1
6916
Газета Реалии Интернет-версия

25.10.2019 00:01:00

Польша – враг или союзник Москвы во Второй мировой?

Истинная роль Варшавы в той войне освещена документально

Тэги: польша, россия, вторая мировая война, германия


29 октября 1939 года. Литовские танки окончательно занимают Вильнюсский край. Фото Федерального архива Германии

19 сентября 2019 года Европарламент 535 голосами против 66 принял резолюцию о «важности европейской памяти для будущего Европы». В ней зачинщиками Второй мировой войны объявлены Германия и Россия. Из резолюции вытекает, что страны Европы могут требовать пересмотра границ и выплаты Россией огромных репараций.

Как ни странно, эта резолюция мало отличается от официальной версии истории России. У нас считается, что злодей Гитлер напал на бедную и пушистую Польшу, а затем на западные демократии – Францию и Англию. Вдобавок со времен ХХ съезда КПСС регулярно поливается помоями Сталин. По версии нашей либеральной интеллигенции, в 1939 году за стол переговоров сели Сталин и Гитлер – два тирана, палача, убийцы миллионов людей. Ну а депутаты Европарламента просто довели эту версию до логического конца.

Менять границы РФ и платить контрибуцию не желают 99,9% россиян. А что же делать? Самый эффективный ответ – предать гласности подлинную историю Европы 1918–1945 годов. Поясню на примере Польши.

1 СЕНТЯБРЯ

Польское государство возникло в 1918 году на территории трех империй: Германской, Российской и Австро‑Венгерской. Поначалу в Польше была установлена советская власть – там возникло свыше 80 Советов во главе с левыми партиями.

Однако националисты, используя вооруженные формирования, созданные еще в 1915–1916 годах немцами и австро-венграми, попросту расправились с Советами.

Главарь националистов Юзеф Пилсудский 14 октября 1919 года провозгласил себя «начальником государства Польши» и приступил к созданию Речи Посполитой «от можа до можа», то есть от Балтики до Черного моря. Для этого он начал войну с немцами, литовцами, русскими и украинцами. Для маскировки пан Пилсудский придумал идею многонационального свободного демократического государства – Федерации Междуморье. На самом деле в этом государстве должны были всем править польские паны.

Создать Междуморье не удалось, но и так в большом государстве оказалось около половины неполяков – немцев, русских, украинцев, литовцев, евреев, кашубов, лемков и др. Все они были лишены не только политической, но и культурной автономии. И их принудительно записали в поляки, правда, второго сорта.

Тем не менее и в 1921–1939 годах Польша имела территориальные претензии ко всем государствам по периметру своих границ – к вольному городу Данцигу, Литве, СССР, Чехословакии и Германии.

1 сентября 1939 года Германия и Словакия объявили войну Польше. Это собиралась сделать и Литва, но ее остановила грозная нота из Москвы.

К 17 сентября польское правительство бежало, прихватив золотой запас, в Румынию. В этот же день части РККА начали освободительный поход в Западные Белоруссию и Украину. Польское командование отдало войскам приказ не оказывать сопротивления русским, а отходить в Румынию. То есть войны не было ни формально, ни фактически. Сопротивление оказывали лишь отдельные подразделения польской армии.

Большинство населения Западной Украины радовались приходу советских солдат. В ряде местечек Белоруссии священники встречали наши танки колокольным звоном. Однако помещики, полицейские, активисты Стрелецкого союза (аналога гитлеровского СС) и одураченные пропагандой гимназисты попытались вести партизанскую войну.

Банды поляков были быстро рассеяны, причем большую роль в их разгроме сыграло местное население. И украинцы, и белорусы не очень церемонились с офицерами и полицейскими. Позже эти бессудные расправы польские историки припишут Красной армии.

Румынские власти, пропустив через свою территорию польских министров, потребовали от них сложить полномочия. Из-за этого, а главное потеряв всякое доверие поляков, правительство, доведшее страну до катастрофы, попросту самоликвидировалось.

25 сентября президент Игнаций Мосцицький в соответствии с 13-й статьей Конституции назначил своим преемником Болеслава Веняву-Длугошовского, посла Польши в Италии. Сам же Мосцицький отправился на ПМЖ в Швейцарию. Однако французское правительство Венява-Длугошовский не устраивал, и от поляков потребовали назначить нового президента. Французы и назвали кандидатуру – Владислава Рачкевича, благо он находился под рукой в Париже. Премьер-министром, опять же с подачи французов, был назначен генерал Владислав Сикорский. Аугуст Залесский стал министром иностранных дел, Станислав Стронский – министром информации, а Адам Коц – министром финансов.

