0
2577
Газета Телевидение Печатная версия

01.03.2013 00:00:00

Портрет и вокруг

Тэги: тв, супер, репортер


Роман Супер считает, необходимо публично показать депутатам, что они занимают не свое место.
Фото с сайта канала РЕН ТВ

По версии Клуба телекритиков, лучшим репортером прошлого года стал корреспондент программы «Неделя» ( РЕН ТВ) РОМАН СУПЕР. С ним встретилась и поговорила обозреватель «НГ» ВЕРА ЦВЕТКОВА

– Роман, вы откуда такой взялись, молодой да ранний?

– Из Богом забытого поселка под Дмитровым, который вырос вокруг завода, где делали фрезерные станки. В 11-м классе я приехал в МГУ на день открытых дверей факультета журналистики, посмотрел на это старинное красивое здание в центре Москвы, на людей, которые там учатся, и понял, что надо стать одним из них. Там было очень много свежего воздуха в коридорах, и после унылого 11-летнего существования в поселковой авторитарной школе журфак произвел на меня очень большое впечатление.

– На какую тему защищали диплом?

– Телевидение на стыке веков: сравнивал телевидение 90-х с телевидением нулевых. Это когда появилась «Программа максимум» и все то, за что принято пенать праймовую дирекцию НТВ. Я учился на кафедре телевидения у Анны Григорьевны Качкаевой.

– Везунчик! Сперва Качкаева, потом Максимовская!

– Мне вправду повезло повстречаться в жизни с действительно классными людьми. На практику я пришел на RTVI к Андрею Норкину, который реально для меня второй папа, проработал там почти четыре года. Потом еще был недолгий период на НТВ с Вадимом Такменевым – крутая была школа, интересная и очень полезная. Писать, кстати, меня учил Вадик.

– Часом, его псевдоним не Набоков? У вас отличный писательский, а не журналистский слог, вы вполне можете составить конкуренцию Дмитрию Быкову или Виктору Шендеровичу.

– Никому не хочу составлять конкуренцию, но когда есть возможность написать чего-то пошире, чем семиминутный телевизионный сюжет, – это всегда для меня большая радость. В телевизоре редко удается позаниматься любовью с русским языком. Писал для «Большого города», пока там не случились перемены и оттуда не ушел Филипп Дзядко, пишу для «Эсквайра», «Афиши»...

– Как думаете, почему сейчас журналистов на дух не переносят?

– Ну потому, что журналисты дискредитировались. Наверное, потому, что сейчас очень много неправды, очень много подстав с их стороны. На замминистра Волина все накинулись, а он сказал полуправду, важно и то и другое – и шашечки, и ехать. Мне кажется, на НТВ пытался это совместить – при всем неоднозначном к нему отношении – Николай Картозия. При нем были «Профессия – репортер», «Центральное телевидение». Для меня разгон нового НТВ – гораздо большая драма, чем разгон старого НТВ – то, что произошло с замечательным репортером Катей Гордеевой и другими ее коллегами, которые перестали работать в телевизоре. Хотя кому как не этим людям там работать – ну, честно.

– А что «ЦТ»? Развлекательный дайджест, прекрасно сделанный в технологическом смысле. Доходчиво всеядный: сиди и потребляй. С вкраплением одного-двух серьезных сюжетов в букете «бантиков». (Или замечательной песни Шнура «Москва, по ком звонят твои колокола».) Те же интриги-скандалы-расследования в интеллигентном изложении.

– Ну и хорошо, пусть будут один-два сюжета. «ЦТ» – очень живая, актуальная, местами по-хорошему злая программа.

– Почему нормально нельзя работать, как работает Марианна Максимовская – без приседаний, подхихикиваний и камуфляжа, причем ухитряется это делать уже много лет?

– Я всегда говорил, что русская женщина может все. Максимовская умеет протаскивать и доводить до эфира темы, которые вроде бы невозможно представить на экране, но это – ее умение, и я не знаю, как ей это удается. Мне приятно быть рядом с ней. У меня был большой скандал с депутатом Железняком, который публично агитирует за все отечественное, но всей своей жизнью доказывает обратное. Депутаты наши привыкли к тому, что им не задают вопросов по существу. Я – задал. Очень важно публично показать этим людям, что они занимают не свое место. Через 15 минут после моего возвращения оттуда раздался звонок – мол, как это журналист приехал в Думу и посмел задать провокационные вопросы, просьба не давать этого в эфир. Максимовская сказала: «Извините, но у нас другая профессия».

– А что вас напрягает по большому счету?

– Очень сильно напрягают один за другим законопроекты, которые принимают в Государственной Думе. Очень сильно. Меня напрягает, что сын подрастет и придется его социализировать – где-то учить, лечить и развлекать. Меня напрягает мысль, что вот не дай бог что с программой – и я не буду знать, что делать.

