0
2053
Газета Я так вижу Печатная версия

10.04.2019 19:42:00

Реален ли диалог между венесуэльской оппозицией и властью

Все предыдущие попытки разрядить напряженность оканчивались неудачей

Эмиль Дабагян

Об авторе: Эмиль Суренович Дабагян – ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН, кандидат исторических наук.

Тэги: венесуэла, политика, кризис, оппозиция, даилог


Фото Rafael Briceno Sierralta/Anadolu Agency/Getty Images

Если говорить о призыве Николаса Мадуро к ряду латиноамериканских стран помочь в организации диалога с оппозицией, то у меня возникают вопросы. Насколько искренен глава государства, охваченного жесточайшим кризисом, где политическая обстановка резко обострилась с выдвижением на авансцену 23 января энергичного председателя легитимного парламента – Национальной ассамблеи – Хуана Гуайдо, провозгласившего себя временным президентом? Напомню, что он признан свыше 50 странами Европы и Западного полушария, включая США.

Не опасается ли президент, что так называемая операция «Свобода», провозглашенная оппонентом и завоевывающая с каждым днем все более значительную поддержку рядовых граждан, чье терпение на исходе, усугубившееся недавними катастрофическими перебоями с электроэнергией и водой, завершится крахом режима? Не является ли широковещательное заявление мимикрией, преследующей далеко идущие цели – убедить международную общественность в готовности изменить методы действий и пойти на компромисс?

Чтобы ответить на эти вопросы, надо прокрутить пленку назад.

Николас Мадуро стал президентом в апреле 2013-го по указке прежнего президента Уго Чавеса. Опираясь на административный ресурс, он с минимальным преимуществом одолел единого кандидата оппозиции Энрике Каприлеса. Когда тот потребовал пересчитать голоса, поскольку разница оказалась в пределах статистической погрешности, победитель проигнорировал просьбу и вскоре стал хозяином президентского дворца «Мирафлорес». Так началось его противостояние с оппозицией. Отказ выполнить законное требование вызвал бурные протесты, не стихающие по сей день.

Мощным ударом по главе государства явился успех оппозиции, завоевавшей большинство мест в однопалатной Национальной ассамблее. Вместо налаживания конструктивного диалога с парламентом, между законодательной и исполнительной властями, президент стал конструировать параллельную структуру – Национальную конституционную ассамблею (НКА) по образцу существовавшей в иных исторических обстоятельствах. Возникла беспрецедентная ситуация – два законодательных органа в одной стране. 

Очередной трюк Мадуро совершил 23 января 2018 года, когда НКА назначила президентские выборы. Вслед за этим Конституционная палата Верховного суда запретила оппозиции выдвинуть единого кандидата. Вердикт обосновывался необходимостью избежать двойного голосования. Для оппозиции это стало полной неожиданностью. Она полагала, что процедура состоится в декабре, как и полагалось по закону, и намеревалась провести праймериз. Эти выборы, как и прогнозировали авторитетные аналитики, завершились победой главы государства. По официальным данным, Мадуро имел огромное преимущество – свыше 6,2 млн (67,8%) голосов – и получил возможность оставаться в занимаемом кресле вплоть до 2025 года.

Подавляющее большинство стран не признало легитимность выборов из-за отсутствия прозрачности. В том числе так называемая Группа Лимы в составе 14 латиноамериканских государств.

Теперь непосредственно о диалоге, к которому, по моему глубокому убеждению, авторитарный президент не готов. Таких примеров немало. Оппозиция при Каприлесе многократно предлагала сесть за стол переговоров и обсудить насущные вопросы, прибегнув к компромиссу. Но Мадуро неизменно считал этих людей предателями родины, наймитами империализма. Позднее к попыткам посредничества присоединились авторитетные политики и деятели церкви.

Вспоминается, что немало усилий в свое время затратил Пабло Паролин, спецпредставитель папы Римского, приехавший в Каракас для проведения переговоров и уехавший глубоко разочарованным.

Попытки разрядить напряженность предпринимал экс-председатель испанского правительства Хосе Луис Родригес Сапатеро. При содействии лидера Доминиканской Республики Данила Медины в конце 2017 – начале 2018 года состоялись встречи представителей исполнительной власти и системной оппозиции. Но завершились они крахом. Причина – в неготовности президента пойти на уступки. Он санкционировал участие своих клевретов лишь для отвода глаз.

Весьма любопытно, что недавно к папе Римскому напрямую обратились с просьбой о посредничестве обе конфликтующие стороны. Понтифик жестко ответил отказом главе государства, отметив, что его представители имитировали переговоры для оттяжки времени.

У наблюдателей появилась новая надежда в виде Международной контактной группы, сформированной в столице Уругвая при участии хозяйки площадки и Мексики. Как гласит поговорка, надежда умирает последней.  Резюмируя, выскажу крамольную мысль. Я не верю в плодотворный диалог при нынешнем президенте. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также