0
4
Газета История Интернет-версия

13.05.2021 20:46:00

Буйная фантазия и бомбардировщики ТБ-7

О бомбежках Германии и ходе войны

Максим Кустов

Об авторе: Максим Владимирович Кустов – военный историк.

Тэги: ссср, германия, история, великая отечественная война, авиация, тб7


Альтернативная история Второй мировой войны пера Виктора Суворова (в центре) оставляет множество вопросов у специалистов. Фото Ярослава Пияровского

Ни для кого не секрет, что представления о начальном периоде Великой Отечественной войны у определенной части читающей публики в последние десятилетия сформировались под влиянием творчества Владимира Резуна (Виктора Суворова). Прочтет кто-нибудь «Ледокол» и «День «М». Когда началась Вторая мировая война?», да и поверит в то, что 6 июля 1941 года Красная армия якобы должна была вермахт первой внезапно атаковать.

«МАЛОЙ КРОВЬЮ, МОГУЧИМ УДАРОМ»

Вот как Резун это описал: «6 июля 1941 года в 3 часа 30 минут по московскому времени десятки тысяч советских орудий разорвали в клочья тишину, возвестив миру о начале великого освободительного похода Красной армии... Первый артиллерийский залп минута в минуту совпал с моментом, когда тысячи советских самолетов пересекли государственную границу. Германские аэродромы расположены крайне неудачно – у самой границы, у германских летчиков нет времени поднять свои самолеты в воздух. На германских аэродромах собрано огромное количество самолетов. Они стоят крылом к крылу, и пожар на одном распространяется на соседние, как огонь в спичечной коробке… 3-я советская армия наносит внезапный удар на Сувалки. Ей навстречу идет 8-я армия из Прибалтики».

Поразительное буйство фантазии. Столь фантастически успешно атаковать немцев пришлось бы в разгар перевооружения советских войск новой техникой. Авиация должна была на новых, толком не освоенных самолетах вылетать с аэродромов, на которых вдоль всей западной границы велись строительные работы, сильно осложнявшие их эксплуатацию и перебазирование самолетов в случае надобности. Так якобы Сталин задумал, да Гитлер 22 июня упреждающий удар успел нанести.

Простенькая мысль о том, что план операции «Барбаросса» в немецких штабах еще в декабре 1940 года разрабатывать принялись, поклонникам Резуна обычно в голову не приходит. Равно как и о том, что в хаосе получения и освоения войсками новых танков и самолетов, без массовой мобилизации грузовиков и тракторов из народного хозяйства рассчитывать на успех масштабного наступления Красной армии 6 июля 1941 года мог только совершеннейший безумец.

В качестве «доказательства» Резун приводит множество нелепых доводов. Но самой, пожалуй, забавной выдумкой является его утверждение о том, что Сталин якобы отказался от волшебного средства – бомбардировщиков ТБ-7, которые были «чудо-оружием», способным предотвратить войну.

«ЗАГУБИЛИ, ГАДЫ, ЗАГУБИЛИ»

В книге «День «М», во второй главе «Почему Сталин уничтожил свою стратегическую авиацию?» Резун совершенно серьезно пишет: «Имея тысячу неуязвимых ТБ-7, любое вторжение можно предотвратить. Для этого надо просто пригласить военные делегации определенных государств и в их присутствии где-то в заволжской степи высыпать со звенящих высот ПЯТЬ ТЫСЯЧ ТОНН БОМБ. И объяснить: к вам это отношения не имеет, это мы готовим сюрприз для столицы того государства, которое решится на нас напасть. Точность? Никакой точности. Откуда ей взяться? Высыпаем бомбы с головокружительных высот. Но отсутствие точности восполним повторными налетами. Каждый день по пять тысяч тонн на столицу агрессора, пока желаемого результата не достигнем, а потом и другим городам достанется. Пока противник до Москвы дойдет, знаете, что с его городами будет? В воздухе ТБ-7 почти неуязвимы, на земле противник их не достанет: наши базы далеко от границ и прикрыты, а стратегической авиации у наших вероятных противников нет... А теперь, господа, выпьем за вечный мир...

