0
410
Газета Вооружения Интернет-версия

02.09.2021 20:32:30

Стратегическая стабильность, сдерживание устрашением и ядерный симбиоз

Значение атомного оружия в мировой геополитике возрастает

Маркелл Бойцов

Об авторе: Маркелл Федорович Бойцов – майор в отставке.

Тэги: ссср, россия, сша, китай, ядерное оружие, сдерживание


Баллистические ракеты с ядерными боеголовками гарантированно обеспечивают защиту от крупномасштабной агрессии. Фото с сайта www.mil.ru

В основе безопасности современного мира – ядерный потенциал девяти стран с почти половиной населения человечества. На планете Земля мирное сосуществование держится на стратегической стабильности. Стратегическая стабильность зиждется на понимании политическим руководством крупнейших ядерных держав бессмысленности ядерной войны и на убеждении в том, что в ядерной войне победителей не будет и что поэтому ее нельзя вести никогда. Стратегическая стабильность – цель стратегического ядерного сдерживания устрашением. Стратегическое ядерное сдерживание устрашением – это постоянно действующая угроза агрессору получить за свое нападение возмездие ядерным оружием с нанесением агрессору неприемлемого для него ущерба.

Кот Леопольд, персонаж известного мультфильма, произнося свой бессмертный призыв «Ребята, давайте жить дружно!», несомненно, обращался и к ядерным странам, две из которых перебрали с количеством накопленных непосильным трудом ядерных боезарядов (ЯБЗ), чтобы потом начать от них избавляться, а часть остальных стран стремилась добрать, чтобы сравниться друг с другом по числу ЯБЗ.

Термин «стратегическая стабильность» в отношениях между двумя сверхдержавами появился в США в 1969 году с приходом к власти президента Ричарда Никсона.

Уступая США в ядерной гонке по числу ЯБЗ и превосходя США по количеству носителей ядерного оружия в стратегических ядерных силах (СЯС), СССР добился определенного паритета с Соединенными Штатами в возможностях по созданию опустошительных последствий для оппонента в ядерной войне.

ПАТ, СПОСОБСТВУЮЩИЙ БЛАГОРАЗУМИЮ

Отражением сложившегося относительного равенства возможностей стало появление в США в 1969–1974 годах концепций «стратегической достаточности», «существенной эквивалентности» и «грубой эквивалентности». В 1971 году было заключено бессрочное Соглашение о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны между СССР и США, а в 1972 году в «Основах взаимоотношений между СССР и США» обе страны согласились, что «в ядерный век не существует иной основы для поддержания отношений между ними, кроме мирного сосуществования» и что «они будут всегда проявлять сдержанность в своих взаимоотношениях». В 1972 году Временное соглашение между СССР и США о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1, SALT-1), рассчитанное на пять лет действия, стало первой попыткой ограничить хоть некоторые виды ядерных вооружений. Напомню формулировку Джона Коллинза в его вышедшем в 1973 году классическом труде «Большая стратегия»: «Стабильность – это состояние стратегического равновесия или пата, способствующее сдержанности и благоразумию».

Термин «стратегическая стабильность» получил прописку в советско-американском Договоре ОСВ-2 в 1979 году. В 1990 году в советско-американском коммюнике под «стратегической стабильностью» понималось «такое соотношение стратегических сил СССР и США, при котором отсутствует стимул для нанесения первого удара». В документе КНШ ВС США от 1993 года «Доктрина ядерных операций» давалось такое определение стратегической стабильности: «Баланс военных возможностей между Соединенными Штатами и потенциальными противниками, который ослабляет побуждения потенциальных противников искать решающее военное преимущество или начинать конфликт».

О том, что такое «стратегическое равновесие», можно судить по следующим цифровым показателям. На день подписания в 1991 году советско-американского Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1, START-1) СССР имел в СЯС 2500 носителей и средств доставки с 10 271 ЯБЗ, а США – 2222 носителя и средства доставки с 10 371 ЯБЗ. На март 2021 года по условиям зачетов, предусмотренных Договором СНВ-3 (New START) от 2010 года, США числили у себя развернутыми 651 носитель и средство доставки с 1357 ЯБЗ, а РФ соответственно 517 и 1456 (при установленном договором потолке в 700 развернутых носителей и средств доставки с 1550 развернутыми ЯБЗ для каждой страны).