– Пошли бы к Лысенко на Общественное телевидение?

– Не пошел бы – меня устраивает мое место. Для меня программа «Неделя» и есть ОТВ.

– Чисто умозрительно – явно там соберется приличная команда, на маленькие деньги в наше время могут собраться только приличные люди. Не говоря уже о самой идее.

– Приличные люди тоже избалованы большими окладами. Я не уверен, что массовый российский зритель готов платить за телевизор. Зритель раз в месяц платит денежку за то, что будет смотреть, это честная и правильная схема. И я не понимаю, как у нас будет работать эта схема – так же, как на Би-би-си? Не уверен, что она работоспособна в России. Вы верите, что так будет?

– Зная Лысенко – да. Русского зрителя надо возвращать в дотрэшевое состояние, куда его загнал НТВ. Основные цели и задачи на сайте ОТВ обозначены как развитие гражданского общества в России. Просвещение и образование. Пропаганда общечеловеческих моральных ценностей.

– Рейтинги НТВ падают, есть пресыщение тематикой. Мне кажется, интерес сейчас должен появиться к простому, без лишних финтифлюшек и забалтываний повествованию о том, что происходит. В регионах. В Москве. В мире. Коли журналистов выдавливают с политического поля – почему бы не заняться гуманитарно-социальными вещами? Политической журналистикой занимается за всех за нас Леша Навальный, а также деятельностью расследовательской – лучше, чем кто бы то ни было.

– Вот ведь странность: репортер Борис Соболев на «России» почище ею занимался – и дольше по времени, но почему-то не гремел в Сети, как гремит Навальный. Я думаю, потому что Соболев – журналист, а Навальный – политик. Вы не знаете Соболева?! Вот объясните мне, почему у нас коллеги не смотрят коллег!

- Я вчера посмотрел сюжеты всех каналов про легализацию однополых браков во Франции. Я не понимаю, откуда в этих молодых людях столько злости. Все они ездят в Париж и мило общаются там с этими людьми, гомосексуалистами. Я, правда, не очень понимаю ситуацию, когда корреспондента вызывает начальник: мы должны сделать сюжет о… вы понимаете, что мы должны сказать. Что Европа с принятием этого закона падает в Средневековье и пожирает сама себя. И 25-летний корреспондент кивает головой, имея кучу друзей геев и лесбиянок. Для меня это непостижимо. Ведь гораздо интереснее показать, как все работает с применением этого закона. Поговорить с теми, кто против, с теми, кто за. Показать, как они живут, умирают ли у них от голода дети…

– Как они живут – прекрасно показала в своем фильме режиссер Лиза Холоденко «Детки в порядке», получившем год или два назад «Оскара».

– …честнее быть белым листом и фиксировать. Когда поставлена сверхзадача – это чудовищно. Люди, видимо, не получают удовольствия от своей работы и не мотивированы ничем, кроме зарплаты.

– Ладно, меняем тему. Судя по вашим сюжетам, вас волнует судьбина Pussy Riot, кощунниц?

– Коллеги шутят, что я являюсь их духоприказчиком. Меня очень сильно передернула эта акция в храме – лучше бы ее не было.

– Лучше бы и в Зоологическом музее не было секса при бабушках и внуках, знаете ли.

– Как им казалось, они хотят донести до общества важное высказывание. Я думаю, это было их отношение к тому, что будет происходить со страной в годы правления Медведева.

– У, как зашифровано, сложносочиненное послание… И место выбрано, как всегда, удачно – не Дума, не Красная площадь, куда, помнится, выходили диссиденты в 68-м году. Все это пиар, девочки делают себе будущее.

– Какое будущее? Они в тюрьме сидят, чего никому не пожелаешь, особенно в России.

– Не досидят, надеюсь, – выйдут по помилованию и будут нарасхват в Европе и мире. Мадонна выступает в защиту… Проводник в лесах Камбоджи никак не может понять, что это – Россия, наконец ударяет себя по коленке: «А-а, Pussy Riot!». Дожили, теперь Россию знают не по Достоевскому, а по кощунницам. Простите, Роман, но лично мне оскорбительно считать этих молодых женщин диссидентками. «Отпустите матерей к детям» – что ж они до того не занимались своими малыми детьми, а занимались эпатажными акциями?!

– Девочки сказали, что если бы предполагали подобный финал, не пошли бы на эту акцию в храме.

– И в этом их отличие от настоящих пассионариев вроде Лимонова, которые всегда готовы к посадке. Об истином финале они даже не догадываются, который, боюсь, будет пострашнее.

– Маша – очень верующий человек.

– Как это может коррелироваться?.. Верующий человек не будет бесноваться на амвоне ради политических целей!

– Они не воспринимали это здание как сакральное.

- Но репетировали до храма Христа Спасителя в обычном храме.

– И за это их не тронули, заметьте.


Читайте также


Другие новости

Загрузка...