0
24799
Газета Печатная версия

07.06.2021 17:07:00

Карбоновое земледелие – новое направление в климатическом противостоянии

В Высшей школе экономики знают, как России выбраться из углеродной ловушки

Тэги: климат, карбоновое земледелие, углеродные квоты, углеродоемкий экспорт, торговые барьеры


Российские леса обладают огромной поглотительной способностью СО2 и это позволяет решать с помощью компенсаторных механизмов проблемы высокоуглеродного экспорта. Фото Reuters

Россия может зарабатывать более 50 млрд долл. в год на мировых рынках углеродных квот, если будет развивать карбоновое земледелие, утверждается в работе «Битва за климат. Карбоновое земледелие», вышедшей в Высшей школе экономики.

Традиционно основной движущей силой международной климатической повестки выступает Европейский союз. В последние десятилетия борьба с изменением климата стала одним из основных лейтмотивов его внутренней и внешней политики. Эти идеи получили отражение в приоритетных направлениях работы Европейской комиссии нового состава на 2019–2024 годы. Основополагающим документом для реализации европейских инициатив в данной области является стратегия «Европейский зеленый курс» (European Green Deal), представленная Европейской комиссией в декабре 2019 года. Заявленная в рамках зеленого курса цель – достижение углеродной нейтральности ЕС к 2050 году. Ссылаясь на риски недостижения цели Парижского соглашения из-за неамбициозности принимаемых его участниками на себя обязательств, ЕС исходит из необходимости введения пограничных углеродных барьеров, предполагающих взимание дополнительных сборов на импортные товары, произведенные в странах с недопустимо низким уровнем климатического регулирования.

Принуждение к повиновению

Комитет Европейского парламента по международной торговле призывает к тому, чтобы Парижское соглашение и установленная им цель об удержании роста температуры Земли в пределах 1,5 градуса по Цельсию стали «одним из основных руководящих принципов» торговой политики ЕС, с которым «должны быть синхронизированы все инициативы в сфере торговли и инструменты по их реализации». Ключевой инициативой является проект введения «пограничного корректирующего углеродного механизма», суть которого сводится к взиманию сбора с ввозимой на территорию ЕС продукции с высоким углеродным следом. Фактически речь идет об одностороннем принуждении Европейским союзом своих торговых партнеров к реализации климатических мер, аналогичных по масштабу тем, что проводит сам ЕС. Заявления о высоком приоритете климатической повестки делает и новый президент США. Процесс выхода климатических проблем на первый план международной повестки становится необратимым. Весьма вероятно, что угроза утраты доли европейского рынка подвигнет многих торговых партнеров ЕС к принятию радикальных мер противодействия климатическим изменениям, а значит, в перспективе и к возведению аналогичных торговых барьеров для защиты собственных производителей от зарубежной продукции, в цену которой не включены затраты на борьбу с изменением климата. Если конкретную форму реализации пограничного механизма ЕС при наличии в нем, например, дискриминационных элементов и можно будет оспорить в международных судебных инстанциях, перспективы признания нелегитимной самой идеи такого механизма не представляются серьезными. Введение пограничных углеродных сборов – лишь одно из проявлений зеленого развития мировой экономики. Помимо усиления национальных политик сокращения выбросов (к настоящему времени уже 127 стран заявили о планах достижения углеродной нейтральности, включая Китай и США), все большее количество крупных инвестиционных фондов, пенсионных фондов, страховых компаний и иных институциональных инвесторов обозначают планы о выводе активов из угольных, нефтяных и даже газовых проектов. В корпоративном секторе вводятся отраслевые системы контроля и регулирования выбросов (в том числе система Corsia в международной гражданской авиации); в мировом масштабе очень быстро растет число компаний, которые стремятся к сокращению углеродного следа вдоль всей цепочки добавленной стоимости, ориентируясь на растущие со стороны инвесторов требования к раскрытию климатической отчетности.