Теперь посмотрим, что подразумевается под «ядерным патом». Из открытых документов Министерства обороны США раньше можно было получить сравнительные оценки ядерных потенциалов СЯС СССР и США до и после обмена контрсиловыми ударами за каждый год в период 1975–1988 годов. Судя по графикам, в 1979–1987 годах СССР располагал бы после взаимных контрсиловых ударов не менее чем 1400 выжившими ЯБЗ (при этом, если полагаться на расчеты другого источника, уровень доставляемых ЯБЗ составил бы 75–80% от выживших). Несомненно, что это позволяло СЯС СССР гарантированно причинить Соединенным Штатам неприемлемый для них демографический и экономический ущерб. Даже в тяжелый 1998 год в любых условиях обстановки СЯС РФ могли гарантированно доставить к назначенным объектам поражения 600 из 6000 ЯБЗ. Вот так разработанная американцами стратегия «гарантированного уничтожения» СССР превратилась в стратегию «взаимного гарантированного уничтожения». В США и в СССР осознали, что обновление и увеличение стратегических ядерных вооружений не дало стопроцентной гарантии уничтожения СЯС противника даже в первом (превентивном или упреждающем) ударе, что ядерное нападение не останется безнаказанным, а агрессора ждет неотвратимое возмездие.

Вот пример, показывающий выгоду придерживаться ядерного пата (признания невозможности безнаказанного применения ядерного оружия). В 1979 году в США на одном из учений отыгрывался такой сценарий действий их СЯС, обладавших в то время 9200 ЯБЗ в боеготовых силах. СЯС США в ответно-встречном ударе дежурных сил по объектам всех категорий в СССР, включая объекты в 200 крупнейших городах, используют около 40% своего ядерного боезапаса. В последующие три-пять месяцев 10 или более ПЛАРБ США, составлявших гарантированный ядерный резерв, осуществляют подавление непораженных и вновь выявленных объектов в СССР. Результат этого учения: отказ от ядерного пата одной страны приводит к ядерному мату для двух стран.

Как видно, составляющими стратегической стабильности в отношениях между нашей страной и США являются: равновесие СЯС, отсутствие побуждения искать решающее стратегическое военное преимущество, отсутствие стимула для первого удара, признание невозможности безнаказанного применения ядерного оружия против соперника, признание необходимости мирного сосуществования, сдержанность и благоразумие.

СДЕРЖИВАНИЕ УСТРАШЕНИЕМ

Перейдем к стратегическому сдерживанию устрашением. После завершения Второй мировой войны США приступили к сдерживанию (containment) влияния СССР на страны мира. Утратив неуязвимость своей территории от ядерного оружия СССР, США начали сдерживание устрашением (deterrence) нашей страны своим ядерным оружием, позже его стали именовать также и как «ядерное сдерживание устрашением». В 1990-е годы в США перешли на использование термина «стратегическое сдерживание устрашением». Ядерное сдерживание устрашением в США подразделяется на стратегическое (России и Китая) в интересах только США и расширенное (России, Китая, Северной Кореи) в интересах стран НАТО, Японии и Южной Кореи. Ядерное сдерживание устрашением осуществляется в диапазоне от минимального (угрозой применения ядерного оружия по нескольким или нескольким десяткам городов потенциального противника) по максимальное. США не придерживаются минимального сдерживания устрашением. Стратегическое ядерное сдерживание устрашением осуществляют боеготовые стратегические ядерные силы США, часть которых находится в высшей готовности к применению (дежурные силы), а остальные, включая гарантированный ядерный резерв, в пониженной. Политики могут говорить, что ядерная война невозможна, но военные обязаны быть готовы к такой войне и к действиям по применению ядерного оружия в соответствии с постоянно действующими планами, быстро создаваемыми новыми планами и указанием военно-политического руководства.

Постоянно действующие планы предусматривают нанесение упреждающих, ответно-встречных и ответных вариантов ядерных ударов (о способности СЯС США нанести упреждающий удар в определенных обстоятельствах сообщали Конгрессу в период правления президента Дональда Трампа высшие должностные лица Министерства обороны). Ранее применение СЯС США в соответствии с постоянно действовавшими планами предусматривалось в виде массированных, выборочных и ограниченных ударов, теперь – в виде ограниченных и градуированных ударов (о существовании планов неограниченных ядерных ударов предпочитают не говорить).

