0
2630
Газета Культура Печатная версия

26.04.2017 00:01:00

Вячеслав Самодуров: "Сюжетно балеты Мариуса Петипа мне воспринимать сложно – я не любитель бразильских сериалов"

Худрук Екатеринбургского балета – о праздновании 200-летия со дня рождения легендарного хореографа

Тэги: мариус петипа, наследие, балет, хореография, екатеринбург, театр, вячеслав самодуров, интервью


Екатеринбургский театр во главе с Самодуровым (справа) получил «Золотую маску-2017» за балет «Ромео и Джульетта». Фото Дмитрия Дубинского с сайта www.goldenmask.ru

Еще два года назад президент России издал указ о праздновании в 2018 году 200-летия со дня рождения Мариуса Петипа – хореографа, создавшего современный русский балет и подарившего миру репертуар, без которого не может существовать ни один балетный театр. «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Баядерка», «Раймонда», «Корсар» – лишь крохи его наследия, основная часть которого была утрачена в революциях и войнах.

Первым свою программу юбилейного сезона Петипа объявил Екатеринбургский театр оперы и балета. Балетный критик Анна ГАЛАЙДА узнала у художественного руководителя труппы Вячеслава САМОДУРОВА, что такое хореография Петипа сегодня и как готовится уральский балет к памятной дате.

С вашей точки зрения, какое место занимает Петипа в современном балетном мире?

– Для меня балеты Петипа – универсальная вещь, как музыка Баха. На какой кастрюле ни сыграй, все звучит хорошо. Его спектакли (или то, что мы за них принимаем) мы видим через сильно искаженное зеркало. Многие годы они подвергались редактированию. Но даже в этом виде они несут достаточно мощный фон радиации. Для нас Петипа важен по нескольким причинам. Самая простая – циничная. Мариус Иванович – это касса. И он - великий хореограф. По долгу службы я смотрю все балетные спектакли нашего театра, вглядываюсь в хореографию. Балеты Петипа – это грандиозные балеты. Я говорю не про нарратив этих спектаклей, а про их абстрактную составляющую – танцы, хореографию, танцевальные структуры. 

Традиционно «домом Петипа» считается Мариинский театр, где он работал почти 60 лет. Какая связь у него с Екатеринбургом?

– С учетом того, что Мариус Иванович заложил в России классическую балетную школу, все, что ни делается в нашем театре, я вижу сопричастным тому, что он когда-то создал. В последние несколько лет мы возвращаемся к его спектаклям. Они нас вдохновляют. 

Сегодня к наследию Петипа есть разные подходы. Какие для премьер следующего сезона выбрали вы?

– С его наследием нужно работать осмысленно. Над балетом «Пахита» работа началась несколько лет тому назад. Когда я понял, что премьера попадает на Год Петипа, решил, что ему надо составить компанию. 

Я люблю реконструкции старинных спектаклей, и в марте мы покажем двухактный балет «Арлекинада», который будет возобновлять Юрий Бурлака, специалист по старинной классике. «Арлекинада» – тот редкий случай, когда сохранился полный паспорт спектакля – все декорации, костюмы, нотный материал и нотация – запись спектакля. Поэтому «Арлекинада» – наша попытка взглянуть в прошлое, полная реконструкция спектакля с декорациями по эскизам Ореста Аллегри и костюмами по эскизам Евгения Пономарева 1900 года.

В ноябре будет премьера «Пахиты» в постановке Сергея Вихарева и Павла Гершензона. Она отражает другой способ обращения с классическим наследием. С одной стороны, это восстановление хореографии по записям начала ХХ века, с другой – для этого спектакля заказывается новая партитура композитору Юрию Красавину, который перерабатывает оригинальную музыку Дельдевеза, Минкуса и Дриго. Когда я смотрю их версию «Тщетной предосторожности» Петипа, которую они сделали у нас в Екатеринбурге несколько лет назад, меня не покидает чувство, что я вижу балет XIX века и в то же время ощущаю себя в XXI. Благодаря им музейный объект снова становится актуальным.

А какой материал вы выбрали для себя?

– В конце юбилейного сезона я сам буду ставить «Приказ короля». Был у Петипа такой балет, но от него ничего не сохранилось. Мы взяли за основу сразу несколько либретто его балетов и «переплавили» их в наших «сталелитейных печах». Это скорее попытка взглянуть на стереотип балета Петипа, нежели отсылка к конкретному названию. Его спектакли для меня универсальны. Они способны выдержать любую переработку, результат зависит только от совести и вкуса человека. Сюжетно мне их воспринимать сложно – я не любитель бразильских сериалов. Но главным в них всегда был танец. Поэтому у Петипа мы берем идеи. Для «Приказа короля» тоже заказана новая партитура Анатолию Королеву, профессору Петербургской консерватории. За сценографию отвечает Зиновий Марголин, и он сказал мне, что я втянул его в самый сложный проект, который ему приходилось делать. Художником по костюмам приглашена Анастасия Нефедова (Электротеатр «Станиславский»).


Читайте также