0
6647
Газета Реалии Интернет-версия

06.07.2018 00:01:00

Готовится ли Япония к новой битве

Токио дает зеленый свет росту оборонного бюджета

Николай Тебин

Об авторе: Николай Петрович Тебин – журналист-международник.

Тэги: япония, флот, ввп, военный бюджет, абэ, сша, базы, россия, корея


Сухопутные войска Сил самообороны Японии совершенствуют боеготовность на учениях. Фото Reuters

Добиться отмены действующего ограничения расходов на оборону в 1% от размеров валового внутреннего продукта (ВВП) в год и установить его на уровне 2% намерено руководство правящей Либерально-демократической партии Японии (ЛДП). При этом бюджет Министерства обороны Японии шесть лет подряд ежегодно растет на 2–2,5% и уже превысил 5 трлн иен. Однако этого, как считает руководство ЛДП, мало для переоснащения Вооруженных сил (ВС) страны. С другой стороны, преодоление потолка в 1% от ВВП в расходах на оборону позволит внести значительные коррективы, в смысле роста расходов, в ныне действующий доктринальный документ «Основные направления программы национальной обороны (2011)», а также даст возможность составить новый пятилетний план строительства ВС. Очередной план заканчивается в текущем 2018 финансовом году.

Подобные руководящие документы разрабатываются с 1957 года с момента создания Сил самообороны Японии (официальное название ВС страны). Доктринальные руководящие документы пересматриваются по мере необходимости с изменением военно-политической обстановки. Три первых их них – «Основной курс обороны (1957)», «Основные направления национальной обороны (1976)» и «Основные направления программы национальной обороны на период с 1996 года» – принимались на 20 лет. Каждый в расчете на четыре пятилетних плана строительства ВС.

Такой же расчет был и при составлении третьего плана. Судя по срокам выполнения ставившихся в нем задач, завершить многое намечалось на 2015 год. По ряду причин встала необходимость его пересмотра после трех пятилетних программ. Это обычная практика составления программ в Японии в любой сфере. В экономике, например, это 5–7 летние программы оптимального развития отраслей, с прогнозами угроз и положительных факторов для развития. Эти факторы оценивают сами причастные компании.

В более широком плане попытка отменить потолок расходов на оборону в 1% от ВВП – это очередной эпизод борьбы между сторонниками и противниками послевоенной Конституции Японии и ее беспрецедентной 9-й статьи, провозглашающей отказ от войны «как суверенного права нации». Фактически же ВС Японии были воссозданы под названием «Силы самообороны», которые признаны соответствующими Конституции Верховным судом при условиях, что они «действуют только для защиты территории страны» и «не участвуют в совместных действиях».

ПРОТИВОСТОЯНИЕ СТОРОННИКОВ И ПРОТИВНИКОВ КОНСТИТУЦИИ

С момента вступления в силу 28 апреля 1952 года Сан-Францисского мирного договора и Японо-американского договора безопасности в правящих кругах страны развернулась полемика о роли трех основных «гарантов обеспечения безопасности страны». Это Конституция страны, договор безопасности и собственные ВС.

В первые годы полемика носила по большей части теоретический характер. Но в начале 1960-х годов после практического начала формирования ВС страны и пересмотра Договора безопасности четко выделились две группировки.

В одну, представлявшую большинство, входили те, кто считал, что безопасность страны должна обеспечиваться сохранением Конституции страны и соблюдением положений Договора безопасности, а Силы самообороны должны в первую очередь защищать американские базы.

Таких американские политологи называли «консерваторами-националистами». Но именно их политический курс обеспечил быстрый рост экономики и, что не менее важно, стабильное повышение социального уровня жизни и социальной защищенности граждан в первые три послевоенных десятилетия, да и сейчас.

Оппонентами «консерваторов» были те, кто полагал необходимым опираться на собственные Вооруженные силы при активном участии в Договоре безопасности. Их в нашей терминологии времен холодной войны называли «ястребами», вполне правомерно было бы называть «ястребами-националистами».

