0
1051
Газета Политика Печатная версия

17.10.2001 00:00:00

О распространенных заблуждениях сторонников ускоренного вступления в ВТО

Константин Ремчуков

Об авторе: Константин Вадимович Ремчуков - депутат Государственной Думы РФ, фракция СПС.

Тэги: вто, россия


ОЦЕНИВАЯ позиции, занятые некоторыми представителями государства и крупнейших корпораций по вопросу о вступлении России в ВТО, внезапно понимаешь, что к этому серьезнейшему шагу они относятся как к сиюминутной политической акции. Не задумываясь при этом над всем комплексом последствий - экономических, социальных и политических.

Среди аргументов, приводимых сторонниками форсированного вступления в ВТО, на первом месте обычно стоит тезис об усиленном притоке инвестиций. Так ли это?

Наши контакты с бизнесменами Запада показывают, что их как раз интересуют защищенные отрасли. Не случайно Китай сегодня получает около 40 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций в год. Почему туда идет капитал? Потому что он знает: Китай - страна защищенная. Посмотрим, как будут вести себя прямые иностранные инвесторы, когда Китай в одночасье станет более открытым после вступления в ВТО.

Нелишне обратиться к мировому опыту в данном вопросе. Через систему "ожидания" инвестиций в 60-80-е годы прошло более ста стран мира. При этом до 70% инвестиционного пакета они планировали получить от ведущих корпораций Запада. Однако эти планы по привлечению иностранных инвестиций никогда не реализовывались. Зыбкость стратегии, основанной на том, что иностранные производители придут, инвестируют деньги, наладят производство, была не раз доказана историей. Об устойчивом росте производства можно говорить только тогда, когда он генерируется прежде всего национальными частными инвестициями.

Кстати, именно этот фактор является хорошим сигналом для иностранных инвестиций. Первый вопрос, который задают нам западные бизнесмены: а как у вас с условиями для национальных капиталов? Как у вас с законодательством, инвестиционным климатом, банковскими кредитами и так далее. И если в этой сфере все в порядке, они тоже выражают готовность участвовать в деловых проектах.

Вторая сторона проблемы - забота о благополучии потребителя. Аргумент, что именно потребитель решит, какой товар лучше, и тем самым установит некую "справедливость" - встречается очень часто. Это лукавая подтасовка вопроса. Потому что товар, который лучше нашего, чаще всего субсидируется иностранным правительством. Не было бы субсидий - не было бы товара, не из чего было бы выбирать. Я уверен, что такая постановка вопроса приводит к тому, что в результате мы становимся свидетелями борьбы против отечественного производителя и за безработного потребителя.

Здесь очень важно понимать, что вопрос о российском потребителе и российском производителе, якобы неправильно выражающем интересы этого самого потребителя, имеет две стороны. Схема очень простая: пока рабочий работает на заводе и получает зарплату, он является полноценным участником потребительских отношений. Но как только он теряет работу, ситуация в корне меняется - бывший производитель моментально перестает быть потребителем. Предположим, закроется ГАЗ или ВАЗ, люди окажутся на улице. Естественно, что они не превратятся в потребителей "фольксвагенов" или иной качественной зарубежной продукции.

Кроме того, в построениях идеологов ускоренного вступления в ВТО присутствует существенная методологическая ошибка в отношении роли мелкого и среднего бизнеса. В современных российских условиях мелкий и средний бизнес не может являться источником конкурентоспособности всей российской промышленности. Он может играть роль некоего резервуара для структурной перестройки, для адаптации к жестким отраслевым изменениям. Поэтому, когда сейчас говорят: нам крупные компании не нужны, давайте развивать мелкий и средний бизнес - это означает не ставить во главу угла задачу повышения конкурентоспособности национальной экономики, не учитывать российские экономические реалии.

Говоря о реальном взаимовыгодном взаимодействии в рамках ВТО, необходимо помнить о таком базовом экономическом показателе конкурентоспособности, как производительность труда. Достаточно сравнить показатели производительности труда в России и ведущих государствах мира: в 2001 году производительность труда в России составила 12% от Соединенных Штатов Америки, 18% от Германии, 16% от Франции, 23% от Великобритании. Реальное сотрудничество возможно только при семикратном повышении наших показателей. Потому что люди, производительность труда которых составляет 12%, не имеют шансов остаться на рынках.

Именно поэтому я уверен, что с точки зрения механизмов конкуренции это очень существенный вопрос. И это прерогатива государства. Никто в мире, кроме государства Российского, не заинтересован в том, чтобы в России были конкурентоспособные компании, никто, потому что это противоречит практике мирового бизнеса.

Поэтому на сегодняшний день основная задача, которую необходимо решить, заключается в том, чтобы разработать стратегическую программу развития страны в условиях подготовки к вступлению в ВТО. При этом во главу угла должно быть поставлено не вступление как таковое, а вступление в ВТО на таких условиях, которые позволят России повысить производительность труда в 3-4 раза. Мы должны стать более конкурентоспособными на рынках готовой продукции, для которых, собственно, и имеют смысл все процедуры ВТО. Необходимо изменить структуру экспорта России, сделать так, чтобы национальная стратегия способствовала созданию рабочих мест, продвижению наших товаров за границей. Проще говоря, отражала национальные интересы России.


статьи по теме


Читайте также