0
621
Газета История Интернет-версия

02.09.2021 20:31:00

Операция «Консервы»

Провокация, с которой началась Вторая мировая война

Борис Хавкин

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института РГГУ.

Тэги: история, ссср, германия, польша, вторая мировая война


Человек, начавший Вторую мировую войну.
Альфред Науйокс в лагере
для интернированных.  Фото из книги
A. Florian. Der Mann,
der den 2 Weltkrieg begann. 2010
1 сентября 1939 года фюрер и рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер выступил в Берлине в здании Кроль-оперы перед депутатами рейхстага с речью, которая вследствие своей чрезвычайной важности транслировалась по радио на всю Германию: «В течение долгого времени мы страдали от ужасной проблемы, созданной Версальским диктатом, которая усугублялась, пока не стала невыносимой для нас. Данциг был и есть германский город. Коридор был и есть германский. Обе эти территории по их культурному развитию принадлежат исключительно германскому народу. Данциг был отнят у нас, Коридор был аннексирован Польшей. Как и на других германских территориях на востоке, со всеми немецкими меньшинствами, проживающими там, обращались все хуже и хуже. Более чем миллион человек немецкой крови в 1919–1920 годах были отрезаны от их родины… Если Польша продолжит свои притеснения против немцев… рейх не останется праздным наблюдателем… Недавно за ночь мы зафиксировали 21 пограничный инцидент, прошлой ночью было 14, из которых 3 были весьма серьезными… Прошедшей ночью польские солдаты впервые учинили стрельбу на нашей территории. До 5:45 утра мы отвечали огнем, теперь бомбам мы противопоставим бомбы». Так началась гитлеровская агрессия против Польши, переросшая во Вторую мировую войну.

За неделю до начала войны, 23 августа 1939 года, был подписан германо-советский договор о ненападении. Об отношениях с Советским Союзом Гитлер заявил: «Германия не собирается экспортировать свою доктрину. Учитывая тот факт, что и у Советской России нет никаких намерений экспортировать свою доктрину в Германию, я более не вижу ни одной причины для противостояния между нами. Это мнение разделяют обе наши стороны. Любое противостояние между нашими народами было бы выгодно другим. Поэтому мы решили заключить договор, который навсегда устраняет возможность какого-либо конфликта между нами. Это налагает на нас обязательство советоваться друг с другом при решении некоторых европейских вопросов. Появилась возможность для экономического сотрудничества, и прежде всего есть уверенность, что оба государства не будут растрачивать силы в борьбе друг с другом. Любая попытка Запада помешать нам потерпит неудачу… В Москве этому договору рады так же, как и вы рады ему. Подтверждение этому – речь русского комиссара иностранных дел Молотова».

1 сентября 1939 года орган ЦК и МК ВКП(б) газета «Правда» опубликовала текст произнесенной накануне речи Председателя Совнаркома и Народного комиссара иностранных дел СССР В.М. Молотова на внеочередной четвертой Сессии Верховного Совета СССР: «Народы Советского Союза и Германии нуждаются в мирных отношениях друг с другом. Советско-германский договор о ненападении кладет конец вражде между Германией и СССР, а это в интересах обеих стран. Различие в мировоззрениях и в политических системах не должно и не может быть препятствием для установления хороших политических отношений между обоими государствами, как подобное же различие не препятствует хорошим политическим отношениям СССР с другими несоветскими, капиталистическими странами. Только враги Германии и СССР могут стремиться к созданию и раздуванию вражды между народами этих стран. Мы стояли и стоим за дружбу народов СССР и Германии, за развитие и расцвет дружбы между народами Советского Союза и германским народом… Главное значение советско-германского договора о ненападении заключается в том, что два самых больших государства Европы договорились о том, чтобы положить конец вражде между ними, устранить угрозу войны и жить в мире между собой. Тем самым поле возможных военных столкновений в Европе сужается. Если даже не удастся избежать военных столкновений в Европе, масштаб этих военных действий теперь будет ограничен. Недовольными таким положением дел могут быть только поджигатели всеобщей войны в Европе, те, кто под маской миролюбия хотят зажечь всеевропейский военный пожар».