Достижению целей «ястребов» мешали положения 9-й статьи Конституции. Поэтому они ставили своей главной целью добиваться пересмотра Конституции, составленной при оккупации, чтобы стать «нормальной страной». Иными словами, наращивать без ограничений собственные ВС (подробнее о военной доктрине Японии см. «НВО» от 25.05.18 и 15.06.18).

«Консервативное» большинство определяет военно-политический курс страны, довольно прагматично оценивая складывающуюся обстановку в доктринальных документах. Как пример прагматики в оценках можно привести «Основные направления 1996 года». В них ни Китай, ни Северная Корея, ни Россия после распада Советского Союза не рассматривались как серьезная угроза безопасности Японии. Поэтому в документе указывалось, что повышение качества оборонного потенциала Японии должно осуществляться в тесном согласии с другими сферами национальной политики, включая экономику и финансы.

В те годы в Японии отмечались кризисные явления в экономике. Поэтому в «Основных направлениях 1996 года» предлагалось предусмотреть сокращение численности личного состава Вооруженных сил, сокращение закупок вооружения и военной техники примерно на 20%. Провести это планомерно до 2010–2015 годов. Оставалась в действии концепция «базовых сил самообороны», то есть минимально необходимых.

Но, возвращаясь к ходу выполнения первого «Основного курса обороны (1957)», можно отметить, что на рубеже 1960–1970-х годов, Япония по многим экономическим показателям вышла на второе место в мире после США. Поэтому в японском руководстве начала муссироваться идея, что страна «не может дальше играть пассивную роль в международных делах, хотя бы потому, что экономическая мощь перерастает в политическую». Премьер-министр Эйсаку Сато (09.11.1964 – 07.07.1972) сделал ряд заявлений, в которых поддерживал взгляды, по которым Япония должна «создать оборонный потенциал, соответствующий экономической мощи».

Это стало вызывать, мягко говоря, тревогу у американских политологов, как стремление Токио выйти из-под зависимости от Вашингтона во внешней политике. Да и в соседних с Японией странах начали высказываться опасения, что она вспомнила довоенные времена и встает на курс по формированию японской гегемонии в Азии.

ДЕМОНСТРАЦИЯ ПАЦИФИЗМА

В руководстве ЛДП обратили внимание на это и посчитали целесообразным выступать основным союзником США в рамках Японо-американского договора безопасности не в военной сфере, а в экономике. С одной стороны, а с другой – начать так называемую экономическую дипломатию, направленную на укрепление имиджа Японии как пацифистской страны. Демонстрировался категорический отказ от довоенного милитаристского курса при сохранении неизменности послевоенной Конституции.

Этому служила серия принятых Японией пацифистских запретов. Например, три принципа запрета на экспорт оружия, которые были сформулированы еще 1949 году во время оккупации. Но благодаря им даже в годы мощного экономического подъема Япония не стала поставщиком оружия на мировом рынке.

Острые дебаты по смягчению этого запрета были в 1976 и 1981 годах. Тогда исключения были сделаны для передачи японских военных технологий в США в связи с совместной разработкой оружия.

Окончательно запреты на экспорт оружия были фактически полностью пересмотрены и официально утверждены 1 апреля 2014 года правительством под названием «Три принципа передачи военного оборудования и технологий». Они открывали выход японским производителям военной техники на мировой рынок.

Были и другие принципы, принятые прежде всего для демонстрации верности Конституции. Утверждались они на уровне решений правительства и постепенно на том же уровне сводились на нет. «Консерваторы» шли на уступки «ястребам», когда те выходили на вершину власти.

РОЛЬ «ЯСТРЕБОВ»

«Консерваторы» в верхних эшелонах японской власти составляли подавляющее большинство. Поэтому «ястребы» не могли определять военно-стратегический курс страны, но в политическом плане они были весьма активны и выходили на самый верх в управлении государством. Руководство ЛДП призывало их для разрешения кризисных явлений в экономике Японии, да и внутри самой партии.

