0
8932
Газета От редакции Интернет-версия

14.10.2021 12:26:00

Рассчитывать на отмену закона об иностранных агентах не приходится

Борьба Запада с Россией Путина неизбежно ведет к нарастанию в стране реакционного духа

Тэги: путин, власть, иноагенты, нко, политика, общество, идеология, единая россия, внешняя политика, внутренняя политика, сша, ес, экономика, выборы, репрессии, оппохиция, холодная война


Владимир Путин, как всем известно, человек не очень идеологический. В классическом смысле слова. Был коммунистом, верил в коммунистические идеалы, а потом работал с Собчаком, самым отъявленным критиком коммунизма перестроечной эпохи. Поэтому Путин на посту президента никакую идеологию не продвигал. У него, безусловно, есть некая сформированная жизнью система ценностей с ядром в виде уличной, пацанской справедливости. Это обстоятельство на все годы его президентства предопределило внутреннюю и внешнюю политику России. Интерпретация действующего законодательства для Путина – прежде всего не буква, а дух той самой дворовой справедливости. В основе которой лежит ответ ударом на удар.

Отсутствие идеологии объясняет, почему партия «Единая Россия» была задумана как партия функциональная, а не идеологическая. С единственной функцией – беззаветная поддержка любых решений президента. Подчеркнем – любых.

Однако нельзя не заметить общий консервативный, антилиберальный уклон в эволюции взглядов Путина на проблемы внутренней и внешней политики. Этот уклон привел к ужесточению позиции как в отношении прав и свобод внутри страны, так и в отношениях с Западом.

Во внутренней политике и федеральных СМИ на ведущие позиции начали выходить политики, общественные деятели и журналисты не просто с консервативными, но откровенно реакционными взглядами. Они принялись агрессивно оправдывать классовую борьбу большевиков, советские репрессии против врагов народа, борьбу с диссидентами, ввод войск в Чехословакию и Афганистан. В стране быстро формировалась атмосфера нетерпимости к инакомыслию и огульного подозрения ко всему иностранному. И это на фоне некритического взгляда на Китай с его авторитарно-партийной системой руководства государством и обществом, цензурой и жестким курсом в отношении этнических и религиозных меньшинств.

Таким образом, официальное отсутствие идеологии было замещено идеологией реакционной, носителями которой стали конкретные физические лица, с институциональным влиянием на процесс формирования и принятия решений.

Тем временем выдвинутые Конгрессом США обвинения Москвы во вмешательстве в американские выборы 2016 года привели к эскалации дискриминационных внесудебных решений, направленных против российских граждан и компаний. Гнев американцев, а потом и европейцев был направлен на незаконность попыток России «посеять вражду, внести раскол в западное общество и внушить недоверие к демократическим институтам Запада».

Когда Путин, отрицая сам факт вмешательства, тем не менее спрашивал американцев: «Разве не в интересах граждан США узнать, что аппарат Демпартии благоволит к Хиллари Клинтон в ущерб Берни Сандерсу?», ему отвечали: «Даже если это так, не суйте свой нос в наши дела! Разберемся сами, без внешнего вмешательства».

США и ЕС приступили к формированию фактически новой доктрины информационно-идеологического сдерживания России. На эти цели выделялись целевые финансы от 250 млн долл. в год.

Сегодня уже очевидны базовые направления информационной борьбы Запада с Россией Путина. Упор делается на разрушение репутации лично президента, его окружения, российского правящего класса в целом; дискредитацию российской избирательной системы, подготовку общественного мнения в России и мире к признанию исходной нелегитимности российских выборов и власти; продвижение в среду российской молодежи целого набора современных западных ценностей в качестве единственно верных.

Как следует из ряда публикаций секретаря Совета национальной безопасности Николая Патрушева, все указанные выше тенденции были им отслежены и доложены Путину. После чего они трансформировались в официально закрепленный список угроз нацбезопасности РФ.

Поскольку симметрично ответить на действия Запада наша страна не могла, начался поиск решений асимметричных. В первую очередь обратили внимание на всевозможные культурные центры и инициативы западных государств на нашей территории. Потом вгляделись в НКО. Теперь через лупу посмотрели на СМИ и источники их финансирования. На очереди – образовательные учреждения.

Около года назад высокопоставленным чиновником была названа цифра в 72 млрд руб., которые получают от Запада различные активисты в России. Совбез эту сумму заграничных инвестиций в наше гражданское общество расценил как официальный масштаб информационно-идеологической диверсии.

Вне указанного контекста как реальности понять логику масштабного расширения списка иностранных агентов и нежелательных организаций невозможно. Когда ключевые лица, принимающие решения, убеждены, что почти все грантополучатели реализуют чужые/враждебные цели, рассчитывать на отмену закона об иностранных агентах – утопично. Когда у властей спрашивают: «А разве коррупция разоблаченных в громких расследованиях лиц – не реальность?», они отвечают: «Разберемся сами, и перестаньте за иностранные деньги сеять в обществе раскол, недоверие к российской демократии и институтам власти».

Холодная война сегодня – факт. В этих условиях получать деньги с Запада и с территории России продолжать разоблачать Путина и Ко не получится. Шансов нет. Самые шустрые и удачливые активисты уедут и будут гнуть свою линию из соседних заграниц.

В сложившейся ситуации неизбежно будет нарастать черно-белая поляризация в нашем обществе: за или против. Усиление реакционного духа, репрессии.

Ничего, в общем, хорошего…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также