Выполнение постоянно действующих планов основано на контрсиловом нацеливании (по объектам СЯС, государственного и военного управления) и на контрценностном нацеливании (по работающим на войну объектам экономики). В документе Министерства обороны от 2013 года Стратегия применения ядерного оружия Соединенными Штатами сообщалось, что США намерены сохранять существенные контрсиловые возможности против потенциальных противников. Примечательно, что в США никогда не говорили, что их СЯС нацелены только на военные объекты и что они не будут наносить удары по военным объектам в городах.

Пример для подтверждения возможностей ядерного сдерживания устрашением. Существовавшим в 1971 году планом SIOP СЯС США (он предусматривал поражение важнейших стационарных объектов противников) намечалось нанесение двух выборочных и одного массированного ударов в упреждающем и ответном вариантах действий. Объектами категории А были СЯС, категории В – военные силы и ресурсы вне городов, категории С – военные силы и ресурсы в городах, промышленность в городах. Нанесение упреждающих ударов намечалось либо по 1700 сооружениям категории А с использованием 3200 ЯБЗ, либо по 2200 сооружениям категорий А и В с применением 3500 ЯБЗ, либо по всем 6500 сооружениям категорий А, В и С с расходом 4200 ЯБЗ.

В России используется термин «ядерное сдерживание», в США – «ядерное сдерживание устрашением» или «стратегическое сдерживание устрашением» (осуществляемое преимущественно ядерным, а также неядерным обычным оружием). По действующему в РФ положению, «Ядерное сдерживание направлено на обеспечение понимания потенциальным противником неотвратимости возмездия в случае агрессии против РФ и (или) ее союзников. Ядерное сдерживание обеспечивается наличием в составе ВС РФ боеготовых сил и средств, способных путем применения ядерного оружия гарантированно нанести неприемлемый ущерб потенциальному противнику в любых условиях обстановки, а также готовностью и решительностью РФ применить такое оружие. Ядерное сдерживание осуществляется непрерывно в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время вплоть до начала применения ядерного оружия».

НАСТУПАТЕЛЬНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ

Внешне российская формулировка сущности ядерного сдерживания зеркальна американской формулировке сути ядерного сдерживания устрашением. А теперь посмотрим, чем они отличаются. В случайно опубликованном в 2005 году проекте «Доктрины совместных ядерных операций» КНШ ВС США в разделе «Стратегическое сдерживание устрашением» неслучайно говорилось о способности СЯС США упреждать или осуществлять возмездие: «Сдерживание устрашением использования оружия массового поражения потенциальным агрессором направлено на то, чтобы убедить руководство потенциального противника в том, что Соединенные Штаты обладают способностью и волей упредить или осуществить возмездие использованием убедительных и действенных видов реагирования».

Крейсеры 955 проекта типа «Борей»
составляют основу морского компонента
российских стратегических ядерных сил. 
Фото с сайта www.mil.ru
В опубликованном в 2018 году документе Министерства обороны «Обзор ядерной политики» (ОЯП-18) недвусмысленно сказано: «В интересах сохранения сдерживания устрашением и гарантирования союзников и партнеров Соединенные Штаты никогда не придерживались политики «неприменения ядерного оружия первыми», с учетом современной обстановки угроз такая политика и сегодня является неоправданной».

Нельзя не вспомнить и о кратковременном появлении (в ОЯП-01) «наступательного сдерживания устрашением». Как видно, сохранение существенных контрсиловых возможностей, отказ от неприменения ядерного оружия первыми, поддержание способности упредить противника показывают, что американское сдерживание устрашением является на самом деле наступательным, рассчитанным на максимально возможное обезоруживание потенциальных противников для ослабления силы их ответных ударов.

Судя по многим американским документам, ядерное сдерживание устрашением кончается, когда начинается применение ядерного оружия, и возобновляется после завершения применения ядерного оружия. Но этому противоречит заявление одного из составителей ОЯП-18 Роберта Суфера, сделанное им во второй половине 2020 года. Он сказал, что главным является сдерживание устрашением как обычной, так и ядерной войны, а если оно не сработает, то нужно «сдерживать устрашением дальнейшее использование ядерного оружия в надежде довести войну до конца, прежде чем разразится самая худшая из вообразимых катастроф». Фактически это завуалированное признание эскалации применения ядерного оружия и завершения сдерживания устрашением с началом неограниченной ядерной войны.