Первым из числа сторонников пересмотра Конституции на пост председателя ЛДП был избран Ясухиро Накасонэ. Как лидер партии большинства в Палате представителей он был избран премьер-министром и возглавлял правительство пять лет с ноября 1982 по ноябрь 1987 года.

С конца 1947 года он вошел в политику и всегда был лидером сторонников пересмотра Конституции. Как депутат парламента выделялся рядом ценных инициативных проектов. В правительстве занимал важные посты. Везде он выступал за пересмотр Конституции, за расширение сферы законов на случай «чрезвычайных обстоятельств», за усиление мощи Сил самообороны. Но, начиная с первых шагов во власти, ему пришлось всю свою энергию направлять на решение экономических проблем государства.

Наши политологи отмечают, что экономическая и социальная политика ЛДП с момента формирования партии в 1955 году к концу 1970-х начала трансформироваться. В первых программных документах ЛДП выдвигался лозунг «построения государства благосостояния». К концу 1970-х годов политика ЛДП стала опираться на рыночные отношения. Воплощением этой тенденции стала административно-финансовая реформа. Главной целью определялись оздоровление государственного финансирования, курс на сокращение государственного регулирования и переход на рыночные механизмы в условиях глобализации и перестройка экономики страны, исходя из «умеренных темпов роста».

Заслугой Я. Накасонэ считалось успешное выполнение многих программ приватизации, а также проведение весьма прогрессивной пенсионной реформы. На очереди была реорганизация правительства в соответствии с принятой концепцией строительства «международного государства».

Свои цели в сфере оборонной политики Я. Накасонэ в большинстве случаев смог только провозгласить. Он заявил о необходимости «подведения окончательных итогов послевоенной политики» и развития Японии не только в экономической, но и в военной сфере. Однако реформами в сфере обороны он заняться не успел.

В целом Я. Накасонэ оставил положительный след в послевоенной истории как вдохновитель курса на интеграцию Японии в мировую систему в качестве внутренне сбалансированного социально-экономического организма. Он изложен в «Докладе Маэкава» – стратегии развития Японии накануне ХХI века.

Боевые корабли Военно-морских Сил самообороны
Японии на учениях, в кильватерном строю.
Фото Reuters

Дважды после Я. Накасонэ ЛДП переживала сильные внутрипартийные кризисы, и можно отметить, дважды партию выводили из них «сильные личности», при этом сторонники пересмотра Конституции, Дзюнъитиро Коидзуми и Синдзо Абэ.

В соответствии с партийным регламентом ЛДП в 1987 году Я. Накасонэ оставил пост председателя партии. После него для ЛДП вновь начался сложный период. Дошло до того, что в августе 1993 года ЛДП утратила большинство в Палате представителей. Для последующих лет, вплоть до 2001 года, была характерна ожесточенная борьба между фракциями в ЛДП.

В ней на передний план часто выходил весьма неординарный политик Дзюнъитиро Коидзуми. 26 апреля 2001 года он победил на выборах председателя ЛДП и традиционно был избран премьер-министром Японии от правящей ЛДП. Он, как и Я. Накасонэ, занимал этот пост пять лет, до сентября 2006 года. Дз. Коидзуми обещал форсированно закончить структурные преобразования, которые были начаты, но не завершены со времен Я. Накасонэ. Тем самым он как бы подчеркивал свою приверженность политическому курсу последнего.

В сфере экономики Дз. Коидзуми стремился завершить процесс дерегулирования и внедрения атрибутов рыночной экономики под девизом «без структурных реформ нет экономического роста», с акцентом на социальную сферу.

В сфере внешней политики и обеспечения безопасности он объявил себя активным сторонником пересмотра Конституции, обретения Японией атрибутов «нормального государства». По его инициативе была создана партийная группа по разработке проекта новой Конституции страны. Дз. Коидзуми проявлял высокую активность в демонстрации верности Японо-американскому договору безопасности.