В октябре 1939 года в Париж приехал генерал Казимеж Сосновский, и президент Рачкевич назначил его своим преемником. Несколько позже, 9 декабря, министром внутренних дел стал Станислав Кот, близкий друг генерала Сикорского.

Резиденцией польского правительства стал старинный французский город Анжу (Анжер) в 300 км к юго-западу от Парижа. Таким образом, польское правительство было составлено французскими властями из «правильных» эмигрантов.

18 декабря 1939 года сие правительство издало Анжерскую декларацию, где говорилось, что Польша находится в состоянии войны с СССР. До этого о войне никто и не упоминал. Кстати, потом СССР так и не заключил с поляками мирный договор. Нынешнее правительство Польши считает себя правопреемником эмигрантского правительства, и следовательно, с правовой точки зрения мы по-прежнему находимся в состоянии войны с Польшей.

А чего так расшумелись ребята во дворце анжуйских герцогов? Их до глубины польской души возмутил вход танков в родной Вильно 22 октября. Причем танков не советских, а литовских! Советские танки вошли в Вильнюс 19 сентября, а 10 октября СССР передал Вильнюсскую область буржуазному литовскому правительству. И вот советские танки ушли, а взамен пришли два десятка литовских танков.

ВОЙНА

А что происходило в самой Польше после сентября 1939 года? 13 октября 1939 года в Польше был создан Союз вооруженной борьбы.

С января 1940 года Союз вооруженной борьбы был разделен на две части, действующие в германской и литовско-советской зонах оккупации («Креси Всходни»). Первую, с центром в Варшаве, возглавил полковник Стефан Ровецкий. Вторую, с центром во Львове – генерал Михал Токажевский-Карашевич. Общее руководство осуществлял генерал Казимир Соснковский.

В марте 1940 года генерала Михала Токажевского-Карашевича арестовали органы НКВД. Замечу, что наши органы имели все основания поставить Токажевского к стенке. Именно так поступали и англичане, и американцы, захватив в тылу диверсантов. Однако Токажевский просидел чуть больше года, а затем его отправили в армию генерала Андерса.

14 февраля 1942 года приказом премьер-министра правительства Польши в изгнании Владислава Сикорского Союз вооруженной борьбы был преобразован в Армию крайову, которая в отличие от «внешних» польских формирований в Великобритании и СССР считалась «внутренней армией» в бывших границах Республики Польша.

Правительство Польши считало основной задачей Армии Крайовой создание структур подпольной армии, накопление сил и захват власти в стране, когда «силы Германии надорвутся».

В конце 1939 года германские власти начали постепенно вывозить наиболее важные, с их точки зрения, предприятия из генерал-губернаторства. Так, с 26 октября 1939 года называлась оккупированная Польша. Однако уже в 1940 году процесс вывоза предприятий был приостановлен. А с началом войны с СССР польские предприятия, работавшие на вермахт, охватил экономический бум.

Польские разведчики постоянно докладывали в Лондон о расширении военной промышленности на территории Польши и неоднократно сообщали об открытии новых военных предприятий. Так, по их сведениям, в августе 1941 года усилиями немецких фирм «Даймлер-Бенц» и «БМВ» были открыты новые цеха по ремонту и наладке авиационных двигателей на заводах в Жешове.

ЭКОНОМИКА

В сентябре 1941 года варшавское химическое предприятие «Перун» получило указание оккупационных властей немедленно открыть свое отделение во Львове. Летом 1942 года заканчивалось строительство в Хжанове и Прушкове новых цехов по ремонту паровозов и локомотивов, которые должны были вступить в строй в октябре 1942 года. Реконструировались авиационные заводы в Будзине, эксплуатировавшиеся теперь фирмой «Хейнкель», разработан проект расширения бывших «Польских авиационных заводов» за счет предприятий в Дембице.

