Тема:

Коронавирус 17 минут назад

Фальков: чрезмерность дистанта не способствует качеству образования

В Калуге открылся первый в России уникальный карбоновый полигон. Глава Минобрнауки Валерий Фальков рассказал телеканалу "Россия 24", как развитие экотехнологий позволит бизнесу уберечься от многомиллиардных потерь, какие гаджеты служат российским ученым, и насколько сильно пандемия COVID-19 скажется на вузах и студентах.

- Валерий Николаевич, надо объяснить, наверное, телезрителям, почему мы с вами находимся в обычном поле в Калужской области – здесь находится новейший карбоновый полигон. Скажите, для чего нам нужны такие полигоны?

- Действительно, с одной стороны, мы с вами находимся в хорошо знакомой всем местности – тут с одной стороны поле, река, небольшой лес – когда-то здесь были поля. С другой стороны – современные технологии, в том числе, цифровые, позволяющие нам измерять эмиссию парниковых газов, говорить о том, как происходит секвестрация углеродов, то есть, сколько выделяется в атмосферу, сколько потребляют, в том числе, вот эти молодые леса углерода, и тем самым делают нашу планету чище.

- Чем здесь будут заниматься?

- Это эталонные участки. Полигон в 600 гектаров – это как раз то место, где и отрабатываются технологии. Мы планируем, что в будущем таких полигонов будет гораздо больше, и очень рассчитываем на то, что они будут созданы при участии наших университетов. Здесь идет апробация новейших методик и технических средств, разного рода инструментария. На таких полигонах мы будем готовить будущих студентов к новым видам деятельности, потому что каждый день сегодня появятся новые профессии, новые виды деятельности. Например, это экологический мониторинг, когда нам надо будет иметь цифровые данные о том, сколько у нас производят леса углекислого газа или парниковых газов, сколько они секвестрируют подобного рода углероды, и так далее. Лесов это касается в первую очередь потому что они, с одной стороны – наше достояние, с другой стороны – объект очень серьезного научного анализа в контексте глобальных экологических проблем.

- Если говорить не только об экологии: ЕС, например, в прошлом году, кажется, ввел налог на товары, при производстве которых вырабатываются парниковые газы, и это, в том числе, затрагивает наши интересы. Как такие полигоны будут помогать отстаивать наши интересы?

- Наука в принципе очень близка к экономике, и ее задача – делать вклад в экономическое развитие страны, такова задача наших университетов, научных институтов, научных коллективов. И то, что вы сказали, это различного рода карбоновые налоги, карбоновые штрафы. Проще говоря, если вы производите товар, то он интересен в современном мире в том случае, если вы соблюдаете определенный принцип, связанный с так называемой "зеленой экономикой". Если вы, допустим, вы производите пшеницу, и в результате такого производства происходит много выработки парниковых газов, то очень серьезные эксперты высказывают опасения, что через 5-10 лет вашу пшеницу никто не купит – ее просто не пустят на некоторые рынки.

- То есть, здесь для России занимаются стратегически важными...

- Здесь живет наука, здесь занимаются экологией. Но это имеет самое непосредственное отношение к экономическому развитию нашей страны.

- Поговорим об образовании: 2020 год стал непростым для сферы нашего образования. Как сейчас пандемия сказывается?

- Конечно, напряженная ситуация, потому что все внимательно смотрим. Пять вузов пока еще не начали учебный год – кто-то начнет в октябре, кто-то в ноябре. Тем не менее, 719 вузов уже открыли свои двери для абитуриентов, абсолютное большинство из них – с 1 сентября. И особенностью этого года в условиях коронавируса является смешанный формат, потому что элементов дистанционного обучения гораздо больше, чем в прошлом году. Несмотря на новые санитарные требования, которые мы выполняем, ежедневно выявляем в вузах разных регионов, к сожалению, заболевших студентов и преподавателей. Главное – не допустить массовых вспышек, чтобы мы вновь не стояли перед выбором: закрывать университет или нет. Пока у нас так вопрос не стоит, и мы очень надеемся, что соблюдение санитарных требований позволит нам все-таки учить студентов очно, пусть и в новых условиях.

- А к абитуриентам сейчас требования меньше стали в связи со сложившейся ситуацией?