ПОВОРОТНЫЙ ПУНКТ В ИСТОРИИ

«Правда» подчеркивала, что подписание советско-германского договора Молотов назвал «поворотным пунктом в истории Европы, да и не только Европы». Опубликованная в этом же номере газеты статья под названием «Историческое заседание» гласила: «Джентльмены (то есть Англия и Франция. – Б.Х.) долго и настойчиво пытались стравить два великих народа, два наиболее крупных европейских государства – СССР и Германию. И вдруг все их планы рушатся. Отсюда их крик на всю Европу… Каждый запомнил слова товарища Молотова, что отныне кладется конец вражде двух государств, что мы стоим за развитие и укрепление дружбы между советским и германским народом... От имени советского народа внеочередная четвертая Сессия Верховного Совета СССР по предложению депутата Щербакова единогласно одобрила внешнюю политику советского правительства и ратифицировала договор о ненападении между Германией и Советским Союзом».

Однако план нападения на Польшу (план «Вайс») был принят Гитлером задолго до подписания пакта о ненападении с Советским Союзом. 3 апреля 1939 года этот план был направлен Верховным командованием вермахта (ОКВ) для согласования командующим Сухопутными войсками, авиацией и Военно-морским флотом. Свои соображения и материалы для таблиц взаимодействия командующие видами вооруженных сил должны были представить в ОКВ к 1 мая 1939 года: «Разработка плана должна проходить таким образом, чтобы осуществление операции было возможно в любое время, начиная с 1 сентября 1939 года».

11 апреля 1939 года Гитлер подписал директиву ОКВ «О единой подготовке вооруженных сил к войне». Первая часть директивы излагала общие задачи вооруженных сил Германии на 1939–1940 годы. Во вторую ее часть входил план «Вайс». Третья часть предусматривала захват Данцига.

Цель операции «Вайс» – разбить польские вооруженные силы. «Свободное государство Данциг будет объявлено частью германской империи не позднее, чем в момент начала конфликта». На операцию выделялось 57 дивизий, 2,5 тыс. танков, 2 тыс. самолетов. Директива ОКВ гласила: «Операция «Вайс» составляет лишь предварительную меру в системе подготовки к будущей войне, но отнюдь не должна рассматриваться как причина для вооруженного столкновения с западными противниками».

28 апреля 1939 года под предлогом того, что Польша отказалась предоставить Германии возможность строительства экстерриториальной шоссейной дороги в Кенигсберг (ныне Калининград) через так называемый польский коридор, Гитлер в одностороннем порядке разорвал декларацию о неприменении силы между Германией и Польшей от 26 января 1934 года (пакт Пилсудского-Гитлера). Польша, однако, продолжала считать этот пакт действующим вплоть до нападения на нее Германии 1 сентября 1939 года.

Начавшееся в 1934 году польско-германское сближение продолжалось до осени 1938-го. После Мюнхенского сговора 29–30 сентября 1938 года Польша предъявила Чехословакии ультиматум об уступке ей Тешинской Силезии; 2 октября Тешинская область была занята польскими войсками.

Недальновидная антисоветская политика Варшавы позволила Берлину подготовиться к развязыванию Второй мировой войны, которая началась с германского нападения на Польшу. Причем за год до вторжения в Польшу Гитлер уверял, что «при всех обстоятельствах Германия будет заинтересована в сохранении сильной национальной Польши, совершенно независимо от положения дел в России. Идет ли речь о большевистской, царской или какой-либо иной России, Германия всегда будет относиться к этой стране с предельной осторожностью». Гитлер благодарил Польшу за то, что та держит на границах с СССР большие силы, избавляя тем самым Германию от крупных военных расходов.