Торговые барьеры нового типа

Карбоновое земледелие в АПК и лесном хозяйстве может также стать инструментом преодоления торговых барьеров для углеродоемкого экспорта, включая агроэкспорт. 26 мая в пресс-центре ТАСС прошла презентация доклада «Битва за климат: карбоновое земледелие как ставка России».

Планы ЕС по введению пограничного корректирующего углеродного механизма подтолкнули многих производителей углеродоемкой продукции, экспортируемой в ЕС, к пересмотру своей углеродной стратегии. За последние несколько месяцев стало понятно, что появление такого механизма в том или ином виде неизбежно. Более того, аналогичные меры могут быть приняты и в США: программа нового президента прямо предусматривает введение «корректирующего углеродного сбора» в отношении стран, «не исполняющих обязательства по климату и охране окружающей среды». В случае реализации этого сценария велика вероятность срабатывания эффекта домино: экспортеры на эти рынки будут вынуждены переходить на более высокие углеродные стандарты стран-импортеров, а значит, и защищать своих производителей аналогичными мерами. Непринятие Россией мер по разработке и реализации стратегии сокращения выбросов парниковых газов будет означать постепенное сужение экспортных рынков. Может оказаться, что переключиться с рынка ЕС будет попросту некуда: на других рынках воздвигнут аналогичные барьеры. Оспаривание «углеродных корректировок» во Всемирной торговой организации вряд ли приведет к желаемым результатам: если конкретные формы реализации механизма и могут быть признаны не соответствующими тем или иным нормам ВТО (например, о запрете на дискриминацию), сама идея такого механизма – в условиях его поддержки экономическими центрами мира, включая ЕС и США, и выхода вопросов изменения климата на первый план международной повестки – с высокой вероятностью будет признана легитимной. Кроме того, система разрешения споров ВТО на сегодня остается заблокированной (США препятствуют назначению членов Апелляционного органа, ссылаясь на нарушения в его работе; новая администрация пока не демонстрировала готовность менять ситуацию в обозримом будущем), поэтому подача жалобы в ближайшее время бесперспективна. Так, выиграв в прошлом году спор с ЕС об энергокорректировках, Россия не может требовать исполнения решения третейской группы, поскольку ЕС подал апелляцию в нефункционирующий Апелляционный орган, чем добился сохранения статуса-кво на неопределенный срок. Инициативы по введению цены на углерод – в виде углеродного налога или системы торговли выбросами – получают все большее распространение в мире, на сегодняшний день их уже насчитывается около 60. В одном лишь 2019 году начали работу 10 таких инициатив – столько же, сколько за три года до этого. Первый в Африке налог на углерод был введен в Южно-Африканской Республике (ЮАР), а первопроходцем в Азии стал Сингапур. С 1 февраля 2021 года национальная система торговли выбросами начала работу в Китае. В этих обстоятельствах одним из ключевых элементов ответа России на климатические угрозы и связанные с ними торговые барьеры может стать сельское и лесное хозяйство. Весьма вероятно, что в перспективе сельскохозяйственная продукция так или иначе подпадет под корректирующий механизм ЕС. С учетом того, что сельскохозяйственный сектор является предметом особой защиты в ЕС, нет оснований полагать, что, защищая конкуренцию на своем рынке с помощью углеродного корректирующего механизма, Еврокомиссия откажется от использования этого инструмента и для защиты европейского сельхозпроизводителя. Более того, на международном уровне начинает формироваться понимание, что в вопросе изменения климата сельхозпроизводство «не только источник проблемы, но и ключевой элемент решения». Если раньше сельское хозяйство воспринималось, с одной стороны, как одна из причин изменения климата, а с другой – как одна из основных его жертв и вопрос ставился только о сокращении воздействия климатических изменений на сельхозпроизводство и его адаптации к меняющемуся климату, то сегодня речь идет о том, что сельское хозяйство может стать источником технологий, обеспечивающих удаление (секвестрацию) парниковых газов из атмосферы. Методы хозяйствования, направленные на улавливание углерода из атмосферы, известны как карбоновое (или углеродное) земледелие. Суть карбонового земледелия состоит в увеличении почвенного углерода за счет повышения количества углерода, вносимого в почву, и снижения темпов потерь углерода в результате дыхания и эрозии почвы. Снижение выбросов парниковых газов, связанных с ведением сельского хозяйства, достигается среди прочего за счет минимизации использования агрохимикатов (удобрений, средств защиты растений). Во многом синонимичным карбоновому земледелию является понятие «регенеративного» (то есть восстановительного) сельского хозяйства, под которым понимается совокупность неразрушающих методов ведения сельского хозяйства, обеспечивающих восстановление почв в процессе хозяйствования. С помощью современных методов селекции можно получать регенеративные сорта с соответствующими признаками и техническими характеристиками. В рамках новой климатической повестки необходимо выведение сортов и видов сельхозрастений, в том числе принципиально новых, которые обладали бы способностью подавлять сорняки, противостоять вредителям и болезням без помощи агрохимии.