В агентурном донесении польской разведки в Лондон, анализирующем экономическую ситуацию губернаторства в третьем квартале 1942 года, говорилось о широко ведущемся дополнительном строительстве завода, выпускавшего локомотивы в Хжанове, на металлургическом заводе в Сосновце, а также об инвестициях Стараховицким заводам с целью увеличения здесь производства боеприпасов. В некоторых недействующих соляных копях Величии немцы разместили ряд подземных военных заводов.

Систематическая эмиссия злотого позволяла немцам покрывать огромные военные расходы, связанные с кредитами польским военным заводам и удовлетворением нужд расквартированных в губернаторстве немецких частей, увеличивать бюджетные военные расходы, делать вложения в казну Германии в виде «подарков» вермахту, содержать полицию, оплачивать так называемые оккупационные расходы. Причем суммы, которые тратило губернаторство на эти цели, из года в год возрастали. Например, на нужды расквартированной армии к концу 1940 года был затрачен 891 млн злотых, в 1941 году эта цифра увеличилась на 2,5 млрд злотых, а к концу 1942 года – еще на 2,8 млрд злотых.

Бюджетные расходы генерал-губернаторства на удовлетворение потребностей Германии в 1940 году составлял 181 млн злотых, в 1941 году – 733 млн, в 1942 году – 1 млрд злотых. Это означало, что за три года они возросли в пять раз, в то время как сам бюджет увеличился менее чем в два раза.

В 1942 году военные расходы составляли ⅓ всех расходов бюджета губернаторства. Только на содержание польской полиции в 1940 году было потрачено 166 млн злотых, в 1941-м – 203 млн, в 1942 году – 254 млн злотых.

В середине 1941 года в генерал-губернаторстве уже работали все польские довоенные авиационные заводы в Жешове, Радоме, Мельце, Окенце и других пунктах. На предприятиях Мельца, где по 11 часов в сутки трудились 2900 польских рабочих, был налажен выпуск новых тяжелых бомбардировщиков марки «Хейнкель-177» и «Хейнкель-219». На заводах в Окенце и Мельце немцы вели сборку авиационных двигателей.

ОРУЖИЕ ДЛЯ РЕЙХА

В октябре 1941 года в Окенце было собрано 153 двигателя, а за один месяц (с 16 апреля по 15 мая) весной 1942 года в Мельце выпустили 321 двигатель. Близость польских территорий к линии фронта и его тылам способствовала развитию здесь в эти годы ремонтного производства. Ремонтной базой для люфтваффе служили в первую очередь авиационные заводы губернаторства. В Мельце, например, весной 1942 года в течение одного только месяца было отремонтировано 1400 авиационных двигателей.

На нужды авиационной промышленности уходило 50% продукции металлургического завода в Стальевой Воле. Причем выпуск стали в губернаторстве за 1941–1942 годы возрос с 219 тыс. до 238 тыс. т, хотя довоенный уровень достигнут не был.

Боеприпасы и вооружение в генерал-губернаторстве изготовлял целый ряд заводов, и прежде всего военные заводы Скаржиско-Каменней. Здесь к октябрю 1941 года было произведено около 400 тыс. снарядов. Варшавская фирма «Авиа» в марте 1941 года приступила к производству автоматических бомбометателей и выполнила заказ на 2500 шт. Осенью 1941 года она получила заказ еще на 900 штук. Варшавское предприятие «Лильпоп» получило заказ на изготовление 24 тыс. корпусов мин. Первые партии продукции отправили в мае 1942 года Сосновецкие заводы, выпускавшие артиллерийское снаряжение и 2600 гранат в сутки. К маю 1942 года фабрика карабинов в Варшаве изготовила 107 противотанковых орудий.

Крупнейшими поставщиками боеприпасов были заводы в Радомском дистрикте и в Стараховицах. В Стараховицах на 1 января 1942 года было произведено 2,6 млн снарядов и гильз разных калибров. Осенью 1942 года здесь выпускали более 112 тыс. артиллерийских снарядов в месяц. Немецкая фирма «Штайер-Даймлер», обосновавшаяся в Радоме, с января по май 1942 года выпустила 43,5 тыс. винтовок и 20 тыс. пистолетов.