Приговор Международного военного трибунала в Нюрнберге гласит: «Гитлер 23 мая 1939 года собрал важное военное совещание… Гитлер объявил о своем решении напасть на Польшу. Он признал, что причиной для нападения явились не споры с Польшей о Данциге, а необходимость расширения «жизненного пространства» Германии и обеспечения снабжения продовольствием. Он заявил: «Для разрешения этой проблемы нужна смелость. Принцип уклонения от разрешения проблемы путем приспособления к обстоятельствам недопустим. Обстоятельства должны быть приспособлены к целям. А это невозможно без вторжения в иностранные государства или посягательства на чужую собственность». Позднее в своих обращениях он добавил: «Поэтому не может быть и речи о жалости к Польше, и нам остается лишь напасть на нее при первой подходящей возможности. Мы не можем надеяться, что дело пойдет так же, как в Чехословакии. Будет война. Наша задача – изолировать Польшу. Успешность изоляции явится решающим фактором... Изоляция Польши – вопрос искусной политики…» В том случае, если бы не могла быть достигнута изоляция Польши, Германия, по мнению Гитлера, должна была бы первой напасть на Великобританию и Францию … или, по крайней мере, уничтожить их военный потенциал».

СASUS BELLI

22 августа 1939 года Гитлер отдал последние распоряжения высшему генералитету: «Прежде всего будет разгромлена Польша. Цель – уничтожение живой силы... Если война даже разразится на Западе, мы прежде всего займемся разгромом Польши».

Для начала войны Германии нужен был формальный повод – сasus belli. «Я дам вам пропагандистский повод для начала войны. Неважно, будет он правдоподобным или нет. Победителя потом не будут спрашивать, говорил ли он правду», – обещал своим генералам Гитлер.

Нападение немцев на радиостанцию
в Глейвице стало фактическим началом
Второй мировой войны.  Фото из книги
«История Второй мировой войны. 1939–1945».
Т. 3. 1973
Рассматривались разные варианты провокаций. Главкома люфтваффе рейхсмаршала Германа Геринга Гитлер озадачил вопросом: могут ли немецкие летчики сбить над территорией Германии польский самолет? «Технически это сложно. А политически – ненадежно», – ответил Геринг. Тогда Гитлер обратился к рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру. Спланированная его приближенными провокация получила название «Операция Гиммлер».

Службой безопасности (СД) и военной разведкой и контрразведкой (абвером) был подготовлен ряд инцидентов с применением оружия на границе между Польшей и Германией. Цель – убедить мировую общественность, что Польша нарушила договор о ненападении с Германией. Агенты спецподразделений СС должны были инсценировать обстрелы и попытки захватов немецких пограничных объектов, чтобы обвинить в этих нападениях польскую сторону.

Руководство операцией, носившей его имя, Гиммлер поручил обергруппенфюреру СС Рейнхарду Гейдриху – шефу СД и начальнику полиции безопасности Германии («зипо»), которая объединяла криминальную полицию («крипо») и тайную государственную полицию («гестапо»). 27 сентября 1939 года Гейдрих возглавил Главное управление имперской безопасности, куда вошли эти ведомства.

«Операция «Гиммлер» включала ряд провокаций. Главная из них, получившая условное наименование операция «Консервы», состояла в нападении на радиостанцию в городке Глейвице, расположенном в Верхней Силезии, в 10 км от германо-польской границы. (Ныне это польский город Гливице.)

Практической работой по подготовке операции «Консервы» занимались начальник отдела диверсий и саботажа абвера генерал Эрвин фон Лахузен и начальник группы VI-F (диверсии) службы безопасности (СД) штурмбаннфюрер СС Альфред Науйокс, который руководил действиями на месте. Командованию 23-го и 45-го штандартов СС, расквартированных на месте предполагаемой операции, было направлено указание немедленно предоставить в распоряжение Науйокса 120 человек, владеющих польским языком.