Напомню, что до недавнего времени на сайте Минобороны РФ утверждалось, что «сдерживание ядерное» и «сдерживание стратегическое» осуществляются «вплоть до массированного применения ядерного и других видов оружия массового поражения в крупномасштабной войне». Впрочем, здравый смысл подсказывает, что ядерное сдерживание устрашением кончается тогда, когда страна использует свой последний доставляемый ЯБЗ.

В американской Стратегии национальной безопасности 2017 года поставлена задача: «Стратегическое сдерживание устрашением должно стать комплексным и многосферным». Не умаляя мощи ядерного сдерживания устрашением, ВПР США стремится повысить возможности ВС страны по реальному использованию в интересах достижения стратегического воздействия в рамках сдерживания устрашением своих преимуществ в проведении кибернетических и космических операций и операций в электромагнитном спектре. Видимо, эти преимущества станут как средством давления, так и подушкой безопасности, призванными повысить порог применения ядерного оружия.

ЯДЕРНЫЙ СТРИПТИЗ

Как живется государствам – обладателям абсолютного оружия в ядерном симбиозе? В 2017 году в ООН была принята Конвенция о полном запрещении ядерного оружия. Она вступила в силу в текущем году. Если авторы этого документа полагали, что все девять стран, располагающие данным оружием, дружно начнут ядерный стриптиз и сломя голову бросятся утилизировать свое ядерное оружие, то они просчитались. Ядерные страны не приступили к многосторонним переговорам не только по сокращению, но даже и по ограничению своих ядерных арсеналов. Сложилась описанная баснописцем Иваном Крыловым ситуация, когда Повар увещевает Кота Ваську, «а Васька слушает, да ест!» Ядерный клуб проигнорировал Конвенцию о полном запрещении ядерного оружия.

Израиль безмолствует. Это страна, которая «не имеет ядерного оружия, но применит его в случае необходимости».

Индия и Пакистан вроде бы наращивают свои ядерные вооружения, стремясь создать в своем противостоянии действенные региональные ядерные триады. Они пока не вспоминают о прежних мечтах заиметь фантастические ядерные арсеналы.

Северная Корея демонстрирует свою ядерную мощь, показывая МБР, которые никогда не летали на межконтинентальную дальность, и ЯБЗ для них, которые никогда не испытывались.

Франция, которая, судя по словам президента страны, сказанным в 2020 году, не намерена проводить одностороннее ядерное разоружение, сохраняет свой ядерный арсенал численностью «менее 300 ЯБЗ». Ее ПЛАРБ перевооружены на БРПЛ модификации М51.2, завершается оснащение БРПЛ новым ЯБЗ и закончено перевооружение на носитель ядерных УР истребитель-бомбардировщик «Рафаль». В 2035–2050 годах планируется замена четырех существующих ПЛАРБ четырьмя новыми, ранее намечалось провести в начале 2030-х годов замену существующих ядерных авиационных УР новыми.

Великобритания с 2020 года приступила к работам по выполнению программы замены старых ЯБЗ для ПЛАРБ новыми, хотя ранее планировала проведение модернизации ядерного боезапаса с начала 2030-х годов. В 2021 году правительство объявило о своем намерении иметь к середине 2020-х годов в общем боезапасе до 260 ЯБЗ, аннулировав решение 2010 года иметь к этому сроку до 180 ЯБЗ. Увеличение общего ядерного боезапаса явно повлечет за собой увеличение оперативного боезапаса и ядерного боекомплекта дежурной и боеготовых ПЛАРБ. Замена существующих четырех ПЛАРБ четырьмя новыми начнется не ранее 2028 года. С 2021 года страна прекращает публикацию сведений о своем ядерном боезапасе и о количестве развернутых ЯБЗ и ПЛАРБ.

США приступают к осуществлению плановой замены стратегических вооружений в 2025–2042 годах, готовятся к производству новых ЯБЗ и модернизуют существующие. По официальному заявлению, сделанному в первом квартале 2020 года, США были в то время не намерены сколько-нибудь значительно увеличивать свой стратегический ядерный боезапас. Тогда же прозвучало сообщение о том, что США не стремятся к паритету с Россией. Позже американцы дали понять, что они останутся с прежним ядерным боезапасом в случае удвоения своего ядерного боезапаса Китаем к 2030 году. Оценочно боезапас ВС составляет 3000–3600 ЯБЗ, в дежурных силах СЯС может находиться до 750 ЯБЗ. С 2018 года США прекратили публикацию сведений о своем ядерном боезапасе и количестве демонтированных ЯБЗ.

