0
853
Газета Политика Печатная версия

21.03.2006 00:00:00

Не поддаться на блеф Евросоюза

Тимофей Бордачев

Об авторе: Тимофей Вячеславович Бордачев - кандидат политических наук, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, руководитель Центра прикладных исследований Россия-ЕС.

Тэги: энергетика, ес, баррозу


В минувшую пятницу состоялся визит в Москву главы Комиссии ЕС (КЕС) Жозе Мануэла Дурана Баррозу. Среди обсуждавшихся тем на первом месте стояла энергетика. Приближается июльский саммит G8 в Санкт-Петербурге, и энергетические отношения занимают в российско-европейской повестке дня все более весомое место. Второй не менее важной проблемой московских переговоров главы КЕС стала модернизация политико-правовой базы Россия–ЕС, до сих пор основывавшейся на истекающем в 2007 г. Соглашении о партнерстве и сотрудничестве (СПС).

В последние три года отношения между Россией и Европейским союзом (ЕС) развиваются стабильно, без серьезных срывов и на основе прагматичной оценки возможностей и перспектив партнеров. Успешно преодолены последствия жесткой дискуссии по вопросу о калининградском транзите, снят ряд существенных претензий ЕС по поводу мирного урегулирования в Чеченской Республике, а в мае 2004 г. подписан протокол о завершении двусторонних переговоров о вступлении России в ВТО. Начался диалог сторон в сфере энергетики.

Вместе с тем завершение срока действия СПС от 1994 г. и осознанная необходимость его замены ведут к тому, что ближайший год станет периодом активного дипломатического взаимодействия и борьбы за то, как будет выглядеть новый политико-правовой формат отношений. В ходе этой борьбы у России есть возможность подтвердить способность самостоятельно формулировать и отстаивать позицию по важнейшим вопросам своей внешней политики.

Практика свидетельствует, что, проявляя волевые качества по частным, пусть даже и исключительно важным вопросам, российская дипломатия иногда пасует в любимой Брюсселем бюрократической игре. К сожалению, Москве не всегда удается разглядеть набор внешнеполитических инструментов Комиссии ЕС в «гламурных» текстах совместных планов построения «общих и единых» пространств экономики, безопасности и культуры. Возможно, проблема в недостаточных человеческих ресурсах профильных российских ведомств. Также российской политике недостает пока и общественной поддержки, экспертизы и «интеллектуальной разведки» на направлении ЕС.

Подготовка нового политико-правового формата отношений с ЕС потребует максимальной концентрации дипломатических и экспертных усилий. Особенно в тот период, когда Россия все более уверенно пытается зафиксировать свое положение одной из ведущих мировых держав, а Европейский союз находится в полосе системного кризиса, начавшегося после провала европейской Конституции на референдумах во Франции и Нидерландах в 2005 г.

Со стороны России было бы наиболее правильным не пытаться выстроить громоздкую конструкцию на манер истекающего в 2007 г. СПС или совершенно нечитаемых «дорожных карт» четырех общих пространств, одобренных на саммите в мае 2005 года. Вместо этого можно было бы принять общую внятную политическую декларацию, к которой будут прилагаться до 15 секторальных соглашений и соглашений по уже идущим диалогам, например, в области энергетики.

Несмотря на логичность такой российской позиции, можно с большой долей уверенности предсказать, что она вызовет сдержанную реакцию со стороны Брюсселя. Затем последуют заявления о том, что Россия не заинтересована в подготовке нового договора. Однако, вступая в переговорный процесс с ЕС, необходимо отдавать себе отчет в том, что неискренность и блеф являются естественными инструментами ведения дел КЕС, которая вынуждена на протяжении десятилетий отстаивать свое право на существование в борьбе с национальными элитами стран-членов.

Несмотря на внешний лоск и безупречную взаимную вежливость, эта борьба ведется ежечасно и самыми жесткими методами. Для ЕС такая практика является совершенно нормальной и не противоречит дружественному и конструктивному характеру взаимоотношений внутри сообщества. Последней иллюстрацией стала недавняя схватка по вопросу формирования бюджета ЕС на 2007–2013 гг.

Правила борьбы внутри Евросоюза переносятся и на взаимодействие с внешними партнерами. Так, КЕС (директораты «Торговля» и «Транспорт») почти два года вела с Россией диалог по транзитным воздушным коридорам над Сибирью. При этом юридические права на такие переговоры были запрошены КЕС у стран-членов только в феврале этого года. То есть на протяжении ряда лет официальный Брюссель вводил Россию в заблуждение и обсуждал тему, дискутировать по которой не имел прав.

Комиссия ЕС жестко увязывает вопрос о транссибирских пролетах с перспективой вступления России в ВТО. Тем самым евробюрократия открыто заявляет о возможности отзыва своей подписи под двусторонним соглашением о присоединении РФ к Всемирной торговой организации.

Необходимо осознавать, что даже частичный пересмотр условий «сделки» по ВТО станет для Евросоюза основанием для пересмотра других вопросов, в первую очередь в сфере энергетики, внутреннего ценообразования на российские энергоресурсы и доступа к транзитным трубопроводам, сооруженным на российские деньги. Есть основания полагать, что если Россия уступит сейчас, вопрос о ратификации нами договора и Транзитного протокола к Энергетической хартии станет следующим, по которому КЕС будет оказывать давление в увязке с перспективой вступления России в ВТО.

С учетом таких особенностей ведения дел Комиссией ЕС российских переговорщиков вряд ли должны смущать заявления представителей Евросоюза о завышенных требованиях России. Целью такого поведения будет не более чем затягивание времени, необходимого ЕС для подготовки собственной версии нового договора. Здесь России важно не расслабиться, сославшись на вялую реакцию ЕС. Отсутствие дипломатической активности и диалога в 2006 г. может привести к внезапному появлению весной-летом следующего года проекта КЕС, мощную поддержку которому окажет Германия, которая будет с января по июнь 2007 г. исполнять в Евросоюзе функции страны-председателя. Есть риск, что при таком развитии событий российская дипломатия сможет только отредактировать предложенный ЕС вариант, согласившись на замену Соглашения 1994 г. новым масштабным договором, который в действительности станет всего лишь инструментом политики ЕС в отношении России.

Избежать этого Россия сможет в том случае, если сохранит собственное видение будущего политико-правовых отношений с Евросоюзом, обеспечит ему широкую экспертную и общественную поддержку. Большая игра начинается.


Читайте также