Этому противились ветераны ЛДП, которые опасались возможности втягивания Японии в «мировую стратегию США». Планы Дз. Коидзуми и особенно ряд практических организационных мер по внутрипартийной структуре вызывали неприятие среди многих членов руководства ЛДП, глав фракций. Реформы оценивались как слишком радикальные, способствующие «сильным подавлять слабых».

Однако Дз. Коидзуми удержался на посту председателя партии положенный ему по регламенту ЛДП срок и смог передать управление партией, как он сам заявлял, «своему верному последователю и помощнику» Синдзо Абэ. Правда, всего на год.

С. Абэ сразу столкнулся с рядом тех же проблем, которые оставил ему в наследство Дз. Коидзуми, и был вынужден оставить пост председателя ЛДП по состоянию здоровья, как сообщалось в прессе. Но скорее всего – за слишком рьяное продолжение курса Дз. Коидзуми в оборонной политике и продолжение борьбы с фракционностью в партиии. Сама ЛДП после отставки С. Абэ вновь вошла в период нестабильности и даже на три года уступила власть буржуазной Демократической партии Японии (ДПЯ).

СМЕНА ПРАВЯЩЕЙ ПАРТИИ ОБОСТРЯЕТ ПРОБЛЕМЫ

30 августа 2009 года на выборах в Палату представителей парламента ЛДП потерпела поражение. Незначительное большинство получила Демократическая партия Японии (ДПЯ) за счет ряда популистских обещаний в социальной сфере, а главное, демонстрацией решимости добиться вывода ряда американских баз с территории Японии и обещания установить равноправие Токио с Вашингтоном в японо-американском союзе.

Председатель ДПЯ Юкио Хатояма был избран премьер-министром и сформировал коалиционный кабинет. В коалицию вошли Социал-демократическая партия Японии (СДПЯ) и Народная новая партия Японии (ННП), в программах которых были более жесткие, чем у ДПЯ требования ликвидации американских баз.

Руководство пришедшей к власти ДПЯ сразу же отвергло все достигнутые ранее либерал-демократами договоренности с Вашингтоном в сфере обороны. Ряд некорректных заявлений Ю. Хатояма по поводу Договора безопасности вызвал жесткую реакцию Вашингтона, и Ю. Хатояма был вынужден оставить пост премьер-министра уже в мае 2010 года.

По Конституции, имея большинство в палате представителей, ДПЯ оставалась во власти и сформировала новое правительство во главе с видным политическим деятелем ДПЯ Наото Кан. Восстановить отношения с Вашингтоном ему удалось только за счет возвращения к оборонной политике администраций ЛДП.

Это произошло, несомненно, под влиянием «сильных мира» – японских, разумеется. Находясь под защитой американского «ядерного зонтика», чему, не скрывая, завидуют некоторые страны ЮВА, и опираясь на американскую военную мощь, Япония может сохранять довольно умеренными свои расходы на оборону и направлять бюджетные средства на развитие экономики страны и социальные цели.

Все премьер-министры демократов – и Н. Кан, и сменивший его Ёсихико Нода (август 2011 года – декабрь 2012-го) – не смогли проявить управленческих талантов, особенно в действиях в связи с катастрофой на АЭС «Фукусима 1». В итоге 2012 год прошел в ожесточенном противостоянии находившейся во власти ДПЯ и ЛДП как самой крупной оппозиционной партии в парламенте. Либерал-демократы добивались от ДПЯ роспуска парламента и проведения досрочных выборов в Палату представителей. Предвидя эти выборы, политические партии начали подготовку к ним.

После катастрофы на АЭС «Фукусима 1», на волне антиядерных настроений в стране лидеры партий выступали за ликвидацию атомной энергетики с разными оговорками. Только С. Абэ, вновь избранный в сентябре 2012 года председателем ЛДП, в отличие от своих оппонентов по предвыборной борьбе прагматично весьма осторожно высказывался по характеру энергетический политики партии, говорил о других проблемах в экономике и путях их решения, весьма аккуратно заявлял, что выступает против полной ликвидации атомной энергетики.