Роль «погибших во время нападения» предназначалась заключенным концлагеря Дахау, умерщвленным посредством инъекций и уже после этого доставленным на место событий. На эсэсовском жаргоне они назывались «консервами» – отсюда и название операции. За доставку «консервов» отвечал оберфюрер СС Генрих Мюллер – начальник гестапо.

Науйокс получил от Гейдриха следующие указания: «Первое. По поводу этой истории вы не имеете права связываться ни с каким немецким учреждением в Глейвице. Второе. Никто из вашей группы не должен иметь при себе документы, доказывающие его принадлежность к СС, СД, полиции или удостоверяющие подданство германского рейха». Кодовым сигналом должна была служить фраза Гейдриха: «Бабушка умерла».

22 августа 1939 года Гейдрих получил доклад Науйокса о полной готовности. 23 августа Гитлер определил время и дату начала акции против Польши – 26 августа, 4:30 утра. Однако вечером 25 августа в Берлин пришли две новости: посол Италии в Германии Бернардо Аттолико сообщил, что дуче Бенито Муссолини не готов поддержать германского фюрера, а Великобритания заключила договор о взаимопомощи с Польшей. Поэтому пришлось давать срочные распоряжения об отмене операции. 31 августа Гитлер определил новую дату и время вторжения в Польшу – 1 сентября в 4:45 утра.

31 августа 1939 года в 16:00 в гостиничном номере Науйокса в Глейвице раздался телефонный звонок. Адъютант Гейдриха произнес условные слова: «Бабушка умерла». Науйокс собрал всех подчиненных и назначил акцию по захвату радиостанции на 19:30. Мюллер получил команду доставить на место «консервы» не позднее 20:20.

В 20:00 Науйокс с подчиненными ворвались в помещение радиостанции в Глейвице. Нападающие открыли беспорядочную стрельбу. Трех сотрудников радиостанции и охранявшего ее полицейского связали и заперли в подвале. Кроме эсесовцев в группу захвата входили специалист по радиовещанию инженер Карл Бергер и диктор Генрих Нойман, свободно владевший польским языком.

В суете нападавшие не сумели найти нужный микрофон. Отчаявшись, они воспользовались коротковолновой связью, что ограничило радиус распространения сигнала 40 км. Нойман так нервничал, что с трудом смог прочитать заранее заготовленный текст. (Текст речи набросал Науйоксу Гейдрих.) Вдобавок ко всему диктор, испугавшись звуков выстрелов, уронил микрофон. Однако «пламенное воззвание» на фоне выстрелов прозвучало в эфире на польском и немецком языках: «Граждане Польши! Пришло время войны между Польшей и Германией. Объединяйтесь и убивайте всех немцев!»

Вся операция заняла не более четырех минут. Покидая радиостанцию, Науйокс заметил разложенные людьми Мюллера «консервы» – трупы людей в польской форме. Для пущей убедительности провокаторы застрелили и местного жителя – 43-летнего крестьянина Франтишека Хонека.

На следующий день газеты Германии вышли с кричащими заголовками: «Поляки совершили нападение на радиостанцию в Глейвице». Немецкое информационное бюро сообщало: «31 августа около 8 часов вечера поляки атаковали и захватили радиостанцию в Глейвице. Силой ворвавшись в здание радиостанции, они успели обратиться с воззванием на польском и частично немецком языке. Однако через несколько минут их разгромила полиция, вызванная радиослушателями. Полиция была вынуждена применить оружие. Среди захватчиков есть убитые». Позже поступили подробности: «Нападение на радиостанцию было, очевидно, сигналом к общему наступлению польских партизан на германскую территорию. Почти одновременно с этим, как удалось установить, польские партизаны перешли германскую границу еще в двух местах. Это также были хорошо вооруженные отряды, по-видимому, поддерживавшиеся польскими регулярными частями. Подразделения полиции безопасности, охраняющие государственную границу, вступили в бой с захватчиками. Ожесточенные бои продолжаются».

