0
1115
Газета Non-fiction Печатная версия

25.08.2021 20:30:00

От Севастополя до Бизерты

Эвакуация Белой армии глазами ее участников

Тэги: история, россия, гражданская война, первая мировая война, белогвардейцы, врангель, эвакуация, беженцы, флот, эсминец, ледокол, крым, севастополь, евпатория, ялта, феодосия, бизерта, эмиграция, шторм, маяковский


Над Черным морем, над белым Крымом... Б. Дюваль. Линкор «Генерал Алексеев», эскортируемый канонерской лодкой «Дедениез», на заднем плане – пароход «Далланд». Иллюстрация из книги

Название книги отсылает к заключительной строчке стихотворения поэта-эмигранта Владимира Смоленского «Над Черным морем, над белым Крымом…». Сам же сборник, вышедший под редакцией историка Никиты Кузнецова, включил в себя ранее не публиковавшиеся мемуары, а также свидетельства, печатавшиеся в малотиражной периодике русского зарубежья.

Воспоминания рисуют непростую картину эвакуации. Несмотря на то что еще весной 1920 года, став во главе армии, барон Петр Врангель распорядился подготовить корабли и суда для вывоза армии и всех желающих гражданских беженцев из Крыма, ранние ноябрьские заморозки, позволившие красным форсировать Сиваш и создать на фронте положение, близкое к катастрофе, привели к «внеплановому» ее началу. Ситуация усугублялась проблемами с топливом. Донецкий угольный бассейн был потерян белогвардейцами еще в конце 1919 года. Не было мощностей для добычи (шельф Черного моря) и производства нефти. Кроме того, многие корабли и суда за годы Первой мировой и Гражданской войн находились в крайне неудовлетворительном состоянии и нуждались в ремонте. В то же время, по свидетельству хорошо информированного об обстановке капитана Николая Гутана, ремонтные мастерские обладали лишь 33% состава сотрудников от довоенного штата.

В обывательском сознании при словах «белый исход» сразу встает картинка давки на севастопольском причале из знаменитого фильма «Служили два товарища» и не менее известные строчки Владимира Маяковского из поэмы «Хорошо»: «Наши наседали, крыли по трапам, кашей грузился последний эшелон». В реальности, как свидетельствует тот же Гутан, беженцы и военные были изначально распределены по целому ряду портов – Севастополь, Евпатория, Ялта, Феодосия, Керчь, куда и отходили в соответствии с распоряжениями командующего флотом вице-адмиралом Михаилом Кедровым.

«…Мы уходили за море
с Врангелем». Крымский исход
1920 года: хроника
и воспоминания.– М.:
Содружество «Посев»,
2020. – 324 с.
Естественно, не обходилось без происшествий. Следствием не выполненного вовремя ремонта были поломки как у флагманского дредноута «Генерал Алексеев», так и у рядового транспорта «Добыча». У последнего одновременно дали течь оба котла. Еще один белый офицер, Александр Воеводин, часть пути эвакуации проведший на эсминце «Гневный», честно признавался: «Все плавание от Севастополя до Константинополя и от Константинополя до самой Бизерты – счастливая случайность. «Гневный» был брошен в Севастополе у пристани портового завода, где стоял на ремонте Многие вспомогательные механизмы на «Гневном» перебирались, каюты и кубрики ремонтировались, машинные отделения (две турбины) и кочегарки тоже, кингстоны не в порядке, даже ручек на дверях кают нет». В итоге корабль отправили на буксире однотипного с ним эсминца «Пылкий». И это уже само по себе представляло опасность – ведь шедший аналогичным образом эсминец «Живой» утонул со всем экипажем и беженцами. Кроме того, на «Гневный» забыли погрузить воду и продовольствие для расположившихся на его борту казаков. Поэтому, как вспоминал Воеводин, пришлось прострелить котлы паротурбинной силовой установки (все равно корабль двигался не своим ходом) и получить воду из них (продовольствием поделилась команда и беженцы с «Пылкого»).

Другой трудностью, в первую очередь для непривычных к морской службе лиц (как военных, так и гражданских), был шторм. Хотя в дни эвакуации стояла довольно тихая погода, без шторма, увы, все же не обошлось. О его силе, а она достигала 7 баллов, свидетельствует приведенная в книге «радиотелеграмма» с борта ледокола «Илья Муромец», ведшего на буксире вспомогательный крейсер «Алмаз»: «Алмаз» штормует. Еле держимся против волны. Буксиры ненадежны».

Тем не менее эвакуация прошла успешно. На свыше чем 120 кораблях и судах в изгнание отправилось более 145 000 человек, около 117 000 военнослужащих, включая 6600 раненых, и 28 000 гражданских лиц.

Вот так и «плыли завтрашние галлиполийцы, плыли вчерашние русские», как писал все тот же Маяковский. Хотя разве эмиграция предполагает обязательный отказ от своих культурных корней?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также