Так могли бы говорить сталинские дипломаты, если бы Советский Союз имел тысячу ТБ-7. Но Сталин от тысячи ТБ-7 отказался... Можно ли понять мотивы Сталина? Можно. Если перевести тысячу ТБ-7 на язык шахмат, то это ситуация, когда можно объявить шах неприятельскому королю еще до начала игры, а если партнер решится начать игру – ему можно объявить мат после первого хода. Если пять тысяч тонн бомб, которые ТБ-7 могли доставить одним рейсом, перевести на язык современной стратегии, то это ПЯТЬ КИЛОТОНН. Это уже терминология ядерного века. Если пяти килотонн недостаточно, то за два рейса можно доставить десять. А двадцать килотонн – это то, что без особой точности упало на Хиросиму. Тысяча ТБ-7 – это как бы ядерная ракета, наведенная на столицу противника. Мощь такова, что для потенциального агрессора война теряет смысл. Итак, одним росчерком сталинского пера под приказом о серийном выпуске ТБ-7 можно было предотвратить германское вторжение на советскую территорию».

Одно только название этой главы оторопь вызывает – оказывается, Сталин свою стратегическую авиацию уничтожил. Ни больше, ни меньше.

А ведь мог бы тысячу бомбардировщиков ТБ-7, «почти неуязвимых», как ядерную ракету на Берлин навести. Сбрасывай себе 5 тыс. т бомб, да и все. Да, собственно, и войны бы не было – стоило на полигоне в заволжской степи попугать военные делегации, и можно выпивать за вечный мир. Построй СССР тысячу действительно удачных дальних бомбардировщиков ТБ-7 (Пе-8) – и он был бы неуязвим, германское вторжение было бы с гарантией предотвращено.

Один росчерк сталинского пера – и нет никакой немецкой угрозы. А он не построил, ограничившись выпуском нескольких десятков ТБ-7. И ведь находятся те, кто верит в эту маниловскую картинку. Впрочем, немало людей и в «бога Кузю» верили.

В СССР действительно предпочли основные усилия сосредоточить не на производстве дальних бомбардировщиков, а на изготовлении штурмовиков, истребителей, пикирующих бомбардировщиков – «авиации поля боя».

Самым массовым советским самолетом времен Второй мировой войны стал штурмовик Ил-2. Всего было изготовлено 36 163 этих «летающих танков». Относительно скромные возможности советской авиации дальнего действия также использовались прежде всего в интересах сухопутных войск. Но время от времени АДД наносила удары по Берлину, Кенигсбергу, Данцигу, Будапешту. Они имели прежде всего немалое пропагандистское, морально-политическое значение.

НЕУЯЗВИМЫЙ БОМБОВОЗ

Резун не допускает и мысли о том, что противник тоже может не сидеть, сложа руки. Что он способен предпринять соответствующие меры противодействия. То есть начать создание высотного истребителя и мощных зенитных орудий, способных бороться с ТБ-7 на больших высотах.

Рассказывая о том, как успешно возили на ТБ-7 в Англию Молотова, как о доказательстве «неуязвимости» самолета, Резун «забыл» рассказать, как во время войны гибли и от действий немцев, и в катастрофах экипажи этих и в самом деле прекрасных машин.

Вот что написано лишь об одном из налетов на Берлин (в ночь на 11 августа 1941 года) в мемуарах главного маршала авиации А.Е. Голованова «Дальняя бомбардировочная...»: «Девять ТБ-7 и девять ЕР-2 должны были нанести удар по Берлину, но по разным причинам до цели дошли только четыре ТБ-7 и три ЕР-2. На свой аэродром вернулся один самолет».

Вот и вся «неуязвимость». Как там у мечтателя Резуна – «по пять тысяч тонн на столицу агрессора»? А ежели агрессору это сильно не нравится и он в ответ стреляет? И лишь одна советская воздушная машина из 18 возвращается на аэродром?

Надо понимать, что между понятиями «построить тысячу самолетов» и «послать тысячу самолетов одновременно в полет» существует огромная разница.