От правящей ДПЯ все ожидали очередного среднесрочного Базового энергетического плана с ее взглядами на комплексное развитие энергетики. Но в сентябре 2012 года демократы вместо плана издали лишь предвыборный памфлет с обещанием ликвидировать все реакторы.

Демократы оттягивали, как могли, сроки выборов. В конечном итоге выборы прошли 16 декабря 2012 года. ЛДП одержала убедительную победу. Из 480 мест в Палате представителей она получила 294 места, а ее партнер по коалиции «Комэйто» – 31. Это больше двух третей депутатских мандатов, что необходимо для преодоления отклонения законопроектов в Палате советников при повторном голосовании в Палате представителей.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КУРС АБЭ – ПЕРЕСМОТР КОНСТИТУЦИИ

Сразу после выборов С. Абэ заявил, что его партия намерена сформировать коалиционное правительство «ЛДП-Комэйто». Отметил также, что «ЛДП будет стремиться заручиться поддержкой максимально большего числа депутатов в Палате советников по каждому политическому вопросу», что «он обратится к партиям, которые имеют аналогичные идеи и политику, с просьбой о сотрудничестве».

Это заявление можно расценивать как генеральный курс С. Абэ на пересмотр Конституции. Поправки в Конституцию по ее 96-й статье вносятся «с согласия не менее двух третей общего числа членов обеих Палат и представляются затем на одобрение народа». Последнее же «получается либо в порядке особого референдума, либо путем выборов». В Палате представителей две трети голосов обеспечено. В Палате советников большинства у ЛДП еще не было. Его предстояло добиться на предстоящих выборах летом 2013 года.

Но особую тревогу у С. Абэ и его окружения вызывало получение одобрения народа на референдуме. В последующей деятельности С. Абэ можно отметить поэтапное продвижение к пересмотру Конституции, со стабильным наращиванием расходов на Вооруженные силы.

С. Абэ сразу обнародовал основные приоритеты своей экономической политики, так называемые три стрелы абэномики, которые высоко оценивались специалистами в стране и за рубежом, по крайней мере на первых этапах и давали видимые результаты. Была сдержана дефляция, росла заработная плата. В политическом плане абэномика обеспечивала победы представителей ЛДП практически на выборах всех уровней.

В результате в марте 2017 года С. Абэ добился от руководства ЛДП решения, по которому он может в третий раз выдвинуть свою кандидатуру на пост президента партии осенью 2018 года и в случае победы возглавлять партию до осени 2021 года. Это давало С. Абэ надежду на возможность стать в истории премьер-министром, который добился пересмотра Конституции страны.

Тем временем при С. Абэ идет планомерное наращивание бюджета Министерства обороны, формируется военно-промышленный комплекс, размывается запрет Верховного суда на «коллективную оборону».

Можно отметить преемственность политических мер цепочки сторонников строительства «настоящего государства» во власти Я. Накасонэ – Дз. Коидзуми – С. Абэ. На заседании кабинета министров 4 декабря 2013 года под председательством С. Абэ было принято решение о создании Совета национальной безопасности Японии (СНБЯ). Идея его создания была выдвинута еще Дз. Коидзуми, но тот не смог ее претворить в жизнь.

С. Абэ на пресс-конференции по случаю формирования СНБЯ заявил: «Сегодня, как никогда раньше, Япония будет защищать свою территорию, территориальные воды и воздушное пространство со стратегических позиций». Слова «со стратегических позиций» говорят о стремлении нарушить вердикт Верховного суда о «силах самообороны», которые «действуют только для защиты территории страны» и «не участвуют в совместных действиях».

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ
инспектирует Силы самообороны.
Фото с сайта www.mod.go.jp

В 2015 году С. Абэ, правда с большим трудом, в последние дни работы сессии парламента добился принятия законов, позволяющих ВС Японии действовать совместно с Армией США далеко за пределами Японского архипелага.