По заявлению российского министра обороны от 2011 года, «мы на все параметры, даже пусковых установок, которые заложены в договоре, выйдем к 2028 году. Что касается боезарядов, то уровень в 1550 единиц будет достигнут к 2018 году». В 2020 году уровень современных вооружений в СЯС РФ доведен до 86%.

Китай, как известно, начал проведение военной реформы со второй половины 1980-х годов. Завершение ее второго этапа планировалось к 2021 году (100-летию Компартии КНР) с выходом на уровень среднеразвитых в военном отношении государств. К концу третьего этапа в 2049 году (столетие КНР) планировалось вхождение Китая в когорту сильнейших военных держав мира. С объявлением в 2017 году курса на «великое возрождение китайской нации» началось ускоренное превращение НОАК в первоклассные военные силы. Тревожным в 2017 году стало не подтвержденное другими источниками сообщение американской газеты об ускорении темпов создания тактического ядерного оружия Китая. В 2018 году было объявлено, что в обстановке все более агрессивной политики США в АТР Китай станет наращивать арсенал ядерных вооружений и ускорит развитие стратегического ядерного оружия. В 2020 году появилось сообщение о необходимости иметь до 1 тыс. ЯБЗ и до 100 МБР ДФ-41. В начале 2021 года в КНР было объявлено о победе над бедностью, а в мае поставлена задача «быстрого наращивания» числа ЯБЗ и БР наземного и морского базирования межконтинентальной дальности. В СМИ появились сообщения о строительстве в КНР нескольких новых ядерных реакторов и о строительстве значительного количества шахтных пусковых установок на двух полях недалеко от ядерного полигона. По американским оценкам, к 2030 году КНР увеличит число ЯБЗ, достигающих объектов в США, с 200 вдвое, а может, и в 3–4 раза. Вполне понятно, что эти расчеты основываются на количестве ранее накопленного Китаем высокообогащенного урана, оружейного плутония и трития, на количестве и скорости ввода в эксплуатацию реакторов для наработки специальных расщепляющихся материалов, их годовой производительности, а также на уровне развития предприятий ядерной инфраструктуры. Ввод в действие новых реакторов и нужной инфраструктуры обеспечит поэтапное создание необходимых заделов ЯБЗ к 2027 году (100-летию НОАК), к 2035-му (завершению военной модернизации и создания системы обороны) и 2049 году. Ускоренные темпы производства МБР и строительства шахтных пусковых установок, видимо, обеспечат к 2027 году доведение числа МБР ДФ-41 до уровня, превышающего 100 единиц.

ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ – ЭТО НЕ ШТЫК

Отказ Китая от «минимального сдерживания устрашением» и многократное увеличение его ядерного боезапаса может вызвать цепную реакцию ядерных стран в связке Китай-Индия-Пакистан и даже появление в Азии новых членов ядерного клуба.

Попробуем посмотреть на эти события с другой точки зрения. Почему в Пекине дали понять, что его ближайшая цель – иметь мистическую 1 тыс. ЯБЗ? В конце холодной войны были эксперты, которые считали, что 1 тыс. доставленных к объектам поражения ЯБЗ будет достаточно, чтобы подвергшаяся такому ядерному нападению сверхдержава смогла бы частично восстановиться и выйти на уровень страны третьего мира через 30 лет после случившегося.

В российских СМИ сообщалось, что после окончания холодной войны руководство РФ предлагало США взаимный потолок в стратегических ядерных вооружениях в размере 1000–1500 ЯБЗ. В 2011–2012 годах в США официально исследовалась возможность дальнейших сокращений ядерного боезапаса страны до уровня в 1000–1100, 700–800 и 300–400 ЯБЗ. В 2013 году имело место заявление президента США о том, что страна может безопасно для себя сократить свой засчитываемый по Договору СНВ-3 от 2010 года развернутый стратегический ядерный боезапас на треть по сравнению с предусмотренным этим договором уровнем в 1550 засчитываемых развернутых стратегических ЯБЗ (разумеется, если уменьшение числа этих ЯБЗ станет обоюдным для РФ и США). Очевидно, что США считали боезапас в 1550 ЯБЗ избыточным для себя, а в 1000 ЯБЗ – достаточным.