По углеродоемкости своей продукции Россия занимает первое место в мире. 
Источник: МЭА




















 Селекция такого рода сортов и видов более сложна, чем селекция для однородных, управляемых, высокопродуктивных систем. Но она необходима в условиях сокращающихся глобальных ресурсов при растущем населении планеты, а также с учетом неизбежного введения в агроиндустрию жестких углеродных стандартов, штрафов, квот. Предметом селекционной работы должны становиться неочевидные свойства и точечное воздействие на молекулярные механизмы, а не простые формулы типа «урожайность/затраты». Леса, в свою очередь, являются основным природным поглотителем парниковых газов в наземных экосистемах в мире. Будучи ведущей лесной державой мира, Россия располагает естественным природным капиталом в виде накопления лесами 625 млн т парниковых газов ежегодно. Это дает России значительные конкурентные преимущества, так как поглощение выбросов парниковых газов лесами происходит без существенных затрат со стороны государства, стоимость мероприятий по снижению выбросов – например, по тушению лесных пожаров – является умеренной (3 млрд руб. в год) по сравнению с другими видами мероприятий, например по повышению энергоэффективности в промышленности. В целом в России имеется огромный и до сих пор никак не использованный резерв снижения углеродного следа продукции за счет существующих защитных и иных категорий лесов на сельскохозяйственных землях. Леса, расположенные на сельскохозяйственных землях, имеют большое значение для поглощения парниковых газов. Если 1 га лесов на землях лесного фонда в среднем поглощает около 1 т парниковых газов в год, то 1 га защитных и противоэрозионных лесов на сельскохозяйственных землях – около 7 т в год, то есть в 7 раз больше. При этом, по разным оценкам, от 40 до 90 млн га сельскохозяйственных земель в России заросли лесом, который пока никак не учитывается в национальной статистике поглощения парниковых газов по причине того, что они не относятся к управляемым лесам. Лесная селекция должна быть направлена на получение сортов и видов с высокими темпами роста и высоким потенциалом секвестрации углерода в климатических условиях России. В последние годы наряду с активным распространением систем государственного регулирования выбросов парниковых газов, а также различных отраслевых систем регулирования выбросов быстрыми темпами развиваются добровольные схемы зачета сокращения выбросов на основе реализации инвестиционных проектов. Добровольные углеродные рынки представляют собой площадки для реализации сделок купли-продажи единиц сокращения выбросов парниковых газов. Стать участниками добровольных схем сокращения выбросов компании толкает как желание сократить выбросы парниковых газов из-за повышения инвестиционной привлекательности, так и наличие сопряженных выгод, в том числе усиление позиций на отдельных локальных рынках, куда поставляется продукция компании. Проекты охватывают разные сферы деятельности – от сокращения выбросов в сельском хозяйстве посредством уменьшения объемов используемых химических удобрений до повышения энергоэффективности производства и перехода на чистые источники энергии. Все большую популярность приобретают проекты в области лесного хозяйства и землепользования. Они имеют довольно широкую географию и реализуются более чем в 80 странах, однако большинство сконцентрировано в Индии, Китае, США, Турции и Бразилии. Таким образом, сельское и лесное хозяйство могут дать России возможность быть не объектом, а одним из ключевых субъектов глобальной климатической повестки, предлагать другим странам решения стоящих перед ними климатических вызовов и не только не потерять, но и выиграть в предлагаемых ей условиях.

