0
761
Газета Стиль жизни Печатная версия

28.05.2020 18:45:00

Привет Фрейду! В замкнутом пространстве четырех стен, во сне и наяву

София Вишневская

Об авторе: София Вишневская – филолог, журналист.

Тэги: бессознательное. вытесненные желания, психоанализ, фрейд, сны, балет, цискаридзе


Бессознательное живет в нас – психоанализ не устареет никогда. Иллюстрация Depositphotos/PhotoXPress.ru

Лишь на мгновение о толковании снов по Фрейду. Напомню (из совершенно забытого), что содержание бессознательного есть вытесненные желания. На самую периферию. Но это ничего не значит, мы вытесняем, а они не вытесняются. Желания на редкость живучи. Притаились в тайных уголках сознания. Коконами свернулись в скорлупе из шелка. Ждут своего часа. Мгновения. Случая. Увы, не всегда мы можем объяснить взрыв (ток, разряд, импульс) необъяснимого, интуитивного неосознанного желания. Бессознательное живет в нас.

Я никогда этого не хотела. И не мечтала. Даже в юности, когда мечты о славе и подвигах – норма. Когда глядеть в Наполеоны – норма. Когда желание покорить и завоевать мир – норма! До конца не понимая: кто ты? И кто кого выберет – ты судьбу или судьба тебя? Но никто из нас не думал о себе как об «операционной системе», которую нужно изучать, совершенствовать. Размышлять, блин, о каком-то неведомом психоанализе.

Время всегда настает. Внезапно, в полный рост – именно сейчас, в изоляции. В замкнутом пространстве четырех стен. Приходят мысли, до которых никогда не доходили руки. Простите шутку пера. Представьте на мгновение камеру-обскура не как аппаратуру для съемки, а именно темной комнатой. Camera – комната, аbscura, scuro – темный, темнота. В ней есть тайна. И эта тайна – вы сами.

У меня есть подруга в Питере. Сорок лет она работает в Театральной библиотеке на улице Росси. И когда я приезжаю, мы обычно гуляем по этой знаменитой улице Росси. Просто факт. И все. Зацепок больше никаких. Но и этого оказалось вполне достаточно для удивительного сна, который я спешно записала сегодня утром.

Я взлетаю по мраморной лестнице в абсолютной тишине и несусь по длинному коридору... Хочу немедленно поступить в Академию балета имени А.Я. Вагановой. Оказываюсь в кабинете. Сидит мой любимый Щелкунчик в красном балетном костюме и читает Андерсена… Меня не видит. Покашляла. Он поднимает глаза, mamma mia, это Цискаридзе, в полный рост, наяву, в черном свитере, и задумчиво-вежливо спрашивает:

– Что мадам угодно?

Оробев (король танца!), говорю тихо-тихо, почти не дыша:

– Хочу учиться балету.

– Сейчас? – спрашивает.

– Да!

– Что ж, правильно, сейчас самое время. Встаньте прямо. Выпрямите спину.

– Не могу. У меня сколиоз. Я все время за компьютером.

– Я понял. Подойдите к станку и поднимите ногу на 90 градусов.

Интересуюсь:

– Правую или левую?

– Неважно. Любую.

Нога (любая) не поднимается. Я ее пытаюсь поднять руками. Спрашиваю:

– А 90 градусов – это сколько?

– Не волнуйтесь, пожалуйста, сейчас я вам покажу. Это легко.

Встает рядом со мной и просто поднимает ногу. Нога улетает буквально в потолок…

– Это сколько градусов? – по-прежнему любопытствую я. Мне кажется, что 180.

Улыбается:

– Это неважно! Вы только ногу оторвите от пола!

Пытаюсь оторвать. Не отрывается! Как прилипла. Очень волнуюсь. Боюсь, что меня не примут в академию. А у меня такое желание. Чувствую себя почти Истоминой. И делаю плие, неожиданно для себя. Или, как это называется в балете, когда ноги согнуты в коленях. Одной ногой еще касаясь пола, но другая не кружит, судорога…

Цискаридзе говорит очень терпеливо:

– Вам все упражнения лучше делать лежа. Вот матрасик.

Приснился  Щелкунчик в красном балетном
костюме...
Фото Дамира Юсупова/Большой театр
Придвигает к стенке.

– Лечь можете?

– Вчера могла.

– Каждый день нужно! Так вы сможете обновить свое тело.

Пытаюсь лечь элегантно. Обновляюсь. Припадаю на одно колено. Ныряю рыбкой на матрас. Долго переворачиваюсь на спину, обессиленная, как Жизель, еще не умершая окончательно, прижимаюсь попой к плинтусу. И наконец, о чудо, задираю ноги на стену. Сначала одну. Потом другую. Лежу, почти счастливая. Балет!

А Цискаридзе говорит:

– Только не прижимайте уши к плечам! Пожалуйста! Очень вас прошу.

Как мне удаются такие «па», уши на плечах, не представляю.

– А теперь вытяните стопу и пяткой коснитесь стены. 50 раз левой, потом – правой!

О, что за муки! Как хорошо калачиком свернуться на матрасике. И не тянуть носок. Болит обновленное тело...

Потом с каким-то чудесным звоном на меня свалилась люстра с потолка. Огромная, как в театре… И великий танцовщик выгребал меня из хрустального погребения. Точно… на музыку Чайковского… Балетный урок с Цискаридзе. Это что же творится в голове, если такое снится?

И уже поставила последний вопросительный знак в этом удивительном сне о сознательном и бессознательном, как вдруг вспомнила еще один сон наяву. Как скверный анекдот, но очень смешной. И как это ни покажется странным, тоже с участием Николая Максимовича Цискаридзе. Черт меня дернул написать книгу. Была она красивая, стильно оформленная: дизайнер и фотограф – мастер, Валерий Разин. Премию дали. Рецензии хорошие. Презентации. Все прекрасно, плохо было только одно – книга не продавалась. Все удивлялись. Разводили руками. Смотрели в пол. Не помогало. И вот один очень престижный магазин сделал мне предложение, от которого я не смогла отказаться:

– Вам нужна встреча с читателем. Мы назначим день и вас известим.

И день настал. Подхожу к магазину – толпа прямо рвется. Неужели ко мне? Сердце бьется. Многие с цветами. И идут, идут, идут прямо к стойке с книгами. А там как бы два пространства для публики. Два стола. Один – с моей стороны, а другой – еще с какой-то. Я так нервничала, что даже не посмотрела. А зря! Именно туда и хлынула толпа. И стою я одна, как печальная королева в изгнании, никого. Все бросили. А рядом ажиотаж, камеры, речи восхищенные… Пробегает мимо меня менеджер по продажам, слегка тормозит на скорости:

– Извините, мы ошиблись. Нельзя было вас в один день с ним ставить.

– А кто там? – спрашиваю.

Она смотрит на меня с изумлением:

– Цискаридзе. Прекрасная книга «Полета вольное упорство».

– А-а-а? Я свободна?

– Конечно, идите, идите…

Я не пошла домой плакать, а двинулась в толпу успеха. Стон восторга и аплодисменты. Утопая в цветах, Принц Дезире раздавал автографы.

Было это так давно, что казалось забытым навсегда. Оказывается, нет! Петли сознания, совпадения снов… Психоанализ не устареет никогда. Привет Фрейду! 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также