0
16902
Газета Наука Печатная версия

26.09.2007

Политическая геология

Сергей Голубчиков

Об авторе: Сергей Николаевич Голубчиков - кандидат географических наук, вице-президент Национального геокриологического общества.

Тэги: арктика, шельф


В минувший понедельник вице-спикер Госдумы РФ Артур Чилингаров, заявил, что Россия может в 2009 году подать заявку на присоединение хребтов Ломоносова и Менделеева к своему арктическому континентальному шельфу, подтвердив ее необходимыми документами. Как передает агентство ⌠Интерфакс■, Чилингаров подчеркнул, что в 2008 году планируется провести буровые работы, которые окончательно покажут, где лежит граница российкого шельфа.

Чуть раньше, 20 сентября министерство природных ресурсов РФ заявило, что, согласно предварительному анализу материалов экспедиции ⌠Арктика-2007■, хребет Ломоносова и поднятие Менделеева являются продолжением континентального шельфа России. Более точные выводы о положении границы российского шельфа будут готовы к декабрю 2007 года. Если удастся доказать, что шельф Северного Ледовитого океана - продолжение Сибирской континентальной платформы, то территория, над которой Россия осуществляет суверенные права на разработку природных ресурсов, увеличится на миллионы квадратных километров.

Тактика географических открытий

По всем признакам, сражение за Северный полюс, под которым (точнее, на прилегающем к нему арктическом шельфе, под полюсом, на глубинах 4200–4280 м находится котловина Амундсена) лежит четверть мировых запасов нефти и газа, обещает стать одной из стратегических узлов геополитической картины мира в 21-м веке. А, возможно, и за пределами нынешнего столетия.

Попытка России установить в соответствии с международным морским правом суверенитет над своей частью континентального шельфа (экспедиция летом 2007 года на судне «Академик Федоров» с погружением батискафов «Мир-1» и «Мир-2», с отбором проб грунта и установкой на арктическом дне российского флага из титана) очень возмутила наших приарктических соседей.

США предъявили свои претензии на Арктику и направили к полюсу в августе этого года ледокол службы береговой охраны «Хили». На его борту имеется научная аппаратура, лаборатории и спецоборудование, включая донные сонары, водолазное оборудование и вертолет.

Канада не отправляла экспедиции, но выступила против России весьма резко. «Нельзя ездить по миру, устанавливать флаги и заявлять: «Это наша территория», – заявил глава канадского МИДа Питер Маккей. – Оттава считает, что тактика России соответствует реалиям эпохи Великих географических открытий и не имеет никакого отношения к современности┘ Экспедиция в Арктику – это всего лишь только российское шоу, не представляющее угрозы канадскому суверенитету».

В британской The Sunday Times 5 августа 2007 года появилась статья Рода Лиддела «Отдайте Арктику России – ждите новых экологических катастроф». Завершает свою статью автор такой сентенцией: «Если уж делить Арктику, пусть она попадет в чьи угодно руки – хоть бы Чада, – только не России┘ Северный полюс она получит только в одном случае – если Аральское море восстановится до своего исходного размера. И не раньше, чем закончится период полураспада Сибири» (http://www.tiksi.ru/content/view/83/1/).

Фактически формируется концепция гуманитарной интервенции в российскую Арктику, интернационализация Северного морского пути.

Дележ арктического пирога

Что же собой представляет арктический шельф, точнее, та его часть, на которую претендует Россия?

Кроме нефти и газа на шельфах арктических морей обнаружены также промышленные скопления россыпного золота, олова, алмазов, платиноидов. Поэтому интерес к выявлению границ континентального шельфа проявляют многие государства, и не только приарктические.

Арктический регион становится горячей точкой международных отношений.
Источник: «Загрязнение Арктики: Доклад о состоянии окружающей среды», AMAP, 1997 г.

Так, Китай, испытывающий острый энергетический голод, уже дважды направлял к Северному полюсу свой ледокол «Снежный дракон» и открыл исследовательскую станцию на Шпицбергене. Финская судостроительная компания «Акер Финнярдс» создала дочернее предприятие, специализирующееся на постройке ледоколов. Дания пытается доказать, что 1600-километровый подводный хребет Ломоносова географически привязан к Гренландии. Если такая связь будет найдена, страна заявит о том, что Северный полюс принадлежит датчанам.

Канада стремится установить суверенитет над владениями, которым раньше не придавала значения. В июле 2007 года канадское правительство заявило о строительстве восьми кораблей для патрулирования отдаленных арктических территорий с привлечением 1500 эскимосов-резервистов. (Кстати, почему бы и нам не привлечь к охране границ представителей коренных народов российского Севера?) В 2008 году военные Канады обещают запустить спутниковую систему «Радарсат-2», которая будет следить за тем, что происходит в Арктике. Страна кленового листа старается укрепить свои позиции на переговорах об использовании Северо-Западного прохода – морского пути из Европы в Азию вдоль северного побережья Канады (альтернатива российскому Северному морскому пути).