Казалось бы, все идет по планам С. Абэ. Получив возможность участвовать в выборах председателя ЛДП в 2018 году и уверенный в своей победе на них, он продолжал свои мероприятия по наращиванию возможностей Вооруженных сил подчас с нарушениями вердикта Верховного суда. Он использовал свой авторитет как политика и обеспечивал стабильный выше 2% ежегодный рост бюджета Министерства обороны. Но главной его целью оставался пересмотр Конституции.

3 мая 2017 года, в День Конституции, выступая на митинге организованном ассоциацией сторонников ее пересмотра, он объявил о намерении внести в нее поправки, которые конституционно узаконят существование Вооруженных сил страны. Обещал, что новая Конституция вступит в силу в 2020 году, демонстрируя полную уверенность в своей победе на выборах председателя партии осенью 2018 года.

ВСЕ ХОРОШО, НО ЕСТЬ ПРЕЖНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Но, как и при Дз. Коидзуми, внутри ЛДП нарастало неприятие отказа председателя партии добиваться консенсуса при принятии важных решений. Первым серьезным сигналом активизации противников курсу С. Абэ было формирование в 2015 году влиятельным политиком Сигэру Исиба новой фракции сразу после безальтернативного переизбрания С. Абэ президентом ЛДП. Ранее на подобных выборах в сентябре 2012 года С. Абэ победил Сигэру Исиба лишь во втором туре. В настоящее время С. Исиба возглавляет фракцию ЛДП из 20 законодателей.

Решение С. Исиба о формировании фракции было расценено как его подготовка к предстоящим выборам президента ЛДП в сентябре 2018 года. С. Исиба настроен решительно, и безальтернативного решения о том, кто станет председателем ЛДП, не будет.

Еще более серьезным для С. Абэ свидетельством того, что с его политическим курсом в сфере обороны согласны далеко не все, стало сокрушительное поражение ЛДП летом 2017 года на выборах депутатов Токийского городского собрания. Обозреватели в СМИ основной причиной провала определяли неприкрытый курс на отказ от пацифистских положений Конституции, который не поддерживается большинством электората.

Особо отмечалось, что победу одержала молодая партия, сформированная вышедшими из ЛДП известными политическими фигурами либерал-демократов, которые свой выход объясняли несогласием с проводимой С. Абэ политикой. В комментариях СМИ как упрек С. Абэ также указывалось, что при выборе приоритетов в рамках бюджета необходимо исходить из того, что национальная безопасность должна укрепляться не только за счет наращивания оборонного потенциала, а в тандеме с дипломатическими усилиями.

Поддержка ЛДП и лично С. Абэ у избирателей начала сокращаться в связи обнародованием на очередной сессии парламента 2018 года мелких фактов коррупции, к которым были причастны близкие к Синдзо Абэ лица. А также с серии расследований случаев сознательного сокрытия и подмены в министерских докладах данных и сведений.

РАВНЕНИЕ НА НАТО

С. Абэ, несмотря на ухудшение практически всех рейтингов, видимо сохраняет уверенность в своей победе на выборах президента ЛДП и продолжает курс на наращивание Вооруженных сил. Безусловно, по его инициативе 20 марта 2018 года Исследовательский комитет по национальной безопасности правящей ЛДП обнародовал главные моменты своих рекомендаций по обновлению действующей долгосрочной программы «Основные направления программы национальной обороны (2011)».

Достижение целей, которые намечается поставить в новом документе, потребует значительных средств, что необходимо заложить уже в бюджет на очередной, 2019 финансовый год. Запросы по нему Министерство обороны должно представить в августе. Комитет рекомендует предусмотреть в них оснащение ВМС Японии «многоцелевым оборонительным авианосцем, способным обеспечивать деятельность американских самолетов вертикального взлета и посадки F-35B».

