоцкому и лауреату Нобелевской премии Иосифу Бродскому; не обошлось и без стихов, касающихся Музея Евгения Евтушенко и плача по Андрею Вознесенскому.

Борис Чичибабин, высоко ценивший творчество Зиновия Вальшонка, писал в предисловии к его пятитомнику: «Мне кажется, высшей оценкой поэта и лучшей похвалой ему является чувство, когда, прочитав стихи, жалеешь, что не ты их написал». А Зиновий прекрасно съюморил, обыграв фамилию друга, где назвал свою компанию «чичибабниками»…

Зиновий – совестливый поэт. В этом его существенное отличие от многих нашумевших в прежние времена поэтов, которые сделали ставку на гражданственность. Запомнились строки Евтушенко: «Ты, гражданственность, флаг, а не флюгер!»

В своем стихотворении «Бесцензурное время» Зиновий Вальшонок перекликается со стихами Марины Цветаевой, которую возмущали «читатели газет, глотатели пустот»:

…Но ветер мятежного века

Смял тяжесть огульных угроз,

Ни цензоров нет, ни генсеков,

Ни сонмищ обкомовских бонз.

Но где ж вы, творцы и пророки,

Где новых имен златоуст?

Где звездные мысли и строки

Из вещих провидческих уст?

И далее поэт замечает, как «следы бездуховной пустыни мешают свободно творить». Правда, всюду стало бытовать мнение об отсутствии ярких имен. Канал «Культура» даже стал выпускать на экран старые программы с участием поэтов прошлых лет. Но в искусственно созданной «бездуховной пустыне», где цензурой стали финансы (то есть их отсутствие для большинства пишущих), они и стали тем способом избавления от современных ярких литераторов. Спрашивать, где нынешние «провидческие уста», надо не с затюканных литераторов, а с тех, кто призван поддерживать культуру. Но тем ли заняты деятели от культуры? Зиновий Вальшонок говорит то, что думает: «Поэты государству не нужны». И он прав.

Надо сказать, что поэтическая книга современного автора не прельщает читателя – свободный доступ в книжные магазины книг большого числа графоманов почти окончательно добил читательский интерес к поэзии. Впрочем, с прозой та же ситуация… Так вот, поэты начинают искать свои варианты в деле распространения печатных трудов. В данном случае Зиновий Вальшонок нашел хороший маркетинговый ход в способе привлечения читательского внимания к своим книгам: он создает тематические книги по поэтам Серебряного века: Гумилеву, Пастернаку, Цветаевой. Его стихи оказываются в окружении стихов, воспоминаний, фотографий вышеуказанных литераторов, их рисунков, их высказываний о литературе, о дружбе, об изменчивости мира, о направлениях обновляемого искусства, о скоротечности времени… Все это воспроизводит удивительную ауру, в которой стихи самого Зиновия Вальшонка невольно обретают золотой отсвет славы его замечательных предшественников.

Зиновию Вальшонку удается лавировать между разными уровнями культуры, хотя иногда и хотелось бы пожелать ему не сводить близко тексты поэтов Серебряного века со своими собственными. Сложно перестраиваться сознанию, даже подготовленному к этим метаморфозам. Скажем, сонеты и тем более венки сонетов практически ушли из стилистики поэтов Серебряного века. А Зиновий Михайлович не расстается с этими средневековыми формами письма, что делает ему честь как знатоку и мастеру, сближающему разные эпохи классической поэзии.

Поэтам свойственны чудачества и перехлесты: эпатаж, задиристость, увлечение алкоголем, пижонство, высокомерие… Ни под какие вышеупомянутые стили жизни Зиновий Вальшонок явно не подпадает. Он умудренный жизнью человек, сугубо кабинетный писатель, которого прельщает мир книг и усидчивость ученого, не имеющего времени на всевозможные отвлекающие факторы и эмоциональные перегрузки. Однако это не означает, что его стихи лишены того флера истинной поэзии, о которой может мечтать любой творец.

Зиновий Михайлович создал своего рода поэтическую симфонию – настолько разносторонне и многогранно написана им книга «Молитва о Марине». Это перекличка поэтов Серебряного века между собой и между всеми нами, кто приобретет книгу и возьмется изучать по ней две эпохи: начала и середины ХХ века. Но заключительными аккордами поэтической симфонии явились и годы начала XXI века, ибо, несмотря ни на что, жизнь продолжается.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также