Норвегия предъявляет свои права на 175 тыс. кв. км российской части шельфа в Баренцевом море, где обнаружены огромные запасы нефтегазоконденсатного сырья. Осло и Москва вот уже 75 лет не могут договориться о морской границе между Шпицбергеном и Новой Землей, что мешает заключить всеобъемлющий договор по Баренцеву морю. Тем не менее Норвегия (не без поддержки США) строит огромный комплекс «Сневит» (в переводе с норвежского «Белоснежка») для приема природного газа, добываемого в Баренцевом море. Расходы на его строительство уже достигли 9 млрд. долл., что почти на 50% больше, чем планировалось. Ожидается, что в сжиженном виде газ уже в начале 2008 года будет доставляться в терминал Доминион порта Коув Пойнт (американский штат Мериленд).

Не без поддержки США многие нефтяные ТНК заказывают Норвежскому институту полярных исследований технико-экономическое обоснование возможности бурения к северу от Шпицбергена, вокруг которого Норвегия установила 200-мильную эколого-экономическую зону и запретила любую хозяйственную деятельность.

Шельф как субъект права

Право имеющих выход к морю государств на контроль акваторий и морского дна регулируется конвенцией ООН по морскому праву от 1982 года, подписанной 140 государствами. Россия подписала Конвенцию в 1997 году и тем самым отказалась от единоличных претензий на «полярные владения СССР», декларированные в Декрете ЦИКа от 1926 года. В соответствии с этим декретом границы владений замыкались на Северном полюсе и проходили по линиям долготы до середины Берингова пролива на востоке и до точки сухопутной границы на западе.

Конвенция ООН по морскому праву закрепляет суверенитет прибрежных стран над территориальным морем и исключительными экономическими зонами (ИЭЗ). Граница территориального моря установлена в 12 морских милях (1 морская миля – 1,852 км), а ИЭЗ – в 200 морских милях от береговой линии. Конвенция предоставляет прибрежным государствам также право контроля над континентальным морским шельфом, являющимся «естественным продолжением» его территории.

В своей ИЭЗ страна имеет эксклюзивное право на добычу природных ресурсов (например, рыбы и других морепродуктов), а контроль над шельфом дает ей такое же право на разработку минеральных ресурсов морского дна. Статья 76 конвенции автоматически устанавливает границы шельфа в 200 морских милях, то есть границы ИЭЗ и шельфа в этом случае совпадают.

Однако в той же статье есть важное уточнение: государство имеет право претендовать на шельф, простирающийся за 200-мильную границу. Для реализации этого права стране необходимо подать заявку в специальный международный орган – Комиссию ООН по границам континентального шельфа. Если заявку признают обоснованной, то государство может расширить границы шельфа. В этом случае расширяется именно континентальный шельф, а не ИЭЗ: за 200-мильной зоной прибрежное государство имеет право регулировать добычу минеральных ресурсов, но не может ограничивать права третьих стран на рыболовный промысел.

Пока ни одна страна мира не получила от Комиссии ООН права на владение шельфом, выходящим за пределы 200 морских миль. Желающим расширить свои морские владения странам отведен определенный срок: тем, кто присоединился к конвенции до 13 мая 1999 года (как Россия), следует подать заявку до 13 мая 2009 года. Другим странам предоставляется срок 10 лет с момента ратификации конвенции. Норвегия присоединилась к конвенции в декабре 2006 года, Канада – в ноябре 2003 года, Дания – в ноябре 2004 года, а США документ вообще не ратифицировали, игнорируя тем самым нормы международного права (как и с Киотским протоколом).

Геологические аргументы

Для определения внешней границы подводной окраины материка прибрежного государства за пределами 200-мильной зоны используются батиметрические (то есть карты рельефа морского дна с отметками глубин) и геологические критерии. С первыми все просто: положение подножия континентального склона определяется по максимальному изменению уклона с учетом положения 2500-метровой изобаты.

Более сложная ситуация с выявлением геологических критериев. Они включают данные о структуре и толщине осадочного чехла (отложений, покрывающих шельф), природе земной коры в пределах шельфа и геолого-геофизические доказательства положения континентального подножия. Мощность осадочного слоя в пределах внешней границы подводной окраины материка должна составлять 1% (и более) кратчайшего расстояния от подножия континентального склона.

Если данные об осадочном чехле отсутствуют, граница шельфа может проводиться по линии, отстоящей от подножия склона не более чем на 60 миль. Ограничительный предел внешней границы шельфа – линия 350 миль от берега материка или островов и 100 миль от изобаты 2500 м. Однако эти ограничения не применяются к подводным возвышенностям, которые являются естественными компонентами материковой окраины. Такие блоки земной коры, имеющие материковую природу и практически неотделимые от континентов, заходят далеко в глубь океана (например, поднятие Менделеева) либо пересекают его от Евразии до Гренландско-Элсмирской впадины (хребет Ломоносова), разделяя океан на две различные структуры – Евразийский и Амеразийский бассейны.