В прошлом веке Китай заявил, что присоединится к переговорам о сокращении ядерных вооружений лишь после того, как СССР и США доведут свои ядерные арсеналы до уровня Китая. Вспомним и о стремлении президента Трампа привлечь Китай к договоренностям между РФ и США. Видимо, неслучайно в Китае в 2020 году назвали ядерный арсенал в 1000 ЯБЗ необходимым для страны.

Невольно возникает мысль о возможности заключения странами, обладающими способностями минимального и максимального сдерживания устрашением, многостороннего соглашения об ограничении их ядерного боезапаса в 1000, 700 и 300 ЯБЗ в зависимости от их амбиций и возможностей.

В минувшие 20 лет, судя по «Обзорам ядерной политики», российско-американские отношения менялись волнообразно. «Конфликт с РФ возможен, но не ожидается» (ОЯП-01). «Угроза глобальной ядерной войны стала отдаленной. РФ и США уже не являются противниками, и перспектива военной конфронтации в последние десятилетия резко снизилась» (ОЯП-10). «Россия и Китай повышают потенциал для военной конфронтации с США, их союзниками и партнерами. США не хотят рассматривать ни Россию, ни Китай как противников» (ОЯП-18). А вот мнение, высказанное командующим Объединенным стратегическим командованием ВС США в начале 2021 года: «Мы оцениваем вероятность ядерной войны как низкую, но не невероятную». «ВС США должны изменить свое принципиальное допущение «Применение ядерного оружия невозможно» на допущение «Применение ядерного оружия является весьма реальной возможностью».

В последний год стали появляться утверждения, что ВС США готовятся не к той войне, какая будет; обнаружились критики ядерной политики и ядерной стратегии страны; договорились до того, что ядерное сдерживание не существует как таковое. Причина этого кроется в том, что в военных конфликтах использовалось летальное неядерное оружие, оставлявшее в тени ядерное оружие. Недаром часто цитируется меткое высказывание одного французского генерала: «Ядерное оружие совершенно отличается от штыка: вы можете использовать штык, но не можете на нем сидеть; вы можете сидеть на ядерном оружии, но не можете его использовать».

Суть включения в тотальное стратегическое сдерживание устрашением набирающих мощь «бескровных» операций в космосе, в кибернетическом пространстве, в электромагнитном спектре состоит в том, что они превращаются в тот самый используемый штык на «поле маневра», чтобы предотвратить переход к летальным действиям, в том числе с применением ядерного оружия. Помните схватку Пересвета и Челомея на поле предстоявшей Куликовской битвы? Так и здесь: американцы предлагают соперникам померяться силами в указанных трех видах бескровных операций, а уж потом думать, стоит ли начать применять обычное или ядерное оружие. Разумеется, при необходимости для комплексного и многосферного стратегического сдерживания устрашением могут быть использованы все силы и средства одновременно.

Какие можно сделать выводы? Китай, претендующий на звание нового глобального центра силы, стремится к укреплению стратегической стабильности с США, приступив к быстрому наращиванию группировки баллистических ракет наземного и морского базирования межконтинентальной дальности. Нельзя исключать, что планы завершения создания равноценной США и РФ триады СЯС Китая перенесены с 2049-го на 2035 год. Размещение стационарных МБР в северо-западной части страны позволяет их применять по континентальной части США только с пролетом над территорией России, что создает риск втягивания в ядерную войну РФ (нацеленные на Китай американские МБР тоже будут пролетать над территорией РФ).

США рассчитывают, что растущие возможности объединенных стратегического, космического и кибернетического командований по проведению бескровных операций в электромагнитном спектре, в космосе и кибернетическом пространстве будут способствовать совершенствованию стратегического сдерживания устрашением и повышению ядерного порога.

Изменения в ядерном потенциале Китая могут привести как к заключению многосторонних соглашений по ограничению или сокращению ядерных вооружения между членами ядерного клуба, так и к возобновлению ядерной гонки частью стран, обладающих абсолютным оружием. Значение военной силы и ядерного оружия в геополитике возрастает. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...