Направления действий

По мнению авторов доклада, для реализации имеющегося потенциала России необходимо обеспечить прозрачность в части разработки регуляторно-правовой базы стандартов измерения и отчетности по выбросам парниковых газов, в том числе обеспечить мониторинг, верификацию, сертификацию проектов на основе уточнения научных знаний о поглощениях на сельскохозяйственных землях и в лесах, в том числе в рамках карбоновых полигонов; пересмотреть национальную количественную цель по сокращению выбросов парниковых газов в сторону ее ужесточения; запустить систему добровольных проектов для создания возможностей для российских компаний, заинтересованных в сокращении углеродного следа, по реализации проектов в этой сфере (это могут быть авиакомпании, подпадающие под CORSIA, либо компании, подпадающие под пограничное регулирование); двигаться к выстраиванию полноценной системы регулирования в стране со стимулами для компаний сокращать выбросы (на основе цены на углерод – в виде системы торговли выбросами, углеродного налога или их гибридной формы) с возможностью встраивания в нее добровольных проектов по сокращению выбросов (в том числе в секторах лесного хозяйства и землепользования); интенсифицировать переговорный процесс с ЕС по поводу зачета единиц сокращений в рамках российских проектов по сокращению выбросов – сначала в целях сокращения углеродного следа российских компаний, подпадающих под действие пограничного компенсационного углеродного механизма, затем – европейских компаний, охваченных Европейской системой торговли выбросов; синхронизировать регуляторно-правовую базу стандартов отчетности и верификации выбросов с международными стандартами, в том числе с подходами США, где проекты регенеративного земледелия уже запускаются; в рамках формирования национальной системы углеродного регулирования отдельно рассмотреть вопрос о создании собственного стандарта (или стандарта в рамках БРИКС) сертификации и верификации единиц сокращения выбросов, учитывающего все локальные особенности, а также усилить взаимодействие в рамках БРИКС (в перспективе – с целью создания системы взаимозачета сокращений); на стратегическом уровне выстраивать комплексную систему землепользования, основанную на учете экосистемных услуг, предоставляемых сельскохозяйственными землями и лесами, включая услуги поглощения выбросов парниковых газов; вовлечь фонд российских заброшенных сельскохозяйственных земель в периметр управляемых; уделить большее внимание подходам, связанным с уходом за лесом (борьба с облесением, защитное лесоразведение, повышение устойчивости лесонасаждений к изменениям климата, лесным пожарам, болезням, борьба с эрозией); в целом усилить контроль за счет выполнения Стратегии защитного лесоразведения в России и облесения; уделить внимание проектам, направленным на усиление профилактики лесных пожаров и сельхозпалов (со стороны арендаторов лесного фонда, а также сельхозпользователей, соседствующих с лесным фондом), совершенствованию охраны лесов от пожаров; поставить задачу для российской селекции по подготовке новых сортов для целей карбонового земледелия и лесных проектов. В частности, одной из подзадач будет выведение сортов, способствующих поглощению парниковых газов; поставить задачу поддержки экспорта для новых продуктов карбонового земледелия; рассмотреть возможность создания фонда поддержки инициатив карбонового земледелия и предусмотреть механизмы его финансирования.

Первым шагом в предложенном направлении могли бы стать карбоновые полигоны. Как известно, в России выделены семь пилотных регионов: Калининградская, Сахалинская, Свердловская, Новосибирская и Тюменская области, Республика Чечня и Краснодарский край. На примере этих регионов будет разрабатываться методика измерения потоков баланса основных парниковых газов для снижения их выброса. И карбоновые полигоны как раз и являются частью исполнения Указа президента РФ о разработке данной методики. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...