Во-первых, в процессе освоения и эксплуатации летным составом новых машин какая-то часть из них неизбежно разобьется, придет в негодность. Во-вторых, определенный процент поступающих в ВВС самолетов придется выделить не для боевых, а для учебных целей. Без обеспечения летных училищ и запасных полков новой техникой обойтись в принципе невозможно, на чем же без этого летчики учиться будут? В-третьих, даже из находящихся в полках боевых летных машин определенная часть всегда по каким-то причинам пребывает в неисправном, небоеготовом состоянии.

Но самым анекдотичным из резуновских рассуждений, в-четвертых, является тезис о возможности заветную тысячу самолетов посылать на вражескую столицу каждый божий день. Чтобы тысяча ТБ-7 одновременно поднялась в воздух и доставила к цели, в данном случае в Германию, 5 кт, произвести нужно было гораздо больше тысячи самолетов такого типа. И подготовить несколько тысяч сменных экипажей.

БОМБЕЖКИ СОЮЗНИКОВ

Ну, допустим, в СССР пошли на это. Разумеется, в ущерб выпуску других типов самолетов: штурмовиков, истребителей, пикирующих бомбардировщиков. Создав тысячи ТБ-7 (чрезвычайно сложных в производстве), например, вместо штурмовиков Ил-2, способных оказать сиюминутную помощь наземным войскам. Или вместо истребителей Яковлева и Лавочкина.

Ценой огромных затрат получили возможность доставить разом заветные 5 кт в Германию и сбросить их там. И что в результате – германская промышленность развалится? Вермахт без техники и боеприпасов останется? Гитлер возжаждет мира? Да ничего подобного.

Англосаксы несколько лет с нарастающей силой подвергали Германию таким чудовищным бомбардировкам, на фоне которых резуновские 5 кт щекоткой покажутся. Вот только Германия от этого не капитулировала, вермахт боеспособность не потерял.

Вот, например, что происходило в Гамбурге во время бомбардировок в конце июля – начале августа 1943 года: «Температура поднялась до 600 ˚С… Ураганные огненные смерчи со страшным воем проносились по широким (15–20 метров) улицам... Они сталкивались, образуя огненные вихри… Все бумажное, тканевое и деревянное сгорало мгновенно… Кирпичи медленно горели и плавились, трансформировались под своим весом, как мягкая глина, и взрывались в пыль… Люди в бомбоубежищах задыхались: воздух высасывался и оттуда, кислород выгорал».

Год за годом англичане и американцы утюжили Германию. «В 1942 году главным новым событием стали рейды «1000 бомбардировщиков», которые получили широкое одобрение… Удалось в ночь на 30 мая послать на Кельн 1046 бомбардировщиков. В результате этого налета было опустошено 600 акров площади города (гораздо больше, чем за 1346 вылетов против Кельна в предшествующие десять месяцев). 956 самолетов были направлены на более трудный объект – Эссен… 26 июня 904 бомбардировщика, в том числе 102 из Берегового командования, атаковали крупный порт Бремен и авиационный завод фирмы «Фокке-Вульф», – писал английский историк Лиддел Гарт в книге «Вторая мировая война».

Чего же добились тысячи английских бомбардировщиков? А вот чего.

«При ретроспективном рассмотрении становится ясно, что результаты английских бомбардировок значительно преувеличивались. В действительности же ущерб, нанесенный германской промышленности, оказался ничтожным. В 1942 году производство вооружения в Германии увеличилось почти на 50%. Нефтеперерабатывающая промышленность, самое слабое звено Германии, почти не пострадала, а выпуск самолетов резко возрос», – пишет Лиддел Гарт.

Уинстону Черчиллю тоже есть, что добавить. «Хотя мы постепенно и добились столь необходимой нам точности попадания в ночных условиях, военная промышленность Германии и моральная сила сопротивления ее гражданского населения бомбардировками 1942 года сломлены не были. Мы недооценили силу немецкого народа».

Как же так – бросают союзники на один немецкий объект бомбы то 1046, то 956, то 904 стратегических бомбардировщика. А ущерб германской промышленности, уверенно наращивающей выпуск военной продукции, оказывается ничтожным?

Эх, не читали Уинстон Черчилль и Лиддел Гарт книжек Владимира Богдановича Резуна, не дожили до такого счастья. А почитали бы – сразу поняли, какой страшной, просто неодолимой силой была бы для гитлеровской Германии неприятельская тысяча бомбардировщиков.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...