- Нынешняя приемная кампания была особенной, конечно, в силу ряда причин. Знаете, большое видно издалека. Если посмотреть на масштаб вызова, то в начале лета, в конце прошлого учебного года мы очень много размышляли, как нам вообще организовать приемную кампанию. Хорошо, что все-таки, несмотря на сжатые сроки – а вы знаете, что сдача ЕГЭ в этом году сместилась по срокам – наши вузы в целом очень хорошо отработали. Они в августе месяце организовали дополнительные вступительные испытания, и в этом году в сокращенные сроки зачислили абитуриентов. Конечно, были сложности, сложности системные. Что-то накопилось с прошлых лет, а что-то стало проблемами этого года. Но раз мы в этом году проводили компанию только онлайн, были сложности только этого года.

- А на качестве выпускников как-то сказалось?

- Пока, как говорят, рекламаций или нареканий от работодателей мы не получали. Я думаю, что, скорее всего, это не скажется. Но, конечно, чрезмерное количество дистанта в масштабах всей страны не способствует повышению качества. И мы здесь внимательно смотрим. Постановка вопроса о том, что в рамках дистанционного обучения надо внимательно контролировать качество, на мой взгляд, абсолютно справедлива.

- Но если говорить о дистанционном обучении, насколько сейчас вот такой формат занятий после опыта пандемии встроился в нашу образовательную систему?

- Понимаете, независимо от желания или нежелания, я думаю, что уже даже после пандемии даже классический формат обучения – очный – стал другим. Уже стало больше дистанционных технологий, больше дистанта. Кто-то перевел часть консультаций со студентами, кто-то – даже лекции отчасти перевел. Это первое такое очень серьезное изменение в высшей школе.

Второе: новые технологии шагнули вперед. Допустим, технологии распознавания лица при сдаче экзамена. Да, всё еще очень много проблем. Студент – это человек очень творческий, он всегда настроен на то, чтобы найти какие-то лазейки, и даже при сдаче дистанционно. Конечно, такие случаи есть. Но если мы с вами посмотрим, в масштабах, опять же, всех университетов, то появились такие технологии, массово которые стали использоваться, чего еще год назад не было. Когда экзамены сдают не в аудитории преподавателю, а дистанционно.

Мы все с вами помним фильм: "Прием! Прием!", – так мы воспитаны. А сегодня уже можно то же самое говорить по другую сторону экрана. И ведущие вузы доказали, что есть прекрасные технологии, которые позволяют не списывать, а это главный момент! Преподаватели, когда критикуют дистанционные технологии при итоговой аттестации, промежуточной, они говорят: "Мы не можем обеспечить объективность. Мы не можем объективно проверить знания студента! Вот, если мы можем гарантировать, что он не списывает и ему никто не помогает, то, какая разница?"

- Министерство рекомендовало вузам в 2021 году не повышать плату за образование. Прислушиваются вузы, выполняют это предписание?

- Большинство – да, и нет ни одного вуза, который бы вразрез с этой рекомендацией повысил по всем специальностям и направлениям. Но были ситуации, когда кто-то, может быть, умышленно, а кто-то – неумышленно, но, тем не менее, по ряду специальностей и направлений все-таки стоимость повысил. Но, опять же, справедливости ради надо сказать, что часть из них повысили еще до того, как была пандемия, и вообще было принято решение и рекомендация, вот так, о которой вы сказали. В итоге, тем не менее, мы провели мониторинг, и рекомендовали (и все вузы прислушались) скорректировать стоимость обучения до уровня 2019 года.

- Вопросы безопасности: как вузы решают сейчас, есть опасения новых вспышек в университетах, в общежитиях?

- Опасения, конечно, всегда есть, надо быть честными. Несмотря на то, что по состоянию на сегодняшний день у нас массовых вспышек нет, каждый день приносит особые новости, и каждый день мы с замиранием сердца смотрим, что происходит. И мне кажется, здесь много зависит от развития эпидемиологической ситуации в целом в регионе, потому что все регионы разные. Мы знаем: где-то есть регионы в "красной" зоне, какие-то – в "желтой", какие-то – в "зеленой", и это сказывается. Это зависит от других обстоятельств, допустим, от количества иностранных студентов, от количества студентов из других регионов. И, конечно, базово это зависит от культуры, от соблюдения тех санитарных норм, которые установлены.

- Владимир Путин поручил кабмину разработать дополнительные меры поддержки образования в период пандемии. Какие меры разрабатываются? Что сейчас требуется?

- Да, президент дал такое поручение в дополнение к тому поручению, которое было дано еще в начале лета. Мы сейчас как раз анализируем финансовое состояние вузов, и уже в октябре, исходя из этого анализа, вузы получат дополнительную финансовую поддержку. Надо сказать, что летом мы такую поддержку оказали – больше 8 миллиардов, а если быть точным – 8 миллиардов 122 миллиона 900 тысяч вузам перечислили с целью поддержки в условиях пандемии.