Выпуск танков для вермахта в 1941 году начал целый ряд заводов генерал-губернаторства. Среди них «Урсус», «Польске заклады инженерне» в Чеховицах около Варшавы и заводы Сосковца, где было занято в середине 1942 года 3,5 тыс. рабочих. Заказ на производство 900 танков получил «Урсус», который осенью 1941 года уже изготовил первую партию в 100 машин. На этом заводе немцы предполагали наладить производство 45 танков ежемесячно, но выпускали первые месяцы только по 20–25 машин. От 30 до 42 танков, при плане на осенние месяцы 1942 года 60 единиц, производил завод в Чеховицах летом 1942 года.

С конца 1942 года радиотехнические заводы «Польске заклады телефоничне» работали на полную мощность. На 1942 год немцы запланировали выпуск 40 тыс. радиоприемников марки «Телефункен», а также ежемесячный выпуск 200 полевых телефонов. Каждые четыре недели здесь изготовлялось 60 авиационных радиостанций. На предприятии было занято 1800 рабочих.

Основные оптические предприятия довоенной Польши, поступили в ведение фирмы «Цейс». Они теперь выпускали военные оптические приборы, главным образом оптическое оборудование для подводных лодок. Биноклей и прицелов выпускалось около 100 шт. в месяц. В сентябре 1941 года на предприятиях фирмы было занято 2800 человек, работавших в три смены.

По данным польского исследователя Т. Шретера, ссылающегося на архивные материалы, в губернаторстве было добыто железной руды (в тоннах) в 1940 году – 222 134, в 1941 году – 190 312, в 1942 году – 151 091. Другой польский историк, Ч. Мадайчик, приводит следующие данные (в тоннах): в 1940 году – 813 000, 1941 году – 906 000, 1942 году – 809 000.

Рассказ об экономических достижениях генерал-губернаторства, возможно, утомил некоторых читателей. Но без этих данных нельзя оценить польский вклад «в борьбу вермахта против коммунизма».

Бойцы Армии Крайовой, 1944 год.
Фото Мечислава Михальского
«СОПРОТИВЛЕНИЕ»

С другой стороны, объем производства в генерал-губернаторстве дает возможность объективно судить о роли АК в борьбе с немцами в 1941–1943 годах. Спору нет, были и нападения на немецкие посты, были и теракты, и саботаж. Но в основном подразделения АК выполняли приказ лондонского правительства: «Стоять с ружьем у ноги», то есть ждать, пока немцы и русские истощат свои силы.

В Восточных Кресах до 22 июня 1941 года подразделения АК вели боевые действия против РККА и НКВД, а с началом войны стали нападать на советские партизанские отряды. В самом же генерал-губернаторстве АК периодически вела боевые действия против польских партизан левого направления – Армии Людовой.

Характерный пример: только за один день, 7 октября 1943 года, во Влощовском уезде Келецкого воеводства бойцы отряда АК «Орел» убили шестерых активистов Польской рабочей партии (ППР), семерых бойцов Гвардии людовой, одного активиста «Батальонов хлопских» и троих солдат АК, «сотрудничавших с коммунистами».

20 октября 1943 года у деревни Дубинки Ивенецкого района батальон № 13 под командованием поручика Здислава Нуркевича по кличке Ночь захватил и расстрелял 10 партизан из еврейского партизанского отряда Шломы Зорина (отряд № 106). Прах убитых партизан в 1965 году был торжественно перезахоронен в Ивенце.

Только в Вильнюсской области в 1943 году советские партизаны потеряли в боях с АК 150 человек убитыми и ранеными и 100 человек пропали без вести.

В борьбе с советскими партизанами АК периодически заключала тактические союзы с немцами. Так, в декабре 1943 года командир Столбцовского соединения Армии крайовой А. Пильх (Гура) заключил с немцами договор о сотрудничестве в борьбе с советскими партизанами взамен на обеспечение его оружием.

22 декабря 1943 года в Лиде договор с немцами заключил командир Наднеманского соединения АК Ю. Свида (Лях), который на протяжении января–марта 1944 года получил от немцев пять партий оружия.

7 февраля 1944 года командующий Виленским округом АК полковник АК Александр Крыжановский (Вильк) заключил с немцами сделку о сотрудничестве в регионе Вильно: немцы снабжали поляков оружием, медикаментами, лечили раненых, а поляки выразили готовность оказать помощь в войне против большевиков, выделив для этой цели 18 пехотных батальонов. Для «испытания на прочность немецко-польского сотрудничества» Армия Крайова передала в подчинение немецкому командованию 3-ю Польскую партизанскую бригаду. Получив от немцев карты и разведданные, бригада по приказу немецкого командования атаковала белорусских партизан.

