0
2605
Газета История Интернет-версия

13.01.2022 20:54:00

Шпионы и жены

Как вторые половинки работали на мужей-оперативников ЦРУ в Москве

Василий Крупский

Об авторе: Василий Давидович Крупский – журналист (Мюнхен).

Тэги: история, ссср, сша, разведка, оперативная работа


Графика freepik.com

Москвичам хорошо известно здание посольства Соединенных Штатов, расположенное в российской столице в Большом Девятинском переулке в доме номер девять. Здание находится под постоянным круглосуточным контролем спецслужб, отслеживается буквально каждый шаг сотрудников этого дипломатического учреждения. Тем не менее американцы как-то умудряются уходить от слежки и заниматься получением информации от широкого круга агентуры. Передача информации проходит, в частности, через жен дипломатов. Надо сказать, что в первые годы деятельности московской «станции ЦРУ» подавляющее большинство ее сотрудников были представителями сильного пола. Об этом было хорошо известно и советской наружке, что значительно упрощало ее работу.

Чтобы провести операцию и при этом не нажить проблем и для «конторы», так работники ЦРУ между собой называют Лэнгли, и для себя лично, многие офицеры разведки включали в планы проведения операций своих жен. Бывали и случаи, когда оперативные действия поручалось непосредственно самим супругам – без вмешательства мужей, которые оставался как бы за кадром. Именно они становились прямыми получательницами информации от своих советских визави, за что получали отдельное вознаграждение.

Любопытная деталь. Американцам была хорошо известна советская оперативная модель, когда офицер советской разведки выезжал на операцию для встречи с агентом. Выехав с территории посольства, водитель неожиданно для наружки сворачивал на смежную улицу и на короткое время отрывался от погони. За это время советский офицер успевал выскочить из машины и уйти в свободное плавание.

Или, что было еще одним апробированным трюком, в результате отрыва от службы наружного наблюдения машина подхватывала информатора. Агент ложился на пол салона или в багажник и без проблем въезжал на территорию советского посольства.

Американцы в таких случаях поступали иначе: они действовали по сценарию «Джек в коробке». Выйдя на короткое время из поля зрения советской наружки, то есть сделав то, что на языке американских спецов называлось разрывом, вводили в действие так называемую коробку Джека. Это была особенно сложная миссия, в которой сотруднику ЦРУ нужно было лично встретиться с агентом. До этого аппарат посольства организовывал серию телефонных звонков. Сотрудники посольства знали, что их телефоны постоянно прослушивались и любой звонок фиксировался противоположной стороной.

Итак, в интересном для ЦРУ районе Москвы организовывалась фальшивая вечеринка. Скажем, по случаю дня рождения друга.

К месту празднества отправлялась машина посольства. В ней кроме водителя сидели оперативник ЦРУ и его жена. В один из моментов поездки машина с посольскими номерами на короткое время уходила от слежки. Из салона выскакивал американский оперативник и шел к месту рандеву с агентом. В это время жена ставила в пустующее кресло коробку с тортом и нажимала на кнопку. В кресле мгновенно появлялся силуэт пассажира. Иначе говоря, в то время когда наружка вновь находила американскую машину, в салоне все было спокойно: все три пассажира, включая водителя, сидели на своих местах.

В свое время язвительные смешки скептиков вызвало заявление посольства США в Москве о том, что здание диппредставительства регулярно бомбардируется мощными электромагнитными микроволновыми излучателями, получившими в разведсообществе название TUMS – технически неопознанных московских сигналов. Одним из первых на них обратил внимание оперативник Пол Ревир по прозвищу Гэнди. Вопреки его ожиданиям начальство не обратило особого внимания на предупреждения специалиста, уверенного, что советские «жучки» были установлены в пишущих машинках, телефаксах и телефонах дипломатического представительства и что именно информация, которую считывали советские технические службы, и является первопричиной провала целой группы американских «рыцарей плаща и кинжала». Мы имеем, в частности, в виду аресты на улицах Москвы оперативников ЦРУ Марты Петерсон и Винса Крокетта, пишет в своей захватывающей новой книге «Шпион на миллиард долларов» Дэвид Э. Хоффман.

Слежка КГБ за посольством США оставалась незамеченной в течение восьми лет. Тем временем американские разведчики совершенствовали свое ремесло в Берлине. Когда Берлинская стена была построена, ЦРУ пришлось вернуться к чертежной доске. Раньше, когда офицерам нужно было встретиться с агентами, они встречались в Западном Берлине, где за ними было нелегко наблюдать. Однако после возведения стены американцам нужно было разработать систему удаленной связи с агентами. В этих случаях использовались так называемые мертвые капли. То есть офицер разведки и информатор общались в заранее определенном месте, причем один оставлял после себя сообщение, а другой забирал его и двигался дальше. В этом случае они никогда не встречались, и возможность «засветки» сводилась к минимуму.

И, наконец, печально знаменитые таблетки смерти. Заряженные цианидом капсулы существовали в реальности. Не раз завербованные американцами советские агенты конкретно просили снабдить их такими таблетками. В случае захвата, настаивали они, приняв таблетку цианида, или L-Pill, как называли их американцы, можно было уйти от допроса и смертного приговора, вынеся его самому себе.

Прежде чем давать их агенту, в руководстве ЦРУ прошли продолжительные дебаты, участники которых осуждали все за и против такого метода. После долгих обсуждений руководство ЦРУ вынесло положительный вердикт. Капсулы с цианистым калием обычно были упрятаны в автоматические ручки. Укол острым пером обычно означал мгновенную смерть агента. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также