Расследовать «вероломное нападение» поляков на радиостанцию в Глейвице выехал лично шеф гестапо Генрих Мюллер (который готовил «консервы») в сопровождении начальника уголовной полиции Артура Небе. Разумеется, следствие сразу же установило «вину» поляков.

«ПОРАЖЕНИЯ Я НЕ ПЕРЕЖИВУ»

Так операция «Консервы» стала поводом к началу Второй мировой войны. В речи 1 сентября 1939 года Гитлер среди прочего сказал: «Я снова надел форму, которая была для меня дорога и священна. Я не сниму ее до тех пор, пока не будет одержана победа, ибо поражения я не переживу».

Чтобы Гитлер выполнил свое обещание – не пережил поражения и застрелился, – человечеству пришлось заплатить слишком большую цену: отдать 55 млн жизней, погибших в развязанной им Второй мировой войне.

Однако Альфред Науйокс – «Человек, который начал Вторую мировую войну» (так назвал книгу о нем историк из ФРГ Флориан Альтенхенер) – на войне выжил. В 1940 году Науйокс руководил операцией по подделке британских фунтов стерлингов, организованной нацистами в концлагере «Заксенхаузен» (об этом мы писали в статье «Фальшивомонетчики из Заксенхаузена», «НВО», 15.10.20). Но Науйокс проштрафился и был отправлен в войска СС на советско-германский фронт, где был ранен. После ранения служил в германской оккупационной администрации в Бельгии и Дании. Занимался охотой за деятелями Сопротивления, устраивал карательные акции, участвовал в убийстве лютеранского священника Кая Мунка.

9 октября 1944 года Науйокс попал в плен к американцам, которые посадили его под арест. После войны Науйокс дал письменные показания для Нюрнбергского процесса в качестве свидетеля. Согласно его показаниям, переданное в эфир радиостанцией в Глейвице сообщение гласило: «Настал момент, когда поляки должны объединиться против немцев и уничтожить каждого, кто посмел бы сопротивляться». Главную роль в осуществлении провокации Науйокс отводил шефу гестапо Мюллеру: «Мюллер сказал, что в его распоряжении имеется двенадцать или тринадцать осужденных преступников, на которых должны были надеть польские мундиры и трупы которых предстояло оставить на месте происшествия для того, чтобы показать, что эти люди были убиты якобы во время нападения. Для этой цели была предусмотрена операция с впрыскиванием яда, которую должен был произвести приглашенный Гейдрихом врач; было также предусмотрено, чтобы на трупах имелись огнестрельные раны. После окончания инсценировки нападения на место происшествия должны были прибыть представители печати и другие лица; далее должен был быть составлен полицейский отчет. Мюллер сказал мне, что он получил от Гейдриха приказ предоставить в мое распоряжение одного из этих преступников для выполнения моей задачи в Глейвице. Условное наименование, которое он дал этим преступникам, было «консервы». Происшествие в Глейвице, в котором я принимал участие, было осуществлено накануне нападения Германии на Польшу. Насколько я помню, война началась 1 сентября 1939 года».

В 1946 году Науйокс бежал из американского лагеря для военнопленных, но был вновь арестован и в 1947 году осужден. Но уже в 1950 году он вышел на свободу. Предположительно, Науйокс был одним из руководителей организации бывших членов СС (ОДЕССА), которая переправляла нацистских преступников из Европы в страны Латинской Америки. Для прикрытия Науйокс занимался бизнесом в Гамбурге, где поселился в 1952 году. Умер он 4 апреля 1966 года. Американский историк и журналист Уильям Ширер дал штурмбаннфюреру Науйоксу определение – «интеллектуальный злодей-эсэсовец». Впрочем, чтобы спровоцировать войну, особых интеллектуальных способностей от злодеев не требуется… 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Другие новости

Загрузка...