В этом же ряду и обнародованное 25 мая намерение повысить установленный в 1976 году потолок расходов на оборону с 1 до 2% от ВВП. Эти и другие подобные сообщения не утечка информации, а сознательный шаг. Предложение аргументируется тем, что обстановка безопасности вокруг Японии расценивается «самой критичной в послевоенной истории». Но как аргумент в пользу необходимости повышения приводится то, что и в Европе «для стран – членов НАТО расходы на оборону как целевой показатель устанавливаются в 2% от ВВП». Правда не уточняется, что устанавливаются Вашингтоном.

Дополнительное финансирование сверх 1% от ВВП в 2019 финансовом году, пишет газета «Асахи», необходимо для выполнения намерения вооружить Силы самообороны «ракетами, способными поражать вражеские объекты за пределами территории Японии», под предлогом того, что «нужна защита от ракетных ударов с территории КНДР». Это будет нарушением Конституции страны, напоминает газета. Обстановка так стремительно меняется, что придется, видимо, искать новый предлог для оправдания оснащения Сил самообороны ракетами.

Потолок в 1% от ВВП бюджета Министерства обороны ежегодно становится главной темой дебатов в парламенте при утверждении бюджета страны и перерастает в дискуссию о предназначении того или иного вида оружия, иными словами о нарушении Конституции, что мешает наращиванию потенциала вооруженных сил. Отмена потолка снизит накал этих дискуссий, что будет содействовать продвижению к конечной цели С. Абэ – пересмотру Конституции.

В настоящее время С. Абэ озабочен прежде всего предстоящими в сентябре выборами председателя ЛДП. Перспективы победы на них у него весьма большие, но далеко не однозначные. Выборы председателя ЛДП всегда трудно предсказуемы. Главное, очень многое зависит от отношений между фракциями, судьбоносные проблемы решаются на переговорах между лидерами фракций. Процедура выборов председателя ЛДП менялась неоднократно волевыми решениями на совещаниях руководителей фракций.

В первые годы право голоса имели только депутаты парламента. Затем к ним были подключены голоса префектуральных отделений ЛДП. По одному голосу от определенного числа членов партии со стажем два года. Потом эти нормы пересматривались.

Поддержка С. Абэ парламентариями в сравнении с потенциальными другими тремя кандидатами подавляющая. Этого нельзя сказать о делегатах префектуральных отделений партии.

Однако у С. Абэ как у председателя партии есть много рычагов воздействия как на лидеров фракций, так и на руководителей префектуральных отделений ЛДП. Нельзя забывать, что он как премьер-министр может пойти на роспуск Палаты представителей и это внесет сумятицу во все внутрипартийные расклады сил. Так поступали и Я. Накасонэ, и тот же Дз. Коидзуми при их последних переизбраниях председателями ЛДП.

Превышение однопроцентного потолка бюджета Министерства обороны от ВВП, видимо, де-факто будет объявлено в проекте бюджета министерства на 2019 финансовый год в августе. Наиболее вероятно, что по предложению С. Абэ, при условии что он сохранит пост председателя ЛДП, потолок расходов Министерства обороны решением кабинета министров будет отменен до утверждения в декабре общего бюджета страны на 2019 финансовый год.

Это будет проверка боем отношения электората к курсу на расширение темпов наращивания Вооруженных сил. После принятия закона о бюджете на 2019 год (начинается с 1 апреля) внимание С. Абэ будет переключено на подготовку к принятию закона о проведении референдума при пересмотре Конституции. Принятый ранее закон о референдумах в стране не распространяется на референдум по внесению поправок в Конституцию.

С. Абэ ближе всех родственных ему по взглядам «ястребам» в ЛДП приблизился к их конечной цели – к пересмотру Конституции страны. Однако маловероятно, что это произойдет именно при нем по ряду причин.

Обе противоборствующие стороны – и «ястребы», и «консерваторы» – позиционируются как националисты, поскольку считают, что оборонная стратегия и внешняя политика страны должны определяться экономическими интересами нации. Для этого важно сохранение «ядерного зонтика» США и в полной мере положений Договора безопасности. Хотя в этом большую роль будут играть изменения в политике Вашингтона в регионе. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также