0
2796
Газета Я так вижу Печатная версия

20.12.2017 00:01:00

Чан Кайши попал в опалу

На что способны тайваньские демократы ради ослабления связей с материковым Китаем

Юрий Тавровский

Об авторе: Юрий Вадимович Тавровский – профессор РУДН.

Тэги: майвань, демократы, чан кайши, борьба, история, рыночные реформы, китай. сепаратизм


Фото Gettyimages

На Тайване разворачивается борьба с Чан Кайши. Вернее, с памятью о нем. В местном парламенте принят закон о запрете упоминаний лидера, правившего железной рукой остатками гоминьдановской Китайской Республики после эвакуации из континентальной части Поднебесной под ударами коммунистов. Пара десятков миллионов жителей острова жила с 1947 по 1985 год в условиях военного положения. Проявления недовольства или даже инакомыслия за это время стоили заточения или жизни минимум 140 тыс. человек. Жертвами «белого террора», как теперь называют тот мрачный период, становились племена аборигенов, местные китайцы, недовольные засильем «понаехавших» с материка примерно 2 млн чиновников и военных.

В то же время авторитарный лидер Чан Кайши смог запустить экономические реформы, превратившие Тайвань в одного из «азиатских тигров». Его рецепты «рыночной экономики с конфуцианской спецификой и однопартийной системой», считают некоторые эксперты, наряду с аналогичным примером Сингапура повлияли на «архитектора китайских реформ» Дэн Сяопина. Понимая ограниченность ресурсов Тайваня, Чан Кайши долго опирался на всестороннюю помощь США, превративших остров в «непотопляемый авианосец» вблизи берегов КНР. Он мечтал отвоевать материковую часть страны и таким образом воссоединить Китай.

Нынешние попытки дискредитации «усопшего дракона» можно объяснить несколькими причинами. Правящая во второй раз Демократическая прогрессивная партия в условиях экономического спада теряет популярность, позволившую в 2016 году одержать победу над партией Гоминьдан, хранительницей наследства и заветов Чан Кайши, в том числе признания единства и неделимости Китая. Демократы используют настроения «тайваньской идентичности», чреватые в перспективе объявлением независимости. Тайваньцами, а не китайцами считают себя уже 80% жителей острова, а еще 30 лет назад таковых было лишь 16%. Особенно сильны такие ощущения среди потомков коренных китайцев и молодежи, которая устроила в прошлом году революцию подсолнухов.

Сторонники независимости Тайваня отвергают предложенную Пекином и уже успешно используемую в Гонконге схему «одно государство, разные системы». Они даже готовы принести в жертву масштабные торговые и экономические связи с КНР. Еще в 2010 году КНР стала крупнейшим торговым партнером Тайваня с оборотом в 150 млрд долл. в год, а объем тайваньских капиталовложений на материке составил 110 млрд. Около миллиона островитян постоянно живут на материке, работая в тайваньских банках и торговых компаниях, на заводах, в институтах, медцентрах и развлекательных заведениях. В последнее время студенты с Тайваня предпочитают китайские университеты американским. Но даже все эти весомые достижения не исчерпывают список возможных жертв на алтарь независимости.

Власти острова хорошо знают подлинную цену вопроса. Согласно принятому в 2005 году закону КНР о противодействии сепаратизму вся мощь вооруженных сил Китая будет немедленно использована для пресечения попыток оторвать любой кусок территории. Не осмеливаясь на самоубийственный шаг, руководство правящей ныне партии на Тайване тем не менее стремится постоянно поддерживать огонь под котлом сепаратистских настроений в расчете на удобный случай. Сейчас у него появилась надежда на то, что США, предавшие в 1979 году своих тайваньских клиентов ради вовлечения КНР в антисоветский лагерь, снова сделают крутой разворот. В случае обострения американо-китайских отношений именно тайваньский кризис может стать средством ослабления Китая, спровоцировать его на братоубийственную войну.

На протяжении нескольких послевоенных десятилетий между двумя частями Китая, разделенными Тайваньским проливом, сохранялась холодная война. Несколько раз она была на грани перерастания в полномасштабную, в том числе с использованием ядерного оружия. В последнее время обстановка нормализовалась как в экономике, так и политике – ведь из убеждения в единстве Китая исходили как коммунисты партии Гунчаньдан, так и правившие до 2016 года (с одним перерывом) наследники Чан Кайши из Гоминьдана. Представителей Тайбэя с небывалым уважением не раз принимали на высшем уровне в Пекине. Во время празднования 70-летия победы над Японией в сентябре 2015 года по площади Тяньаньмэнь прошла вереница открытых джипов, в которых восседали ветераны в форме армии Гоминьдана времен антияпонской войны китайской нации 1937–1945 годов. Китайские СМИ стали более взвешенно подавать даже события кровопролитной и жестокой с обеих сторон Гражданской войны 1946–1949 годов.

Выступая на конференциях историков, я не встречал «гневной отповеди», когда говорил об историческом вкладе генералиссимуса Чан Кайши в борьбу союзников по антифашистской коалиции. Трудно даже представить себе последствия капитуляции по примеру Франции возглавляемой им Китайской Республики. Создание еще одного марионеточного режима вдобавок к Маньчжоу-го и режиму предателя-гоминьдановца Ван Цзинвэя в Нанкине в корне изменило бы расклад сил на тихоокеанском театре военных действий, создало бы колоссальный перевес на стороне Японии и поставило бы под вопрос как выживание Советского Союза, так и исход войны с Америкой и Англией на Тихом океане.

Что могут натворить тайваньские демократы ради ослабления связей с материком? Уничтожить мавзолей Чан Кайши в Тайбэе? Переписать учебники истории? Исходя из политических реалий, а не только текущих местечковых интересов, им стоило бы изучить опыт КНР в оценке весьма противоречивого деятеля по имени Мао Цзэдун. Там выработали такую формулу: «Мао Цзэдун был на 70% прав, а на 30% ошибался».



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также