Армия Крайова, «державшая ружье у ноги», мало досаждала немцам, и те, в свою очередь, сквозь пальцы смотрели на формирование частей Армии Крайовой. Это только в нашем и польском кино в каждой оккупированной деревне стояли немецкие части, и не простые, а элитные. На экране мы видим дюжих парней из СС, много танков, и не каких-либо старых немецких Т-I или французских «Рено», а советских Т-34, «загримированных» под «Тигры» и «Королевские тигры».

На самом же деле в Польше и СССР в ряде районов на десятки километров не было немецких войск. Гарнизоны в тылу состояли из военнослужащих преклонного возраста и инвалидов. Поэтому Армия Крайова за два года существенно окрепла. Арсенал ее пополнился оружием бывшей польской армии, брошенным или спрятанным в 1939 году и немецким оружием, похищенным или купленным у оккупационных войск.

А с начала 1944 года американские летающие крепости «Либерейтор» Б-24, действовавшие с итальянских аэродромов, регулярно сбрасывали оружие на парашютах. Армия Крайова таким образом получила от западных союзников тысячи единиц легкого вооружения, включая минометы и крупнокалиберные пулеметы, а также современные мощные радиостанции. На парашютах сбрасывались и польские офицеры, прошедшие обучение диверсионной деятельности в Англии и США.

«БУРЯ»

Но, несмотря на все это, план «Буря» был, мягко говоря, утопией. Допускаю, что его можно было реализовать в 1939 году, когда бегущие польские части на десятки километров отрывались от своих преследователей. Но в 1944 году на Восточном фронте была совсем другая картина. Немцы сравнительно редко оставляли без боя населенные пункты. В большинстве случаев за каждый город шли упорные и кровопролитные бои, а германские войска постоянно переходили в контратаки.

Лондонское правительство готовило АК к операции «Буря». Согласно ему, части Армии Крайовой должны были при отступлении немцев занимать крупные города, создавая там гражданскую и военную администрации, подчиненные Лондону, и встречать советские войска в роли хозяев, то есть законных властей. Для реализации плана предполагалось привлечь до 80 тыс. членов Армии Крайовой, находившихся главным образом в восточных и юго-восточных воеводствах Польши и на территориях Литвы, Западной Украины и Западной Белоруссии.

Реализация плана «Буря» началась весной 1944 годана Волыни, а в июле продолжилась при освобождении Вильно (Вильнюса), Львова, ряда городов Люблинского и Жешовского воеводств. И во всех случаях эта операция потерпела полное фиаско.

Крупнейшей акцией Армии Крайовой в реализации плана «Буря» стало Варшавское восстание. План этой операции особо тщательно готовился в Лондоне как поляками, так и британскими спецслужбами. Около 40 тыс.  бойцов Армии Крайовой тайно проникли в столицу. В течение трех дней они должны были освободить от немцев Варшаву. После захвата мест, пригодных для посадки самолетов, из Лондона должно было быть переброшено эмигрантское правительство, а из Шотландии – воздушно-десантная польская бригада.

Советские войска к началу восстания (1 августа 1944 года) находились в нескольких десятках километров от Варшавы. И по расчетам польских генералов, части Красной армии, подойдя к столице, должны были обнаружить там законное правительство и не менее чем 100-тысячную польскую армию, состоявшую из бойцов АК, мобилизованных варшавян и переброшенных по воздуху солдат из Англии и Италии.

Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли ляхи про овраги. Германский гарнизон в Варшаве насчитывал 20 тыс. человек. И это были не 20 тыс. пехотинцев и танкистов, а 20 тыс. нестроевых солдат, полицейских, штабных чинов и т.д. В ходе восстания к 40 тыс. аковцев присоединилось около 20 тыс. варшавян. Тем не менее им не удалось взять под контроль весь город. Сотрудники большинства германских учреждений заняли круговую оборону своих зданий и продержались до подхода основных сил. Самая важная задача повстанцев – захват мостов через Вислу, связывающих Варшаву с ее предместьем Прагой, так и не была выполнена.