Российские ученые составили карту внешней границы арктического континентального шельфа России («Арктика на пороге третьего тысячелетия», Санкт-Петербург, «Наука», 2000. Главные редакторы академики И.С.Грамберг, Н.П.Лаверов. Отв. редактор д.г.-м.н. Д.А.Додин). Согласно этому исследованию суверенные права России распространяются (за пределами 200-мильной экономической зоны) на участки дна, являющиеся погруженным продолжением подводной окраины материка, – на хребет Ломоносова и котловину Подводников.

С учетом всех этих обстоятельств «положение внешней границы континентального шельфа может быть изменено в сторону наращивания континентального шельфа России за пределами 200-мильной зоны, что позволит увеличить его площадь на 1,5 млн. кв. км.

Заявка на установление границ шельфа была подана Россией (первой из всех стран, подписавших конвенцию) в Комиссию ООН по границам континентальных шельфов в 2001 году. В соответствии с ней под юрисдикцию России подпадают котловина Подводников, поднятие Менделеева и Ломоносова. Но российская заявка не была принята и была возвращена на доработку.

По словам замдиректора по научной работе ВНИИ «Океанология» (ведущая научная организация, занимающаяся определением границ российского шельфа) Виктора Поселова, «Комиссия ООН рекомендовала представить дополнительные материалы, которые бы подтверждали естественное продолжение нашей материковой окраины на поднятиях Менделеева и Ломоносова и доказывали, что они являются фрагментами континентальной окраины. То, что хребет Ломоносова имеет континентальную природу, уже доказано. С этим согласна вся научная общественность. Есть вопрос о его естественном продолжении на материковую окраину».

По словам Виктора Поспелова, западная концепция такова: хребет Ломоносова структурно изолирован разломом от российской материковой окраины, поэтому не может подпадать под юрисдикцию России. Российская концепция иная: все поднятия Менделеева, Альфа, Ломоносова – это естественные продолжения континентальной окраины. «Что касается хребта Менделеева, то еще не ясна его геологическая природа», – поясняет Поспелов.

Комиссия по континентальному шельфу ООН также рекомендовала России скорейшим образом заключить договоры о разграничении морских пространств с Норвегией, США и Японией. Россия не ратифицировала договор о разграничении морских пространств 1990 года с США (так называемый договор Бейкера–Шеварднадзе). Замечания Японии связаны со статусом Курильских островов. Но сложнее всего урегулировать территориальный спор с Норвегией, длящийся уже 75 лет.

Пауки в ледяной банке

Сегодня взаимоотношения всех арктических стран трудно назвать конструктивными. Арктические споры ведут не только Россия и Норвегия.

Дания и Канада, как и Россия, претендующие на Северный полюс, уже более 30 лет не могут договориться, кому принадлежит крошечный необитаемый остров Ханса, находящийся вблизи побережья Гренландии. Датско-канадский спор возник не на пустом месте: остров Ханса находится в потенциально судоходном Северо-Западном проходе и может быть связан геологическим строением с тем же хребтом Ломоносова.

США не признают права Канады на контроль над ее северными проливами, поскольку являются ярыми поборниками свободы судоходства. Дело доходило до того, что американские военные корабли эскортировали суда, демонстративно следующие через канадские проходы. В этих условиях договориться о согласованных границах национальных шельфов, а тем более о разделе Арктики, будет очень трудно.

Сегодня можно вести речь о следующих возможностях.

Если предположить, что раздел произойдет на основе секторного деления, то выиграют Россия и Канада, а выход к Северному полюсу получат все страны. В случае раздела по срединной линии (когда граница проходит на равном удалении от береговых линий прибрежных государств) «обладателем» Северного полюса станет Дания. США во всех случаях достанется небольшой участок шельфа, поэтому они скорее всего станут настаивать на кондоминиуме, общем управлении ресурсами.

России следует оценить все риски, связанные с тем или иным решением. Перед тем как подавать новую заявку в Комиссию по границам шельфа, предстоит тщательно изучить материалы всех других государств, прежде всего Норвегии.

Установление границ российской части континентального шельфа и их юридическое закрепление и международное признание – задача непростая и потребует много времени и больших ресурсов. В связи с этим вспоминается раздел нефтегазоносного дна Каспийского моря. Территориальные претензии прикаспийских государств друг к другу не ослабевают, причем немаловажную роль в этих спорах играют экологические мотивы, постоянно выдвигаемые на первый план всевозможными «зелеными» и общественными организациями (отчасти финансируемыми транснациональными компаниями).

С Арктикой – сложнее, на Севере нет массового общественного движения в силу его малонаселенности. Поэтому осуществлять общественный контроль за действиями власти и бизнеса будет сложнее, в этих условиях более значимыми станут аргументы ученых.

Поперечный разрез Северного Ледовитого океана и длительность пребывания водных масс (жирные цифры).
Источник: «Загрязнение Арктики: Доклад о состоянии окружающей среды», AMAP, 1997 г

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также