ВАРШАВСКОЕ ВОССТАНИЕ

Восстание продолжалось 63 дня. Погибли или пропали без вести 18 тыс. повстанцев. Около 25 тыс. было ранено, в том числе 6500 – тяжело. Погибли 180 тыс. мирных жителей Варшавы. Почти полностью был разрушен город.

Замечу, что отряды прокоммунистической Армии Людовой, принявшие участие в боях уже после начала восстания, сумели пробиться к советским войскам, но генерал Армии Крайовой Бур-Комаровский предпочел сдать свои части немцам.

Лондонские поляки, планируя Варшавское восстание, рассчитывали устроить конфликт между союзными державами.

Предположим на секунду, что план эмигрантского правительства в отношении Варшавы осуществился. Немцы в панике бежали, и не только польская столица, но и ее окрестности, включая Прагу, оказались в руках Армии Крайовой. Естественно, что авиация союзников перешла бы в перевозках грузов и людей в Варшаву от парашютирования к посадочному методу. В результате этого на аэродромах вблизи Варшавы скопились бы десятки бомбардировщиков США и Англии, а также их дальних истребителей сопровождения.

Перед Сталиным встала бы дилемма: или признать эмигрантское правительство в Варшаве, или начать полномасштабные действия против войск Армии Крайовой в этом районе.

Отдать Польшу лондонскому правительству было физически невозможно хотя бы из-за его непризнания новых границ СССР. Напомним, что отряды Армии Крайовой к 1 августа 1944 года фактически вели партизанскую войну против Красной армии на территории СССР.

В свою очередь, уничтожение в большом городе 100-тысячной польской армии потребовало бы несколько недель и участия нескольких советских армий, а то и фронтов. Нетрудно догадаться, как стали бы действовать американские и британские пилоты «Москито» при бомбардировке польских аэродромов в районе Варшавы советской авиацией. А нахальства и самоуверенности у этих ребят в августе 1944 года имелось через край. Ведь они – освободители Северной Африки, Италии, Франции, а тут их бомбят… Начались бы воздушные бои. Бомбардировщики Б-24 и Б-17 начали бы бомбить позиции советских войск – и пошло-поехало… Дальнейший сценарий третьей мировой войны я предлагаю продумать самим читателям.



ПОСЛЕ ПОБЕДЫ

9 мая 1945 года Красная армия закончила войну только с немцами. Что же касается АК и ее сторонников в Польше, то боевые действия продолжились еще несколько месяцев.

9 июня 1945 года глава военной миссии СССР в Польше генерал С. Шатилов писал, что «только за последний месяц убито, ранено, уведено бандитами в лес около 300 человек военнослужащих Красной армии», что «банды аковцев» останавливают поезда, грабят имущество репатриируемых в СССР, нападают на железнодорожные объекты, разрушают связь и т.п.

Свыше 75 лет поляки чуть ли не ежедневно твердят о 4 тыс. польских офицеров, якобы расстрелянных НКВД в Катыни. Но при этом никто из польских политиков и журналистов не вспоминает о 60 277 пленных поляках, оказавшихся в 1941–1945 годах в «сталинских лагерях». Из них 3126 умерли (почти столько, как в Катыни). Причина этого проста: всех этих поляков взяли на территории СССР в форме вермахта и СС. Таким образом, у нас польских пленных оказалось больше, чем пленных двух официально воевавших с СССР государств – Италии и Финляндии.

В этом мы не одиноки. Те же англичане только в Северо-Западной Европе среди взятых в плен военнослужащих вермахта обнаружили 68 693 поляка.

По разным подсчетам, на стороне Гитлера в вермахте и частях СС, «синей» полиции, полицейских батальонах и т.д. воевало от 800 тыс. до 1 млн  поляков. Причем никого насильно воевать не тащили. Но когда бравый пан доказывал, что он никакой не лях, а немец, тогда уж назвался груздем – полезай в кузов – или в вермахт, защищай фатерланд. В части СС, «синюю» полицию и полицейские батальоны немцы зачисляли только добровольцев.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


evgeny kulakov 10:35 26.10.2019

Тоже можно сказать про французских "союзниках", оказавшихся в вдобавок в числе победителей во Второй мировой. 40 тыс сражалось против Гитлера, а 40 миллионов поддерживали Петена и очень активно трудились на благо Германии. И зачем эти мифы в российском сознании поддерживать? Особенно принимая во внимание какую роль отвели СССР в этой войне в нынешней Европе?



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...